Контракты по ниспадающей

Об оперной карьере Николая Баскова

Николай Басков

На днях весь Рунет облетела новина: Николая Баскова уволили «за непосещаемость» их Театра оперы и балета Республики Марий-Эл, что в её столице Йошкар-Оле. Охочие до сенсаций СМИ растиражировали это сообщение, хотя до того в их сводках Марийский оперный театр практически никогда не фигурировал. Оно и понятно, причина сенсации — «золотой голос России», каждый шаг которого отслеживает жёлтая и не очень жёлтая пресса.

Спустя несколько часов прокатилась вторая волна: худрук театра, бывший балетный премьер Большого Константин Иванов опроверг информацию, заявив, что ни о каком увольнении речи и быть не может. Просто срок контракта истёк, стороны остались взаимно довольны, но продлевать его не стали, поскольку у Баскова реально нет времени уделять должное внимание театру в Йошкар-Оле.

С виду всё вроде очень пристойно. А по сути?

История взлёта оперно-эстрадного идола Николая Баскова началась в конце 1990-х, когда студента Гнесинской академии стали усиленно раскручивать. Едва получив диплом, он по протекции тогдашнего председателя Государственной думы Геннадия Селезнёва был принят в штат столичного Большого театра. Уже тогда Басков не мог полноценно уделять время своей оперной карьере, поскольку его полностью поглотила попса.

В Большом он пел редко, исполнил за несколько лет пребывания в труппе всего три партии, по-настоящему значимой из них была только одна — Ленский, в которой Басков усиленно и безуспешно копировал Сергея Лемешева.

Вскоре он покидает труппу Большого, полностью погрузившись в мир эстрады. Но, видимо, Баскову всегда грело душу, что, хотя бы формально, он будет продолжать оставаться оперным исполнителем. Поэтому после Большого был контракт в Нижегородском театре оперы и балета, а потом и в Марийском. Если выстроить цепочку этих театров в соответствии с их рангом, то очевидно, что

оперная карьера Баскова развивается по нисходящей: первый театр России — крупный провинциальный театр с большими традициями в региональном мегаполисе — более скромный провинциальный театр в небольшом городе.

В обоих провинциальных театрах Басков появлялся ещё реже, чем в Большом, спев здесь всего несколько спектаклей за десять лет, причём преимущественно вновь только Ленского или какие-то концертные программы. Оно и понятно: когда же учить партии, когда твоё отполированное визажистами лицо не слезает с экранов ТВ? Поэтому уход Баскова из Нижнего, а теперь и из Йошкар-Олы вполне закономерен: пребывание в труппах этих театров было чистой формальностью — невзыскательные администраторы этих оперных домов держали певца в штате «для престижу», весьма ложно ими понимаемому. Потому что если бы понимали верно, то никогда бы на такое сотрудничество не пошли. Впрочем, ставить им в вину такую тактику слишком жестоко: уж коли Большой театр России не гнушался горлового зажатого пения на своих премьерах («Евгений Онегин» 2000 года, режиссёр Б. Покровский, дирижёр М. Эрмлер), то что взять с провинции?

В последнее время Николай Басков вновь стал проявлять интерес к опере.

Совсем недавно он пел в мировой премьере нового сочинения А. Журбина «Альберт и Жизель» на сцене столичной консерватории. Интересно, признаком чего является это стремление? Может быть, признаком клонящейся к закату эстрадной карьеры исполнителя, поскольку поверить в искренность его вдруг внезапно проснувшейся любви к высокому жанру может только очень наивный человек.

Фото из твиттера Николая Баскова

реклама

Ссылки по теме

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама