Зимний путь длиною в двадцать лет

«Богема» в театре Филармонико в Вероне

Ирина Сорокина, 29.12.2018 в 15:34

Преданные Владычице Опере вряд ли способны забывать юбилеи великих, всеми любимых и «запетых» творений: их, в сущности, не так уж и много, а произведения Джакомо Пуччини не слишком давно одно за другим праздновали столетний юбилей. Среди них всесветно воистину вечная и всесветно популярная «зимняя сказка» «Богема»; ее премьера состоялась первого февраля 1896 года в театре Реджо в Турине, и ровно сто лет спустя на сцене того же театра показали «Богему» с участием двух певцов, неразрывно связанных в жизни и на сцене, ныне уже перешедших в разряд легенд,— Миреллы Френи и Лучано Паваротти. Этот спектакль, по счастью, запечатлен на пленке.

Однако судьба его еще счастливее: постановке известного режиссера Джузеппе Патрони Гриффи уже 22 года, а она продолжает жить, ее не раз возобновляли, а ныне она открывает сезон в веронском театре Филармонико.

Старая туринская «Богема» может дать повод для размышлений на тему классических и традиционных постановок. Спектакль Патрони Гриффи, скорее, принадлежит ко второй категории, но, если быть полностью справедливым, его «Богема» олеографическая. «Картинка» неизменно красива и изрядно подсахарена, тон часто сбивается на бодренький. Олеографичность равно приятность, пожилой публике, заполняющей красно-золотой зал театра Филармонико, нравится, и отдельные зрители весьма живо реагируют на происходящее на сцене, выражая одобрение на местном диалекте женским прелестям певицы, исполняющей партию Мюзетты, или покашливая в момент драматического диалога Мими с Марселем в третьем действии, возможно, тем самым выражая солидарность тяжело больной героине.

«Богема» очень компактная опера (ее продолжительность около полутора часов), но спектакль Патрони Гриффи , возобновленный Стефано Треспиди, длится ровно три часа. «Вина» за то лежит на сценографе Альдо Терлицци Патрони Гриффи (см. примечание): каждая картина тщательно обрисовывает место действия (мансарда, Латинский квартал, застава д’Энфер, снова мансарда), и перемена декораций занимает немало времени. Сценограф, очевидно, влюблен в сентиментальную «зимнюю сказку» Пуччини, изображенное им проникнуто нежностью и ностальгией, мансарда чуть приукрашена, просторна и светла, и вовсе не производит впечатление ужасной нищеты, Латинский квартал сияет теплыми огнями, а сцена у заставы с эстетической точки зрения наиболее эффектна, в холодных голубых тонах, с падающими серебряными снежинками, которые порождают в душе зрителя щемящее ощущение.

Режиссура Патрони Гриффи крайне деликатна, почти не видна (надо принимать во внимание, что это восстановление, и вполне возможно, что детали мизансцен безвозвратно утеряны). Думается, что в свое время она была сосредоточена на работе с поющими актерами, коими были люди такого калибра, как Френи и Паваротти, а также Лучо Галло – Марсель, Аннализа Талиенто – Мюзетта и Пьетро Спаньоли – Шонар. В том зрелище, что предстает двадцать два года спустя на сцене театра Филармонико, очевидна недоработка, если не хаос, массовых сцен: в чудесной мозаике, коей является канун Рождества в Латинском квартале, кусочки не складываются в гармоничную картину, взрослый и детский хоры толпятся на авансцене, и ни один артист, кажется, не имеет четкого представления, где ему стоять и куда двигаться. Как если бы все эти массы остались «бесхозными».

Всё остальное зависит от солистов, молодых солистов, которые в целом справляются с поставленными перед ними задачами, хотя самой яркой кометой среди них блистает Мюзетта Валентины Мастранджело, которую природа наделила соответствующей роли прелестной капризницы внешностью, незаурядными актерскими способностями и ярким светлым голосом. Мастранджело проигрывает Мария Мудряк, исполнительница роли главной героини «Богемы».

Молодая певица из Павлодара, получившая образование в Миланской консерватории и поющая на престижных сценах, наделенная выразительной сценической внешностью и не лишенная обаяния, воистину редкий случай на оперной сцене, когда возраст исполнительницы совпадает с возрастом ее героинь, Адины, Норины, Виолетты, Мими. Маленькая темноволосая гризетка получается у нее убедительной, прелестный «микст» девичьей неуверенности, несколько преувеличенной чувствительности, робкого кокетства. Неоднозначное впечатление производит ее вокал. Голос Мудряк легко отнести к категории значительных, он без труда заполняет зал, и тембр его неплох, хотя и не исключителен. Однако неоднородность в звучании регистров очевидна, середина словно искусственно раздута, в то время как нижние ноты «провалены». Ухо слушателя силится получить удовольствие от пения Марии, но мгновение это так и не наступает.

Упреков заслуживает и Оресте Козимо, исполнитель партии Рудольфа. Молодой тенор из Калабрии, дебютирующий на сцене театра Филармонико, демонстрирует неплохой вокальный инструмент красивой темной окраски, порой радует тонкой фразировкой и верностью акцентов, но обнаруживает трудности в интонировании и «взбирании» на верхние ноты. Привыкшие к харизматичным фигурам в роли Рудольфа зрители разочарованы: молодой тенор вовсе лишен сценической привлекательности.

Среди остальных трех «мушкетеров», Джанфранко Монтрезор — вокально корректный, но лишенный обаяния Марсель — проигрывает раскованному и с красивым тембром голоса Бьяджо Риццути — Шонару и обладателю звучного и глубокого баса Романо Даль Дзово – Коллену.

Все исполнители маленьких ролей прекрасно вписываются в олеографическое зрелище и демонстрируют владение тонкой вокальной декламацией, — Роберто Аккурсо – Бенуа и Альциндор, Грегори Бонфитти – Парпиньоль, Николò Ригано – сержант таможни.

Дирижер Иван Франческо Чампа не нуждается ни в представлении, ни в рекламе; ныне это зрелый художник, стоящий за пультом престижных итальянских театров, в числе которых Реджо в Парме. Веронская «Богема» вряд ли способна навредить его высокой репутации, хотя в ней, наряду с корректным дирижированием, и проскальзывают недостатки: порой Чампа не в состоянии собрать воедино вверенные ему оркестровые и хоровые массы, порой звучание оркестра перекрывает голоса солистов, а отдельные фрагменты неоправданно ускорены.

Времена для оперы в Италии темные; родившаяся и утвердившаяся в Bel Paese Владычица приговорена на родине к почти жалкому существованию. Появление на сцене театра Филармонико «Богемы» двадцатидвухлетней давности из Турина не обошлось без неприятных событий: сначала объявили об отмене двух спектаклей по причине забастовки работников Fondazione Arena di Verona, но в конце концов ограничились отменой одного. Веронское оперное предприятие много лет находится в состоянии финансового кризиса, и конца ему не предвидится.

Новый оперный сезон должен был открыться в январе наступающего года оперой Бойто «Мефистофель», но его уже заменили на «Дон Жуана». Излишне добавлять, что на афише нет ни одной премьеры. А костюмы для «Богемы» взяты со склада Арена ди Верона.

Примечание:

Альдо Терлицци Патрони Гриффи был постоянным сотрудником режиссера Джузеппе Патрони Гриффи, который называл его «своим сценографом». Их творческий союз дополнился официальным усыновлением Терлицци известным режиссером. Отсюда тройная фамилия. Терлицци Патрони Гриффи был со своим приемных отцом до момента ухода того из жизни и пережил его ненадолго.

Фото: Ennevi

Партнер Belcanto.ru — Театральное бюро путешествий «Бинокль» — предлагает поклонникам театра организацию поездки и услуги по заказу билетов в театр Филармонико в Вероне, в Арена ди Верона, в театр Ла Скала, Ла Фениче, Римскую Оперу, Флорентийскую оперу, театр Сан-Карло, а также заказ билетов в итальянские концертные залы и на летние музыкальные фестивали.

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Филармонико в Вероне

Произведения

Богема

просмотры: 786



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть