Под знаком Феллини

Завершился «Московский форум»

09.10.2008 в 21:45

Неюбилейный, XI Международный фестиваль современной музыки «Московский форум» завершился в Рахманиновском зале Московской консерватории. В нынешнем году он был посвящен полуюбилею: 15-летию бессменного его участника — ансамбля «Студия новой музыки» (дирижер Игорь Дронов). А концептуально был выстроен вокруг темы взаимодействия составляющих ансамбль музыкантов — идея и название фестиваля этого года заимствованы из фильма Федерико Феллини «Репетиция оркестра».

По мнению художественного руководителя «Московского форума» и ансамбля «Студия новой музыки» Владимира Тарнопольского, проблематика этого фильма — известные противоречия между индивидуальными устремлениями солиста, коллективными установками оркестра и диктатом дирижера — актуальна и для сегодняшнего дня. И вот в «Студии новой музыки» на уровне небольшого коллектива отрабатывается собственная модель возможного разрешения этой проблемы. Как правило, программа вечера строилась по принципу: от соло и небольших ансамблей к более или менее полному составу «Студии новой музыки», что моделировало репетицию оркестра. Но в отношении качества исполнения, конечно, о репетиции говорить вряд ли стоит: «Студия новой музыки» — коллектив высокопрофессиональный.

Естественно, фестиваль открылся демонстрацией фильма Феллини — в «конспекте». В разные дни солировали Олег Танцов (кларнет), Анастасия Табанкова (гобой), Станислав Малышев (скрипка), Ольга Галочкина (виолончель), Мона Хаба (фортепиано, клавесин), Дмитрий Щёлкин (ударные), флейтистки Светлана Митряйкина и Марина Рубинштейн. Каждый вечер по своей концентрации — это фактически программа трех концертов. К тому же в рамках фестиваля прошли круглый стол «Современная музыка в современном обществе» и теоретическая конференция «Ранний русский авангард: премьеры, отложенные на столетие».

«Мы стараемся играть музыку, которая незаслуженно забыта», — сказал Владимир Тарнопольский со сцены. Подтверждением этих слов стали две российские премьеры — Камерная симфония Всеволода Задерацкого (1935) и «Исступление» Николая Обухова (1925) в переложении Элмера Шёнбергера для камерного оркестра с участием вокального ансамбля. Имя Николая Обухова малоизвестно российской публике, а между тем он — один из радикальных новаторов первой волны авангарда начала ХХ века. Его музыка во многом продолжает традиции Александра Скрябина и проникнута атмосферой русского мистицизма начала прошлого века, а его главное произведение — «Книга жизни» — воплощает идеи скрябинской Мистерии. Вместе с тем музыкальное видение и мышление Обухова глубоко индивидуальны, его музыка исследует предельные состояния души. Напротив, Камерная симфония Всеволода Задерацкого отражает реальность — современный композитору социалистический режим (в отличие от вовремя эмигрировавшего Обухова, Задерацкий успел вкусить всю «прелесть» общения с НКВД).

И все же в основном звучала более поздняя музыка авангарда и поставангарда — вплоть до наших дней. В том числе произведения современных российских композиторов, написанные специально для ансамбля «Студия новой музыки» и ему же посвященные — «Театр» Александра Вустина, «Амулет» Юрия Воронцова, «Векторное пространство» Сергея Павленко, «Ровность ночных пространств» Светланы Румянцевой, «Чевенгур» Владимира Тарнопольского. Из них впечатлили в первую очередь те, что связаны с пространством, причем если у Павленко эта субстанция ощущается чуть ли не на физическом уровне, то у Румянцевой пространство скорее мистическое, эзотерическое. И, кстати, совершенно не «ровное» (что, казалось бы, должно следовать из названия), а крайне асимметричное и во многом поэтому возбуждающее интерес непредсказуемостью формы. В отличие от этих двух российских премьер, сочинения Вустина и Тарнопольского исполнялись не раз, но каждое новое прочтение открывает новые грани композиторского замысла и поэтому слушается свежо. Особенно это касается «Чевенгура» Тарнопольского для сопрано и камерного оркестра (соло Светланы Савенко), где композитору удалось адекватно передать на языке современного музыкального искусства «неотесанность» интонации платоновской прозы.

Впрочем, были и другие современники и соотечественники, о которых нельзя не сказать. Юрий Каспаров представил цикл «Прелюдия — Токката — Фуга» для двух фортепиано (Мона Хаба и Михаил Дубов, мировая премьера), в котором, по его словам, реализуется идея «хаос — логос — космос». Интересно, что Фуга (то есть космос) по своей масштабности и массивности фактур во многом напоминает о грандиозной фуге Оливье Мессиана «Им было создано все» из фортепианного же цикла «Двадцать взглядов на младенца Иисуса».

«Лебединая песнь» Виктора Екимовского для струнного квартета — сочинение 12-летней давности, но слушается как написанное сейчас. Вообще у Екимовского целых три «Лебединых песни», та, что исполнялась — первая из них. Надо обладать незаурядной творческой смелостью, чтобы неоднократно сочинять композиции с подобным названием... По стилю первая «Лебединая песнь» — ностальгический неоромантизм с элементами концептуального инструментального театра: нотные листки, падающие на пол сцены, постепенно приобретают форму лебединых крыльев.

Безупречно выстроенный проект показали молодые композиторы группы «Пластика звука» Ольга Бочихина, Андрей Кулигин, Владимир Горлинский, Николай Хруст, Алексей Сысоев и Алексей Сюмак. Их произведения — своего рода рефлексии на «Формы в воздухе» (1915) Артура Лурье, исполненные в начале концерта Моной Хаба как своеобразный эталон.

Ну и, конечно, не были забыты классики — Альфред Шнитке и Эдисон Денисов.

Не менее интересные проекты составила новая и новейшая музыка Запада, хотя некоторые авангардные композиции, в которых на первом плане демонстрация приема, сегодня представляют, скорее, музейную ценность. Зато все так же остается актуальной музыка Яниса Ксенакиса и Мортона Фелдмана, Оливье Мессиана и Пьера Булеза. Не столь известны имена Джонатана Харвея и Сальваторе Шаррино: первый работает на пересечении европейского сознания и индийской философии, второй — в совершенно ином измерении, как бы балансирует на границе звука и тишины (та же музыка звучит и в шелесте звуков-фонем имени-фамилии композитора — Сальваторе Шаррино).

А заключительный вечер был посвящен еще одному юбилею: 50-летию австрийского ансамбля «Die Reihe». В исполнении авторитетного коллектива под руководством Роланда Фрайзитцера звучала музыка современных австрийских композиторов, сочиненная в этом году — шесть премьер. Это произведения авторства Ансельма Шауфлера, Норберта Штерка, Мануэлы Керер, Томаса Хайниша, Александра Вагендристела и Роланда Фрайзитцера, отсылающие либо к литературным, либо к визуальным первоисточникам. Мастерство солистов ансамбля такого уровня — дело само собой разумеющееся. Заметим только, что соответственно своему статусу музыканты играли не особенно напрягаясь, без излишних затрат энергии и без малейших признаков волнения, вольготно и получая стопроцентное удовольствие от самого процесса игры.

Все мероприятия фестиваля по традиции остаются бесплатными, собирая многочисленную аудиторию на столь элитарные проекты, и это делает честь организаторам. А иногда Рахманиновский зал бывает и вовсе переполнен: студенты, сидящие на подоконниках — визитная карточка «Московского форума».

Ирина Северина

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама