Сновидение о Шостаковиче

«Концертгебау» сыграл премьеру нового опуса Елены Фирсовой

Празднование 100-летия со дня рождения Дмитрия Шостаковича ознаменовано появлением множества музыкальных посвящений великому мастеру. Творческие побуждения ряда композиторов были поддержаны заказами со стороны отдельных артистов и, главным образом, исполнительских коллективов. Некоторое время назад мне довелось присутствовать при первом исполнении такого опуса. Произведение написано живущим в Лондоне русским композитором Еленой Фирсовой по просьбе амстердамского «Концертгебау». Этот симфонический оркестр, один из самых прославленных в мире, ныне, как известно, успешно возглавляет Марис Янсонс. О том, какие изумительные музыканты тут играют, как прочен контакт коллектива со своим руководителем, каким динамизмом заряжено звучание, я могу судить по программе из сочинений Моцарта и Р.Штрауса, которую слушал несколько дней назад в Любеке, перед окончанием Шлезвиг-Гольштейнского фестиваля.

Премьера же сочинения Елены Фирсовой, на следующий вечер повторенная, состоялась несколько ранее в Амстердаме, в самом зале «Концертгебау». Название опуса — «Сад сновидений». Фирсова не стала писать «под Шостаковича», эта одночастная симфоническая пьеса — образец ее собственного стиля. Встречаясь перед концертами, как это принято во многих филармонических заведениях, с публикой, Елена Олеговна рассказала, что однажды ее муж, композитор Дмитрий Смирнов, поведал об увиденном им сне: бродя по таинственному саду, он постепенно осознал, что все цветы и диковинные растения вокруг — это d-es-c-h (Д.Ш. — инициалы Шостаковича, его звуковая монограмма, включенная им как лейтмотив в несколько важнейших произведений). Ей захотелось это сновидение запечатлеть музыкой. Мысль о мессианском явлении Шостаковича инкрустирована здесь в некий мистериальный контекст.

Это красивая и, несмотря на полуфантасмагорический характер, естественно развертывающаяся музыка. Причудливая игра тембров, изысканный оркестровый колорит — не оболочка, а сама суть сочинения. Композиция обнаруживает черты рондо, музыкальной формы, основывающейся на неоднократном возвращении исходного тематического материала. При этом на протяжении целого происходит постепенное нарастание динамики. Звуковая драматургия в значительной мере основана на сопоставлении незамкнутых, бесконечных мелодий с лаконичным «мотивом Шостаковича», который поначалу возникает едва заметно для слуха у бас-кларнета в самом низком регистре, а затем энергично утверждается. Его вариантные повторы обнаруживают заключенную в нем большую силу внушения, он словно бы вбирает в себя, ассимилирует, обобщает все сущее. Замысел этот воплощен Фирсовой с впечатляющим мастерством.

Оркестру сочинение понравилось — сужу об этом не только по аплодисментам, которыми он вместе с публикой награждал автора, но и по тому, с каким тщанием партитура была разучена, с какой отдачей сыграна. Дирижировал — это был его дебют в Амстердаме — Туган Сохиев. Ему 29 лет. Уроженец Северной Осетии, он успешно идет по пути, проложенному его старшими земляками Вероникой Дударовой и Валерием Гергиевым. Он учился у тех же, что и Гергиев, педагогов — А.Брискина и И.Мусина, стал известен после победы на международном конкурсе (имени Прокофьева в Петербурге), сейчас дирижирует в Мариинском театре. Несколько лет Сохиев руководил Национальной Оперой Уэльса в Кардиффе, а недавно стал первым приглашенным дирижером одного из лучших французских симфонических коллективов — Orchestre National du Capitole de Toulouse. В «Концертгебау» дирижер спускается к подиуму с балкона. Легко сбежав по лестнице, он начал дирижировать, и сразу же возникло ощущение надежности, стабильности: ситуация — под контролем маэстро, он не стушуется перед неожиданностями, не даст страстям завладеть им. При этом хорошо прослушивались сплетения инструментальных линий, и все было согрето теплом живого чувства.

Программа вечеров включала в себя еще Второй виолончельный концерт Шостаковича, где очень достойно солировал норвежец Трульс Мёрк, и Седьмую симфонию Прокофьева, которую Сохиев интерпретировал, приближаясь к светлановской традиции, открывая в лирике эпос. Оба произведения российских классиков ХХ века мало известны в Голландии, но были, как и сочинение Фирсовой, с энтузиазмом восприняты публикой, до предела дважды заполнившей зал.

В заключение мне хочется сообщить, что Е.Фирсова, как и Д.Смирнов, много и результативно работает. Среди событий творческой биографии Елены Олеговны — состоявшаяся три года назад в Берлине премьера положенного ею на музыку Реквиема Ахматовой, выход недавно в Бельгии альбома с записью трех камерных кантат на стихи Мандельштама — «Перед грозой», «Лесные прогулки» и «Земная жизнь». На состоявшемся недавно на юге Великобритании, в Дартингтоне, интернациональном фестивале сочинения обоих супругов были в центре музыкальной программы: прозвучало пять опусов Фирсовой и семь Смирнова. Там же их дочь Алиса, талантливая и уже достаточно известная пианистка, ныне взявшаяся за композиторское перо, впервые сыграла произведение, условно названное «Семейный концерт» для фортепиано с камерным ансамблем, также посвященное Шостаковичу. Первая часть, «Красные колокола», написана отцом, вторая, «Черные колокола», — матерью, а третья, «Синие колокола», — ею самой. Успех был невероятный! В фестивале принял участие и сын наших композиторов Филипп, даровитый художник, представивший экспозицию из десяти живописных работ, каждая из которых связана с одной из букв фамилии «Шостакович». 29 сентября в Бристоле на фестивале-конференции в честь Шостаковича впервые исполнено еще одно приношение Фирсовой великому мастеру — струнный квартет № 12 «Прощание».

Михаил Бялик

реклама

вам может быть интересно

На равных с мэтрами Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама