Грубая пища

«Ганнибал: Восхождение» Питера Уэббера

15.02.2007 в 20:06

«Ганнибал: Восхождение» Питера Уэббера

Во всей предыдущей ганнибалиаде случился прорыв для истории мирового экрана лишь с «Молчанием ягнят» Джонатана Демме, заслуженно взявшим пять «Оскаров». Первое знакомство публики с самым известным, по версии «American Film Institutе», кинозлодеем состоялось вообще двадцать лет назад в фильме Майкла Манна «Охотник на людей» (экранизации «Красного дракона» Томаса Харриса), где людоеда сыграл Брайан Кокс. Но в 1991-м «Молчание ягнят» с сэром Энтони Хопкинсом навсегда приворожило поклонников, не сильно расстроившихся впоследствии даже двумя малоудачными сиквелами. За исключением фильма Д.Демме остальные спродюсировал Дино Де Лаурентис, стремящийся выжать из бренда все возможное. Почти 90-летний киномагнат напрасно проигнорировал отрицательные рецензии американской критики на слабую финальную книгу Т.Харриса, переделанную им же в сценарий, повествующий о том, как все начиналось для юного Ганнибала Лектера.

И вот мировая премьера фильма «Ганнибал: Восхождение», которой фанаты серии ждали как события. Отдельные из отзывов именитых американских критиков гласят: мол, забудьте «Бората» (комедию о похождениях казахского журналиста), приквел «Ганнибала» — самый смешной фильм года. Его также можно рассматривать как одного из главных претендентов на «Золотую малину».

Оказывается, детские и отроческие годы юного Лектера могли сложиться иначе, если бы не нацисты, не голодные мародеры, сварившие похлебку из сестренки по имени Миша. А как все начиналось живописно (режиссер Уэббер прославился благодаря дебютной «Девушке с жемчужной сережкой», отмеченной действительно изрядным художественным вкусом): почти буколические картинки литовской природы 1944 года, восьмилетний Ганнибал играет близ родового замка (!), где позже будет размещен приют для беспризорников. Мама (настоящая литовка Ингеборга Дапкунайте отметилась в эпизодической роли матери юного маньяка) кличет сына домой, все вокруг счастливы и довольны. Но картинки идиллического детства обрываются вместе с появлением советского танка и мессершмиттов: родители будущего каннибала погибают под бомбежкой, а больная пневмонией сестренка, как было сказано выше, не вовремя встретилась озверевшим голодным литовским коллаборационистам. Интересно вольное обращение Харриса с историей: монстры на американской земле по определению не рождаются, а приходят на нее со стороны, из «империи зла», как здесь, в частности, из Литвы. В Каунасе, кстати, и съемки частично велись. В общем, душою Ганнибал «отморозился» в далеком1944-м, тогда же и отказал человекоподобным в праве на милосердие. Здесь много теней, черноты в ретроспекциях, картинка большей частью зернистая, как позже в кошмарных снах юного Лектера. Пройдя через испытание советским приютом, где Ганнибал впервые опробовал карательные функции таких предметов, как вилка с ножом, он бежит на Запад, добирается до Франции, где согласно адресу должен быть дом родного дядюшки. Но вместо дяди находит его вдову-японку из древнего самурайского рода (в этой пресной, бессодержательной роли вечно юная китаянка Гон Ли, которой следовало бы уволить своего агента за подобное предложение). Леди Мурасаки учит юношу хорошим манерам, прививает вкус к живописи, музыке и восточным искусствам: в ее доме в излишке боевых мечей, которые принято натирать гвоздичным маслом. В одной сцене Ганнибал примеряет на себя железную маску (весьма похожую на тот знаменитый намордник из «Молчания ягнят»), которая и скалится сейчас на нас с постеров фильма. А тем временем в окрестностях начинают находить обглоданные фрагменты тел бывших нацистов.

Молодого Ганнибала играет 22-летний француз Гаспар Уллиель, это его героя преданно разыскивала на фронтах Первой мировой Матильда — Одри Тоту в «Долгой помолвке», за ту роль Уллиель получил «Сезара» в номинации «Лучший кинодебют». Местами копируя знаковую, плотоядную улыбку сэра Хопкинса в роли Лектера, Уллиель добивается того, что признать его героя безопасным для общества может только слепец. Вот даже и детектор лжи юношу никак «считать» не может. И вообще здесь он — центральный персонаж, если в «Молчании ягнят» у любителя человечинки было лишь 18 процентов экранного времени, то в приквеле — все 90 процентов. Но вся загадочность поведения, вся непредсказуемость и иррациональность зла, что демонстрировала картина Д.Демме, в «Восхождении» отсутствует начисто. Невозможно представить, что из этого покалеченного детской травмой юноши, ушибленного идеей вендетты как топором, вырос тот монстр, которому любые клетки были нипочем. «Восхождение» демистифицирует образ Ганнибала Лектера, сводя его к примитивно-однозначному портрету маньяка, которому обязательно нужно свести счеты с теми, кто впервые накормил его не тем супом. Потому в фильме при отсутствии сколь-нибудь занимательной истории акцент приходится исключительно на «мочилово»; и, право, тоскливо следить, как подающий надежды студент-медик напрягает фантазию для того, чтобы умертвить особо изощренным способом очередную жертву. Чтобы съесть, и не под кьянти. Да и фантазии особой нет в наличии, одно лишь «мясо», его в картине в избытке. Как грубая калорийная пища, о которой в эстетских категориях любил рассуждать взрослый доктор Лектер — существо демоническое, непознаваемое.

Гастрономическое же задавило в фильме собственно историю, вытравив из антигероя толику интриги, подмененной здесь вульгарным психоанализом.

Беспомощны и смехотворны диалоги. «Вы свою семью видите по ночам, инспектор?» — вопрошает доброго служивого, предшественника Клариссы Старлинг, жертва Хиросимы — леди Мурасаки. «Да» — отвечает тот. — «И что вы делаете?» Или хнычет в тщетных надеждах освободиться очередной Ганнибалов должник: «Что я тебе сделал?» — «Кроме того что съел мою сестру, ровным счетом ничего», — получает ответ.

В итоге нам явлено зрелище вполне в духе какой-нибудь «Пилы» с психом, претендующим на роль супермена, почти из комикса. Вот только этот «Ганнибал» корреспондируется со своим взрослым предшественником так же, как «Супермен IV: квест за мир» соотносится с оригинальным «Суперменом». Кто-то остается гурманом, а кто-то выбирает трэш.

Оксана Гаврюшенко

Тип

статьи

Раздел

культура

просмотры: 624

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

культура

просмотры: 624