Ольга Аросева: непотопляемая пани

Ольга Аросева

«Вас годы не берут!» — говорит героине Ольги Аросевой один из персонажей спектакля Театра сатиры «Идеальное убийство». И впрямь, ни энергии, ни бодрости, ни оптимизма заводной и острой на язычок миссис Пайпер не занимать. Да и роль скромной уборщицы явно не в характере активной и авантюрной особы с задатками детектива в юбке, а точнее — в джинсовом комбинезоне на лямках, залихватском кепи и красных резиновых шлепанцах. Потому так азартно она принимается расследовать преступление, успевая по ходу дела язвительно и лукаво пококетничать со старым другом. Воспоминания, пробуждающие былую нежность и ревность, как и риск, связанный с поимкой убийцы, заряжают ее изрядной порцией адреналина, преображая в моложавую даму в элегантном костюме и кокетливом головном уборе с цветком из ажурной ленты. Кстати, шляпки являются давним пристрастием и самой актрисы, причем они не просто составляют часть ее гардероба, но нередко «играют» вместе с ней, как на сцене, так и на экране. За исключением подобных частностей грань между героинями и их создательницей, конечно же, всегда ощутима, хотя секрет обаяния у них, пожалуй, во многом схожий. А заключается он в умении вопреки всему культивировать в себе хорошее настроение, которое Ольга Аросева называет главным украшением женщины, считая своим самым счастливым качеством неспособность долго пребывать в состоянии подавленности, горя или болезни. Потому оптимистический настрой и не проходящий интерес к жизни заменяют ей все радикальные способы омоложения.

Вероятно, именно благодаря этим качествам Ольга Аросева выстаивала всякий раз, когда судьба заставляла ее начинать все сначала как в обычной жизни, так и в профессии. Не отступившись от репрессированного отца, она испытала все унижения и препоны, связанные с положением дочери «врага народа», но, словно наперекор всему, безоглядно бросилась в самый праздничный из всех жанров искусства, поступив в цирковое училище, где лихо крутила сальто и ходила по проволоке. Позднее, уже добившись немалых успехов в Ленинградском театре Комедии, Аросева снова отказалась публично отречься от опального Николая Акимова, предпочтя предательству уход и вернувшись в родную Москву, чтобы начать все с чистого листа в Театре сатиры. А сегодня, выходя на сцену в юбилейном обозрении «Триумф на Триумфальной», она демонстрирует актерские качества, являющиеся, по ее мнению, основополагающими для коллектива с таким названием: синтетичность, эстрадную раскованность и абсолютное чувство юмора.

Между тем личные, профессиональные успехи одной из ведущих актрис труппы, разумеется, внесли весомую лепту в триумфы звездных лет Театра сатиры. Ведь среди ее работ были роли в ныне уже легендарных спектаклях: леди Аттеруор в «Доме, где разбиваются сердца» Б.Шоу или Кукушкина в «Доходном месте» А.Н.Островского. Четко расставляя акценты, Аросева демонстрировала виртуозное владение жанром драматического фарса, соединяя дерзкую броскость формы с филигранной отделкой характера. В грибоедовском «Горе от ума» она представала неожиданной Хлестовой — не старухой, а дамой бальзаковского возраста, вздорной, забавно кокетливой и весьма привлекательной. Моложавой и элегантной, но всецело подчиненной власти «бешеных денег» была ее Чебоксарова в известной пьесе Островского. И даже входя в уже идущий знаменитый спектакль «Безумный день, или Женитьба Фигаро» Бомарше, актриса находила свой рисунок роли Марселины, чьи дерзость и ехидство резко сменялись материнской нежностью и заботой. На грани эксцентрики и драмы балансировала она и в образе хлопотливой, смешной и жалкой Серафимы Ильиничны из эрдмановского «Самоубийцы». И, конечно, настоящим открытием как чеховского образа, так и новых граней дарования самой актрисы стала роль Шарлотты в «Вишневом саде», чьи слова о бездомности и бесприютности, обращенные в спектакле к такому же, как она, отчаявшемуся, одинокому Фирсу, звучали пронзительно и трагично. А сама артистка окончательно сбрасывала маску пани Моники, так полюбившейся миллионам зрителей.

Впрочем, именно эта легкомысленно простодушная, взбалмошно напористая особа помогла Ольге Аросевой в период очередного трудного жизненного виража, связанного с досадным многолетним простоем в Театре cатиры. Хотя, конечно, небывалая популярность экранной героини надолго лишила актрису ролей иного плана. Ведь очень немногие режиссеры готовы были на такой риск, на какой пошел Эльдар Рязанов, решившийся предложить ей терпеливую и преданную Любу в картине «Берегись автомобиля» или скромную, тихую, но одновременно смелую и решительную Анну Павловну в «Стариках-разбойниках». К тому же и кинозрители тогда помнили Аросеву в основном по роли лихой, задорной Параси Никаноровны из «Трембиты», поскольку остро и гротескно сыгранная одесситка Ксидиас в «Интервенции» увидела свет лишь через двадцать лет после окончания съемок. И все-таки главная стихия Ольги Аросевой — театр, где в первую очередь благодаря ее участию существуют и редкие в наше время спектакли-долгожители. Так, в постановке «Как пришить старушку» по пьесе Д.Патрика она уже пятнадцать лет играет наивную и мудрую, игривую и добрую Памелу Кронки. Возможно, эта роль так дорога актрисе еще и общим с героиней мировосприятием, заключающимся в умении принимать жизнь с подкупающей открытостью и стойкостью, которые для самой Ольги Аросевой неизменно являются залогом молодости и привлекательности.

Марина Гаевская

Тип
Раздел

реклама

вам может быть интересно