В спальню Штрауса с Александром Лазаревым

Александр Лазарев в последние годы нечасто появляется за дирижерским пультом какого-либо из столичных оркестров, не будучи ни с одним из них связан постоянными узами. Однако же имя маэстро в отличие от него самого постоянно присутствует в нашей музыкальной действительности. Его называли в числе первых, когда шесть лет назад менялось художественное руководство Большого театра (где лозунг «Вот придет Лазарев!» популярен никак не меньше лозунга «Вот придет Гергиев!»), его мечтали заполучить в ГАСО. Но если в Большом Лазарева побаиваются — и не зовут, то с ГАСО в нынешнем сезоне он все же выступит. Только что в ММДМ стартовал именной абонемент «Дирижирует Александр Лазарев», в котором задействованы три оркестра. Первый концерт, отданный целиком творчеству Рихарда Штрауса, прошел с НФОРом, затем будут ГАСО и РНО. Такого бенефиса маэстро удостоился спустя год с небольшим после своего 60-летнего юбилея.

Лазарев, кажется, уже пришел в профессию мастером. Вспоминается дебют 28-летнего дирижера в Большом театре (это был вердиевский «Дон Карлос» на сцене КДС), в котором он сразу же заявил о себе как о яркой личности и вполне зрелом музыканте. А всего полгода спустя последовала премьера прокофьевского «Игрока», после которой он получил признание в качестве одного из бесспорных лидеров нового поколения дирижеров. В Большом Лазарев проработал свыше двадцати лет, из коих последние семь — главным дирижером. Как у руководителя у него были не только достижения, но и серьезные просчеты, а под конец даже наступил определенный творческий спад. Поэтому вынужденный уход, для Большого оказавшийся невосполнимой утратой, для самого Лазарева стал благотворным. Увидев его за пультом после более чем десятилетнего перерыва (так уж сложилось), я получил возможность самому в этом убедиться.

Куда девалась та зажатость, что прежде нередко препятствовала маэстро достигать действительно выдающихся результатов? Видимо, жизнь и работа на Западе помогли ему внутренне раскрепоститься, обрести легкость в общении с музыкантами и даже артистизм, позволяющий ныне вполне успешно посягать на лавры Геннадия Рождественского.

Сперва, впрочем, Лазарев не менее успешно «посягнул» на лавры Валерия Гергиева, продемонстрировав в Увертюре на открытие венского Концертхауса сверхэнергетику и стремительно поворачиваясь вокруг оси, дабы одновременно дирижировать и основным оркестром, сидящим на эстраде, и теми музыкантами, что расположились на балконе.

Лазарев составил программу из тех произведений Рихарда Штрауса, что звучат достаточно редко. Упомянутую увертюру я даже и не припомню, чтобы кто-нибудь у нас исполнял, тем более что она требует рекордно большого состава оркестра (НФОРу даже пришлось специально для этого десятиминутного номера приглашать музыкантов со стороны). Но и юношеский Концерт для скрипки с оркестром, да и «Домашнюю симфонию» у нас услышишь нечасто.

В Скрипичном концерте солировала Алена Баева, которая и сама ненамного старше, чем был композитор в момент сочинения этого опуса. Несмотря на юный возраст, она уже не раз побеждала на международных конкурсах, успела завоевать титул звезды и одновременно репутацию серьезного художника-музыканта. Надо сказать, однако, что слышанный тремя неделями раньше в ее исполнении Скрипичный концерт Сибелиуса произвел куда более сильное впечатление, и не только по причине более высокого качества самой музыки. В Концерте Штрауса скрипачка, похоже, недостаточно подготовила музыкальный материал, и иные пассажи, технически весьма трудные, начиная уже с первого соло, вышли у нее несколько смазанными. Виртуозный финал в целом удался ей гораздо больше, чем первая часть, хотя и здесь еще кое-что казалось сырым. Совсем безупречно прозвучала у нее лишь медленная вторая часть, где Баева сумела в полной мере явить свою музыкантскую глубину и свой собственный «голос».

Главное в этот вечер происходило во втором отделении. И речь не только о самом исполнении «Домашней симфонии», поистине блистательном, но и о том, что ему предшествовало. Я уже говорил выше про лавры Рождественского. Ибо перед тем как сыграть симфонию, Лазарев устроил то, что в одно и то же время можно назвать и популяризаторской лекцией (сопровождаемой соответствующими музыкальными примерами в исполнении оркестра), и спектаклем одного актера. Прекрасно понимая, что абсолютное большинство сидящих в зале никогда этой симфонии не слышали, маэстро решил произвести своего рода «настройку», попутно поделившись собственными наблюдениями и открытиями относительно сочинения, в котором Рихард Штраус, по словам Ромена Роллана, «распахнул дверь в свою спальню». Это был нескончаемый каскад остроумия — когда добродушного, а когда и довольно язвительного, даже саркастического. Разоблачая — с цифрами (теми, что в партитуре) на устах — семейную идиллию композитора, Лазарев, казалось, одновременно сводит какие-то свои личные счеты с прекрасным полом...

Понятно, что не все акценты, какие дирижер расставлял в этом своеобразном «прологе», можно было ощутить в самом исполнении. Многие ассоциации так на словах и остались, но главная цель была достигнута: публика слушала «Домашнюю симфонию» с неослабевающим интересом, пытаясь «вычитать» в ней то, о чем говорил маэстро, а он время от времени ухитрялся еще и поглядывать в зал, как бы призывая обратить на тот или иной момент особое внимание.

Лазарев дирижировал «Домашнюю» с вдохновением и, особенно по контрасту с открывавшей программу увертюрой, на удивление мягко. Так же играл и оркестр, причем, в отличие от недавней «Альпийской симфонии» с Курентзисом, заметных помарок здесь практически не было. Может быть, как раз вот эта мягкость дирижерской манеры (ни в коей мере, впрочем, не тождественная расслабленности и тем более — расхлябанности) тому причиной? Музыкант, на которого слишком давят, чаще ошибается...

Приветствуя идею таких вот персональных дирижерских абонементов, хочется пожелать, чтобы они стали одной из традиций Дома музыки. Хорошо бы, например, вслед за лазаревским сделать аналогичный абонемент, посвященный его старшему коллеге Дмитрию Китаенко, давно исчезнувшему с наших горизонтов. А пока ММДМ 20 января дает второй концерт абонемента «Дирижирует Александр Лазарев». Как уже говорилось, в этот вечер маэстро выступит с ГАСО. Программа пока не объявлена.

Дмитрий Морозов

реклама

вам может быть интересно

Ленин в советской песне Классическая музыка