Полвека с королем инструментов

«Секреты» от Гарри Гродберга

20.04.2006 в 21:18

В Вербное воскресенье, совпадающее с католической Пасхой, в Концертном зале им.Чайковского очень символично звучал орган. И не только потому, что органная культура является неотъемлемой частью религиозных праздников католического христианства. Но и потому что этот концерт органной музыки стал завершением концертного сезона в Москве выдающегося российского органиста Гарри Яковлевича Гродберга. Уникальным был весь нынешний год, в котором музыкальная общественность чествовала музыканта в связи с 50-летним юбилеем служения в Московской государственной филармонии. Однако юбиляр не почивал на лаврах и представил 10 новых концертных программ, в которых прозвучала органная музыка трех веков — от барокко до современности, так что без преувеличения их можно назвать антологией органной музыки.

Этот заключительный концерт как в зеркале отражал весь музыкальный мир, окружающий исполнителя и его индивидуальный «космос»: восторженную и даже влюбленную публику, его способ построения программы, охватывающий весь путь развития органной музыки, его пластику и обаяние на сцене, его одухотворенную манеру исполнения. Все это могло привести стороннего наблюдателя, к примеру, не завсегдатая концертов Гарри Гродберга, в изумление. Зал полностью был наполнен публикой, самое поразительное, что процент немузыкантов в ней преобладал, а это сегодня такая редкость. Люди разных возрастов и различных социальных категорий с нетерпением толпились у входа в зал, и после прозвеневших звонков даже самые верхние этажи балконов оказались предметом некоторых споров и борьбы за места.

В программе этого концерта отразились многие таланты Гарри Гродберга. Первое, полностью баховское отделение, подтверждало его реноме признанного интерпретатора Баха и содержало одно из труднейших органных сочинений великого немца — Фантазию и фугу соль минор, созданную Бахом для прохождения конкурса на должность органиста. Второе отделение представляло летопись органной музыки XX века, центром которой, по мнению самого Гарри Яковлевича, являлось единственное органное сочинение О.Мессиана «Явление предвечной церкви», созданное композитором в 1932 году. Звучавшие после Мессиана сочинения — минималистский «Trivium» А.Пярта, хроматизированная «Всенощная» Б.Мартину и Соната итальянца Н.Рота, известного нам скорее по киномузыке, — убеждали и в другом признанном даровании Маэстро, в талантливом и глубоком исполнении современного репертуара, освещенном просветительской миссией. Завершали программу монументальные Прелюдия и фуга ми минор из цикла «Двадцать четыре прелюдии и фуги» Д.Шостаковича, как известно, созданного для фортепиано. Ми минорный цикл, наполненный сложнейшими полифоническими перипетиями, вдохновил Гарри Яковлевича на органную обработку, посвященную 100-летию со дня рождения композитора. К слову, все программы, исполняемые Гродбергом, звучат в его индивидуальной регистровке и постоянно находятся в процессе тембрового переосмысления.

Еще более интригующим стал момент окончания концертной программы, оказавшийся в результате новым витком в выступлении органиста. Если все звучавшее до этого воспринималось как монолог артиста, то теперь начиналось непосредственное общение музыканта со своими слушателями. Благодарная публика, как будто ждавшая этого момента, устроила громогласные овации и окружила любимого исполнителя благоухающими букетами. На что Гарри Яковлевич, как опытный маг, несколько раз «доставал» из своего репертуара исключительные музыкальные «изюминки»-бисы, усиливавшие восторг зала.

Так в чем же секрет такой успешности органной музыки? Почему она так нравится самой широкой публике? Да, звучность органа поражает воображение своей красочной, многотембровой палитрой и даже физически воздействует на слушателя низкими вибрирующими тонами во время длинных звуковых педалей. Звук органа пересекается, как это ни парадоксально, и с современной массовой культурой, наполненной как будто электронными звуковыми «слепками» с органных тембров. И поэтому, например, в звучании Сонаты Н.Рота всплывали музыкальные «оазисы», ассоциирующиеся с телевизионной культурой и даже поп-музыкой. Но, чтобы услышать это, нужно как минимум прийти на концерт.

Фанатичная деятельность Гарри Гродберга, который на протяжении всей своей жизни облагораживал «пустынное поле» органной музыки, каковой она была раньше, в результате изменила сам имидж инструмента в море музыкальных вкусов. Его обширная дискография вошла в дома простых любителей музыки, а первое знакомство с органными сочинениями Баха часто происходило именно в его интерпретации. Однако ренессанс «короля инструментов» стал еще более фундаментальным в связи с развитием отечественного органостроения, инициированным опять-таки безудержной активностью Гродберга. И сегодня установленный в КЗЧ гигантский орган чешской фирмы «Ригер-Клосс» обладает магнетическим звуком благодаря постоянной технической поддержке бригады мастеров под руководством Гарри Яковлевича. Самого юбиляра популярность органной музыки не удивляет, так как его полувековая творческая деятельность как раз и была направлена на то, чтобы сделать ее естественной составляющей современного музыкального пространства.

«Почему публика с легкостью воспринимает сложнейшие полифонические произведения? Ей не нужно вникать в теорию контрапункта и знать подробности строения фуги, все дело в магнетизме исполнителя, — говорит музыкант. — Вы посмотрите, с каким вниманием зал слушал сегодня Фантазию и фугу соль минор, эту труднейшую баховскую вещь. Я им подаю энергию этого сочинения, а они искренне, эмоционально принимают его. Органная музыка стала духовной необходимостью, что подтверждается полными залами на моих концертах. Я всю жизнь работал для популяризации органа, у меня нет тех материальных вещей, к которым стремятся обычные люди: машины, дачи... Я счастлив, что добился того, о чем я мечтал, и могу видеть результаты своих трудов. Популярность органа у современных композиторов также чрезвычайно велика. В результате я оказался своеобразным объектом „дикой охоты“ для желающих исполнить их сочинения».

На вопрос, в чем секрет его удивительного артистического успеха длиною в полвека (а ведь органное исполнение требует еще и большой физической выносливости и подготовки), Гарри Яковлевич процитировал слова Майи Плисецкой: «Мы все как букет разнообразных цветов. Постепенно цветы начинают увядать, и лишь один из них сохраняет свою свежесть очень долго. Так и мы все бесконечно разные, но одни при равных условиях остаются на гребне волне, а другие уходят... Но, знаете, я сам никогда не думал, что буду столько играть. Мог представить, что продолжу свою артистическую деятельность 20, 30, максимум 35 лет, но чтобы 50 лет оставаться на сцене, меня это самого удивляет. Думаю, что все дело в моей постоянной неудовлетворенности собой. Никогда не останавливался на достигнутом, и это все время стимулирует меня на новые поиски и непрерывные занятия».

Екатерина Ключникова

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Концертный зал имени Чайковского

Персоналии

Гарри Гродберг

просмотры: 172

реклама

вам может быть интересно

Двое за одним роялем Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Концертный зал имени Чайковского

Персоналии

Гарри Гродберг

просмотры: 172