Педагогическая поэма

Бенефис Николая Цискаридзе в Большом театре

22.05.2008 в 23:07

История балета не может похвастаться обилием мужских бенефисов (кавалеры обычно прощались ими со сценой и публикой), чаще их устраивали дамам. К концу века двадцатого можно было и вовсе констатировать гибель бенефисов, но двадцать первое столетие традицию оживило. Лидером в бенефисном движении справедливо можно назвать Николая Цискаридзе: в роли бенефицианта он выступил в 2006-м на Фестивале «Мариинский», под нынешний Новый год на сцене Музтеатра «примерил» образы Вацлава Нижинского. И вот — новый вечер титулованного премьера Большого, уже на родной сцене. Придумал его он сам, но не для того, чтобы установить еще более тесные отношения с публикой, она его и так обожает: билеты спрашивали еще у эскалаторов метро, и, что совсем нетипично, перекупщики их не предлагали (видимо, места разошлись заблаговременно). Приметы супераншлага наблюдались и в театре: зал ломился от дополнительно расставленных стульев, на ступеньках между рядами плотно сидели обладатели входных контрамарок. Участников вечера осыпали цветами: они летели через рампу и с ярусов.

У каждой эпохи — своя художественная иерархия. На одной из верхних позиций нынешней — Николай Цискаридзе, сегодня нет более популярного среди широких народных масс танцовщика. Имя Цискаридзе — бренд, и не только благодаря танцевальному дару, но и благодаря вовлеченности в активную внебалетную жизнь: гость самых разных телепрограмм, арбитр конкурсов бальных танцев, он пробует свои силы в мюзикле, в кукольном театре, проходит аттракционы «Форта Байярд», не пропускает важных светских мероприятий, делится тайнами закулисья.

Так выстраивается миф о Николае Цискаридзе. Одна из его страниц — рассказ о счастливце, которому довелось учиться у великих мастеров. Эта — педагогическая — тема стала основной для бенефицианта, умеющего интересно рассуждать о педагогической эстафете в балете. Посвящение вечера — не всем выдающимся учителям артиста, а трем великим наставникам, с именами которых связаны памятные даты нынешнего сезона. Десять лет назад ушла из жизни Галина Уланова, Марине Семеновой в последних числах мая исполнится 100 лет, а Николай Фадеечев отмечает 75-летие. Соответственно, и вечер состоял из трех отделений. Цискаридзе танцевал свои любимые партии. «Тени» из балета «Баядерка» Минкуса в хореографии Петипа — в честь Семеновой; «Нарцисса» на музыку Черепнина в постановке Голейзовского с юным танцовщиком готовила Уланова; балет «Пиковая дама» Пети на музыку Шестой симфонии Чайковского был посвящен его нынешнему педагогу Фадеечеву.

Интерпретируя столь разную хореографию, Николай Цискаридзе оставался самим собой. Танцовщиком феноменальной гибкости и красоты линий, поз, которые хочется запечатлевать для потомства, влюбленным в монологи и предпочитающим свое личное «актерское» высказывание диалогу и контексту спектакля. И хотя в такой калейдоскоп фрагменты сложились впервые, все роли танцовщик исполняет давно, и все они неоднократно рецензировались. Солор (одна из лучших партий Цискаридзе) из «Баядерки» был наиболее убедителен в этот вечер. Герой встречает свою возлюбленную, погибшую из-за его предательства, и дыхание его арабесков, прыжки, взрывающие сцену, стремительные вращения наполнены трагедией. Актерская патетика и зацикленность на собственных переживаниях легко «легли» на образ, самокопание в содеянном, а не последний разговор с любимой, становится главным смыслом. Стоит отметить великолепную балерину Галину Степаненко, танцевавшую с московским шиком и уникальной текстовой точностью, и замечательных солисток: Елену Андриенко, Марию Аллаш и в первую очередь Марию Александрову, безупречно исполнивших вариации (чего не скажешь об аморфном кордебалете).

Древнегреческий Нарцисс был исполнен приторной сладостью: он с наслаждением познавал свое тело, приходил в восторг от собственных движений, источающих сексуальные призывы. Сказать по совести, непростая философия Голейзовского была сведена к щекочущей душу мелодраме. Германн, принесший Цискаризде «Золотую Маску» и Госпремию, превратился из одержимого страстью игрока в сущего маньяка (похоже артист станцевал учителя-убийцу в «Уроке»). Двух безумцев — Германна и Графиню, продавших душу химерам, — за годы, прошедшие с премьеры, замечательные артисты повели разными путями: Илзе Лиепа отточила гротеск до символа, Николая «повлекло» к «психологической школе»: он хмурил брови, кривил оскал, горящий взор со злым прищуром не оставлял его персонажа и во время танца. Получился другой спектакль — более роковой, в котором утонченный артистизм покорился сентиментальному пафосу.

Главная — педагогическая — тема, дала в бенефисе еще один росток. На вечере бенефициант представил своего ученика — Артема Овчаренко, о его победе на конкурсе «Арабеск» газета писала в прошлом номере. Бенефициант представил и свою команду, видимо, близкую ему по духу: помимо уже перечисленных артистов, с полной отдачей танцевали Светлана Лунькина и Сергей Филин, Анастасия Горячева, Карим Абдуллин, Руслан Скворцов, а Надежда Грачева оказалась в нелучшей своей форме. Сам же Цискаридзе доказал, что он — не миф масскульта, а профессионал балетной сцены.

Елена Федоренко

Тип

рецензии

Раздел

балет

Театры и фестивали

Большой театр

Персоналии

Николай Цискаридзе

просмотры: 1557

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

балет

Театры и фестивали

Большой театр

Персоналии

Николай Цискаридзе

просмотры: 1557