|

Противоположности сходятся

Завершился фестиваль памяти Олега Кагана

На Восьмом фестивале «Посвящение Олегу Кагану» была представлена музыка на любой вкус. Любителям проверенной классики — великолепная бетховенская программа, открывавшая фестиваль: Фортепианные концерты Бетховена, где солировала Элисо Вирсаладзе, и его же Первая симфония в интерпретации «Musica viva» под управлением Александра Рудина. Постоянный участник фестиваля, эстонский ансамбль «Hortus Musicus» под управлением А.Мустонена пригласил слушателей перелистать вместе с ним странички музыкальной истории. Публика побывала в Средневековье, представленном литургическими песнопениями Востока, потом слух услаждали изысканные светские миниатюры испанского Ренессанса и итальянского барокко. Интеллектуалам предлагался вечер инструментальных серенад Бетховена, Брамса, Мартину, исполненных блестящими музыкантскими составами во главе с неизменным художественным руководителем фестиваля Наталией Гутман.

Уже стало традицией отмечать особой программой день рождения Олега Кагана. В этот раз выбор произведения оказался идеальным: «Гольдберг-вариации» Баха (в версии для струнного трио Д.Ситковецкого), музыка невероятно красивая и в то же время полная мистических загадок и сложнейших полифонических структур.

«Гольдберг-вариации» (в оригинале написанные для клавесина) последнее время активно подвергаются различным аранжировкам. Пару лет назад Фестиваль «Возвращение» представил версию для трех духовых инструментов, сделанную А.Эшпаем. Сочетание скрипки, альта и виолончели дает, как показалось, большее тембральное разнообразие, сообщает теплоту и мягкость музыке.

Довольно неожиданно было услышать виолончелиста Мишу Майского, более известного в бунтарско-романтическом амплуа, в качестве барочника-аутентиста. Впрочем, как и скрипача Юлиана Рахлина и альтиста Максима Рысанова, чаще выступающих в репертуаре XIX — XX столетий. В их подходе к Баху чувствовалось желание достичь компромисса: жильные струны и барочные инструменты они не использовали, но во всем остальном — в артикуляции, штрихах, нюансах звукоизвлечения — стремились приблизиться к стилистике, описанной в трактатах той эпохи. Привлекательным моментом интерпретации стало то, что музыканты не скупились на эмоции, сумев найти баланс между «правильной» технологией и живым откликом на послание Баха, зашифрованное в «Гольдберг-вариациях». В какой-то момент у Юлиана Рахлина даже лопнула струна на скрипке, настолько силен был эмоциональный посыл. Можно сказать, что энергетика Рахлина, Рысанова и Майского помогла преодолеть публике, пришедшей в БЗК, сложности данного цикла, длившегося около полутора часов, и их интерпретация стала приметным событием фестиваля.

Закрытие фестиваля тоже было нерядовым. Наталия Гутман, Юрий Башмет и Теодор Курентзис за пультом «Новой России» — весьма интригующее сочетание индивидуальностей. Наталия Гутман солировала в Виолончельном концерте Элгара, и можно лишь в который раз восхититься естественности и содержательности ее игры. Скучному пафосу и тоскливой меланхолии, которые становятся в этом Концерте предметом культа некоторых виолончелистов, Гутман противопоставила мужественный жест и благородную кантилену. Как хороши были длинные гибкие фразы в медленной части, захватывающей своей томительной красотой; как рельефно вышел финал, с его арочной драматургией, когда в конце возвращается декламационная тема первой части; как тонко и продуманно в плане разнообразия динамики звучал инструмент Гутман!

Что касается взаимодействия солистки и дирижера, то надо отдать должное Курентзису, который стремился к максимальному ансамблю с Наталией Гутман. Порой Курентзису приходилось прибегать к сильной жестикуляции, чтобы, к примеру, добиться от оркестра синхронности замедлений, выхода из каденционных эпизодов. Конечно, не всегда размашистый дирижерский жест соответствовал настроению музыки, но, вероятно, для достижения качественного ансамбля все средства хороши.

После столь впечатляющей интерпретации вдвойне показалось уместно то поздравление с юбилеем Президента РФ, которое зачитал со сцены БЗК министр культуры Александр Соколов и вручил блистательной артистке орден «За заслуги перед Отечеством».

На этом сюрпризы вечера не закончились. Свет погас, и поплыли медленные воды «Стикса» Гии Канчели. Он — знаковый композитор на Фестивале «Посвящение Олегу Кагану». На уже упомянутом вечере «Hortus musicus» состоялась московская премьера пьесы «Ex contrario» («Из противоположности») для двух скрипок, струнного оркестра, синтезатора, бас-гитары и магнитофонной записи. Размышление о полюсах мироздания, будь то разные религии или миры живых и мертвых — магистральная тема творчества композитора. В «Стиксе» эти контрастные образы выражены через монологи альта, прерываемые сонористическими возгласами певцов. Юрий Башмет, Хоровая капелла имени Юрлова и музыканты «Новой России» под управлением Курентзиса прекрасно «срежиссировали» музыку Канчели, которая слушалась с неослабевающим интересом. А финальное погружение зала во тьму и вовсе воспринялось символически, почти что как эсхатологическое пророчество.

Евгения Кривицкая

реклама