Фаринелли по-американски

Вивика Жено выступила в КЗЧ

Вивика Жено

Сольный концерт американской дивы, специализирующейся на музыке барокко и классике бельканто, завершил филармонический абонемент «Звезды мировой оперной сцены в Москве». Аккомпанировал примадонне Московский камерный оркестр «Musica viva», бразды правления которым на этот вечер взял испанский маэстро Карлос де Арагон.

В рамках своего московского дебюта Вивика Жено предложила слушателям весьма необычную для традиционных вокальных рециталов программу. В концерте не нашлось места ни одному общеизвестному меццо-сопрановому шлягеру, зато раритетов было исполнено более чем достаточно. В первом отделении звучала барочная музыка — арии из опер Генделя, Хассе и Вивальди, а после перерыва певица исполнила виртуозную кантату Россини «Жанна д’Арк», романс Миньон из оперы Тома «Миньон» и пару зажигательных номеров из испанских сарсуэл. Программа получилась деловито краткой, но стилистически разнообразной и дающей полное представление о возможностях исполнительницы, ее предпочтениях и репертуарных пристрастиях. Надо отдать должное оркестру «Musica viva», справившемуся с задачей аккомпаниатора блестяще: барочные сочинения в его исполнении звучали свежо, непосредственно и исключительно живо. Когда же пришла очередь Россини, Хименеса и Серрано, свою лепту в создание интерпретаций внес дирижер, под чьим руководством оркестр заиграл как-то по-южному ярко и темпераментно. Выступление самой «виновницы торжества» Вивики Жено было не столь однозначно удавшимся.

Певица начала концерт с той музыки, благодаря которой она и стала звездой (успех Жено принесли партии, в свое время предназначавшиеся для певцов-кастратов, а ее диск «Арии для Фаринелли» с сочинениями, написанными для самого знаменитого певца эпохи барокко, имел международный резонанс). С первых же нот арии Орландо из оперы Вивальди «Неистовый Орландо» Жено предъявила слушателям свой главный козырь: не самый большой, но на редкость подвижный, упругий и одинаково уверенно и ровно звучащий во всех регистрах голос. Впрочем, почти сразу стало казаться, что умение интонационно безупречно, без видимых усилий выпевать россыпь мелких нот — лишь приятное дополнение к совершенно особому тембру: матово-насыщенному, приятно закругленному и как будто светящемуся изнутри неяркими, но глубокими красками.

Этот необычный тембр в сочетании с техническим мастерством и безупречным чувством стиля и в самом деле заставил думать о легендарных мастерах прошлого, чьи голоса, как кажется, звучали совершенно иначе, чем сегодня. Из четырех арий, спетых в первом отделении, Жено особенно удалась ария Руджеро из оперы Генделя «Альцина». В ней певица окончательно освоилась на новой для себя сцене, распелась и показала настоящий вокальный класс. Второе отделение получилось менее эффектным. Слушатели успели привыкнуть к исполнительской манере дивы, и для поддержания эмоционального градуса требовалось уже нечто большее, чем просто голос. Однако свои главные достоинства певица продемонстрировала в первые полчаса и ничего принципиально нового предложить уже не смогла. Хотя репертуар, казалось, обещал открытие новых граней мастерства. Умения перевоплотиться в свою героиню и создать запоминающийся сценический образ, пусть и в пределах всего одной арии, Вивика Жено так и не явила. И последовавший Россини, и романс Миньон она исполняла так же, как и барочные арии, — с фирменным напором, деловито и спортивно, но довольно однообразно. Что в продолжительной кантате «Жанна д’Арк» — сочинении не особенно драматическом, но эффектно-театральном — было особенно заметно.

Завершить программу певица решила номерами из испанских сарсуэл. Более неудачной концовки для своего сольного концерта она вряд ли смогла бы придумать. Испанский задор одинаково не вязался ни с самой певицей (несмотря на знойную внешность, уроженка Аляски Вивика Жено в своей сдержанной исполнительской манере оказалась истинной северянкой и в попытках изобразить испанский темперамент выглядела бледно), ни с тем, что звучало в концерте ранее.

Казалось, певица и сама чувствовала, что финальная точка выглядит не слишком убедительно. Поэтому на бис все же приготовила Генделя (арию из «Орландо») и Россини («Итальянка в Алжире»). И вновь переборщила: одного фрагмента из «Орландо» было бы в самый раз, чтобы Вивика Жено осталась в памяти как первоклассная певица, чье пение все же не просто так сравнивают с искусством Фаринелли.

Елена Чишковская

Тип
Раздел
Коллективы

реклама