Александр Михайлов: «Я — кот, гуляющий сам по себе»

08.10.2009 в 20:43

Александр Михайлов

5 октября исполнилось 65 лет народному артисту России Александру Михайлову. Публика его любит. Сам он считает, что заслужил эту любовь тем, что работал честно, не халтурил, в чернухе не снимался. Но и талант в актерском деле — вещь не последняя, а талант у Михайлова штучный. В недавних кинематографических баталиях Михайлов вдруг проявил активность, стал ярым приверженцем идей Никиты Михалкова, чем многих удивил.

— Каково ваше отношение к ситуации в Союзе кинематографистов? Многие были удивлены и вашей позицией, и вашей активностью в данном вопросе.

— Я всегда верил Никите Михалкову. И верю. Когда он говорит: «Мне честь дороже, чем все остальное», — это правда. У него есть где зарабатывать деньги, и грабить для этого нищий кинематограф смысла нет. Безусловно, у Михалкова есть недостатки. Но никто не будет оспаривать, что он — талантливый человек. А талант в России всегда били и будут бить — это уже какая-то печальная закономерность.

Что касается съезда, все — свидетели того, как Михалков вытащил документы и обнародовал, кто есть кто. Он поначалу не хотел этого делать, чтобы лишний раз не унижать своих коллег. Но его затравили, а когда человека загоняют в угол, он способен пойти на все. И он пошел на то, чтобы публично открыть карты. В результате люди проголосовали за Михалкова.

— Александр Яковлевич, почему вы так редко снимаетесь сегодня?

— Уже нередко. Сыграл недавно деревенского старика в фильме под рабочим названием «Китайская бабушка». Кроме меня, в картине заняты Ирина Муравьева и Нина Русланова. Закончил съемки в телефильме «Разжалованный», который посвящен первым дням Великой Отечественной войны. Близка к завершению восьмисерийная картина «Круиз», где я играю бизнесмена с бурлацкими корнями. Боюсь говорить о сюжете и качестве фильма, потому что об этом не мне судить, но работалось интересно.

Причина, по которой я много лет не снимался, проста: не люблю горы трупов и моря крови. Никогда не соглашаюсь участвовать в подобных вещах, несмотря на неурядицы с финансами. Как и в рекламе. А купить пытаются часто. Недавно один известный банк предложил пятьдесят тысяч долларов за то, чтобы я сказал перед камерой три-четыре фразы. И хотя для меня это очень большие деньги, я не пошел.

— Кроме актерских работ, у вас есть еще и режиссерский опыт.

— Да какой опыт! У меня был всего один фильм «Только не уходи...», но он даже не предмет для разговора, так, проба пера. Однако не буду скрывать, режиссура мне любопытна. Может быть, это одна из причин, по которой я пошел преподавать. Поддавшись на уговоры Алексея Баталова, набрал курс во ВГИКе и теперь вижу, как многое можно из ребят сделать. Вдруг появится такой материал, что мурашки побегут по коже, и я перестану спать ночами? Вот тогда еще раз попробую что-то снять. Все-таки за плечами около пятидесяти картин и в основном главные роли. Думаю, получится, по крайней мере, небездарно.

— Ваша трудовая биография богата: вы были и помощником моториста, и матросом, и электриком. Пригодились ли полученные навыки в актерской профессии?

— Все помогает, все в копилку. Если ты впитываешь происходящее вокруг: и негатив, и позитив, — а потом пропускаешь через себя, через свою душу и нервы, это обязательно пригождается в профессии, выливается в работах. Особенно когда сценарий слаб. Тогда уж поневоле приходится насыщать роль за счет собственных ощущений.

— Многие критики выделяют вашу работу в фильме «Любовь и голуби». Мол, она сделана в непривычной для артиста Михайлова условной, почти гротесковой манере. Это была ваша придумка, или режиссер подсказал?

— Не так давно для передачи «Встречи на Моховой» с Андреем Ургантом тайно от меня записали интервью с Владимиром Меньшовым. Он сказал, что почти во всех актерских работах, сделанных в его картинах, чувствует свою руку. А вот работа Александра Михайлова в фильме «Любовь и голуби» — самостоятельна. Мне было приятно это услышать. Хотя Меньшов, безусловно, кокетничает: даже отбор дублей есть определенное режиссерское решение. Другой вопрос, что на съемочной площадке он давал возможность мыслить, а я люблю похулиганить и всегда придумываю десятки вариантов. Поэтому неуютно чувствую себя с режиссерами-диктаторами: вот есть прокрустово ложе, и ты, как хочешь, в него влезай. Если пальчики мешают, отрубим пальчики, а тут ножки отсечем. Нет, мне нужна свобода.

— Какую из ваших киноработ вы считаете самой удачной?

— Мне по-особенному дорог «Очарованный странник», Иван Флягин. Этот образ и характер у Лескова, на мой взгляд, всеобъемлющи. Тут и мудрость, и уход от мира, и познание высших истин. Да, он куролесил, но какое великое покаяние!.. Именно через очищение он и имеет право на монолог-обращение к людям: «Чего глядите? Вы бы Родине, как алтарю, служили, а то ныне все сукном торгуют».

— Несмотря на все опасности, сопряженные с репетициями и первыми спектаклями «Царя Иоанна Грозного» в Малом театре, когда вас дважды увозили в реанимацию, вы по-прежнему не хотите отказаться от этой роли. И даже приняли участие в исполнении оратории С.Прокофьева «Иван Грозный» в Ярославле.

— Да, Иван Васильевич давно со мной. Может быть, потому что, как сказал Георгий Васильевич Свиридов, посмотрев спектакль: «Ты не пошел по пути осуждения царя и издевательства над ним. Ты пошел по пути сострадания». По-моему, это самое главное.

— Однако нынешний Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл во время телевизионного проекта «Твое имя, Россия» настаивал на безнравственности Грозного.

— Ну это его точка зрения. У меня другая: Иван Грозный был очень нравственным человеком. Но, к сожалению, вокруг его фигуры слишком много вымыслов. Например, сына он не убивал, и это доказано. А вот то, что за сорок лет своего царствования Иван Васильевич казнил не более трех с половиной тысяч человек, в то время как Петр Первый, которого мы зовем великим, за одно лишь строительство Петербурга положил двести сорок тысяч человеческих жизней, — в расчет не принимается. Один мудрый философ говорил: «Престол каждого правителя определяется количеством крови». Значит, вопрос в том, сколько крови было им пролито, а также во благо или во зло были принесены эти жертвы народу и стране, которыми царь правил.

— Сериал «Есенин», в котором вы сыграли следователя Хлыстова, не ругал только ленивый. Между тем в отдельных эпизодах в горле вставал ком. И было понятно: что-то здесь не сложилось, не срослось... А как вы оцениваете конечный результат?

— Это яркий пример того, как можно испортить картину монтажом. Был отснят прекрасный материал, и Сергей Безруков, на мой взгляд, замечательно показал Есенина-поэта. Однако почти все сцены, где Есенин не пьет, не дерется и не бегает за юбками, вырезали. В результате получился дикий перекос, зато есенинская тема на телевидении теперь надолго закрыта.

— Вы возглавляете Межрегиональный фонд имени Михаила Евдокимова. Чем фонд занимается?

— Существует правительственная программа оздоровления нации. Об этом много говорят, но мало что делают. Михаил Евдокимов делал. Шестнадцать лет назад он на собственные деньги построил в родной деревне Верх-Обское стадион и заасфальтировал дороги, совершив тихий, но великий подвиг, — организовал фестиваль «Спорт и культура». Мы, его друзья, хотим не только сохранить память о Мише, но и продолжить его дело, поэтому в прошлом году фонд провел в Верх-Обском традиционный культурно-спортивный праздник. Этот фестиваль, придуманный Евдокимовым, имеет громадное значение для Сибири, Урала и Дальнего Востока. Собралось 35 юношеских футбольных команд, около 30 тысяч зрителей. Загорелая, красивая молодежь, которой не нужны ни алкоголь, ни наркотики. У них другие ценности.

Сегодня фонд приобрел государственный статус, что позволяет получать средства из федерального бюджета. Небольшие, конечно, только чтобы одну футбольную команду из Владивостока в Верх-Обское перевезти, но и на том спасибо. Потому что, сколько бы мы ни обращались к бизнесменам, никто ни копейки не дал. Им легче команду проституток в Куршавель вывезти. Слава богу, есть люди, которые могут помочь с чартерными рейсами. Но в основном свои деньги вкладываем. Иногда появляются хорошие ребята, не особенно богатые, но душой щедрые. Они помогают.

— Не удивительно, что при такой загруженности у вас не остается времени на новые роли в Малом театре.

— А я ушел из театра, четыре года назад. И теперь я — кот, гуляющий сам по себе. Хочу полетать по России, потом вернутся на сцену. Возьмет меня Юрий Соломин назад, буду рад. Не возьмет, не обижусь.

Кстати, недавно побывал на Северном полюсе. Уже второй раз туда летаю. Впрочем, это отдельная тема. Я безумно люблю Север, Сибирь, Дальний Восток. Люблю людей в этих местах. А к Москве так и не прикипел.

— Уж не собираетесь ли вы уйти из профессии?

— Ни в коем случае! Одно время я не в чести был, а сейчас и мои старые картины востребованы, и я сам понадобился.

Вера Звездова

Тип

интервью

Раздел

культура

просмотры: 658

реклама

вам может быть интересно

Кто такой Густаво Дудамель Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

культура

просмотры: 658