Музыка Поленова в его храме

На фестивале «Век музыки в усадьбе Поленово»

«Век музыки в усадьбе Поленово» – тема Летнего международного фестиваля этого года (21 июня – 27 июля). В свое время программа его мероприятий была анонсирована на нашем интернет-портале, и априори каждое из них имело все основания стать по-своему привлекательным и художественно значимым. Однако путь из Москвы в Заокский район Тульской области, где находится усадьба Поленово, весьма неблизок, а из своего личного расписания автор настоящих заметок мог позволить себе вырвать лишь один день. В итоге из всего заявленного многообразия фестивальных событий нелегкие муки выбора остановили журналистский взор на дате 20 июля.

В этот день удалось побывать сразу на двух фестивальных мероприятиях, и первым стала лекция «Музыкальные аспекты творчества Василия Поленова в изобразительном искусстве, театре и архитектуре». С информативно емким и ярким рассказом, представив творчество художника в неожиданно новом комплексном ракурсе, выступила старший научный сотрудник Государственной Третьяковской галереи Элеонора Пастон. А интерес к ее лекции подогревался и тем, что она, известный специалист по творчеству В.Д. Поленова, еще и куратор его большой юбилейной выставки. Приуроченная к 175-летию со дня рождения великого русского художника, она пройдет в Москве в ГТГ на Крымском валу с 17 октября 2019-го по 16 февраля 2020 года (дизайнер выставки – Алексей Подкидышев).

Собственно, уже в самóй теме лекции, как оказалось после ее прослушивания, и был сокрыт ответ на вопрос, какой будет концепция этой выставки. Новый взгляд на творчество художника предстает в аспекте пронизывающей его музыкальности. Разнопланово-комплексный акцент на имени Василия Поленова (1844–1927) делается теперь не только как на художнике-профессионале, но и как на композиторе-любителе, что, в свою очередь, четко идет в русле тематики Летнего фестиваля в Поленово этого года, в рамках которого звучала и музыка самогó Поленова. Творчество художника сквозь многогранную призму его музыкальности рассматривается теперь как предтеча искусства русских художников Серебряного века, то есть творивших на рубеже веков и в первой половине XX века. Это и есть главный тезис лекции, это и есть суть концепции предстоящей выставки.

Поленов не сразу нашел свою тему в изобразительном искусстве, и этой темой стал для него пейзажно-бытовой жанр. Но в этом художнике второй половины XIX века, заставшем характéрные приметы fin de siècle, то есть перелома веков, и невольно связавшем в своем творчестве две исторические эпохи, всегда, даже в ранних его произведениях, отчетливо проступали черты уже мастера XX века! И новая большая выставка в ГТГ на Крымском валу, на которой будет представлено порядка 150 работ художника из разных музеев и коллекций, как раз и должна удивить авторской многоплановостью, в которой словно бы навеки застыла сама музыка цвета и света. В творчестве Поленова органично свободно уживаются искусство эстетики передвижников, пленэры (пейзажи и марины), натюрморты, портреты, евангельские сюжеты, академические формы исторических и психологических полотен, современные для него веяния западноевропейского искусства и его собственные смелые новации, неординарно ярко и мастерски привнесенные в «каноны» живописи…

Предстоящая выставка в ГТГ не обойдет и декорационно-оформительское творчество Поленова, в том числе и в сфере музыкального театра, начало которому положили первые домашние опыты в Абрамцевском художественном кружке, а продолжила деятельность в Московской частной русской опере Саввы Мамонтова. Не обойдутся стороной и элегантно «дерзкие» проекты-поиски художника в сфере архитектуры, с которыми связаны такие понятия, как «неорусский стиль» и «русский модерн». При этом важно, что все порывы его творчества, в основе которых – мировоззрение истинно русского человека и, в то же время, разностороннего космополита-интеллектуала, словно дышат внутренней музыкальностью, словно наполнены позитивом эмоций и гармонией самóй вселенной. Если художественное творчество для этого истинно самобытного мастера порой могло быть непростым и даже тернистым, а порой и приносящим разочарование, то лишь музыка, которой он отдавал себя на уровне «профессионального любительства», поддерживала и утешала его всегда…

На выставке этого года в Фахверковом сарае усадьбы Поленово, также посвященной 175-летию художника, огромнейший интерес вызвало издание (Москва, Печатня В. Гроссе) клавира первой оперы Василия Поленова, точнее – лирических картин из античной Греции «Призраки Эллады» на либретто Саввы Мамонтова (у Поленова, к слову, есть и другая, более поздняя, опера «Анна Бретонская»). Исправленная и дополненная редакция клавира (2018) – это уже второе издание (с рукописными правками Поленова на основе издания Печатни В. Гроссе) и совместный проект Музея-заповедника «Поленово» и Музея-усадьбы Сергея Рахманинова «Ивановка». Новый подзаголовок опуса – лирическая картина из античного мира в 3 действиях. Названный же выставочный экспонат открытого на первой странице клавира (страницы экспликации сцены и персонажей нет) – авторское издание (1912), но без указания года. А впервые «Призраки Эллады» с великолепной декорацией Поленова единожды были даны в Большом зале Московской консерватории в 1906 году силами ее педагогов и студентов. Особого успеха музыка сего опуса тогда не возымела, и всё держалось на художественном волшебстве сценографии, но премьера как сенсационно важный артефакт истории уважительного отношения к ней, несомненно, заслуживает!

На выставке в Поленово представлен клавир, но в нём указан также автор редакции и оркестровки – Михаил Букша. Партитура этого аранжировщика не сохранилась, и в наши дни если кто-то и пытается с этим опусом «что-то сделать», как, к примеру, в 2017 году в Тульском академическом театре драмы, прибегнувшем к явно компромиссному формату музыкально-драматического спектакля, то вынужден работать с клавиром, делая на его основе свои аранжировки. Кстати, на втором представлении в тарусском Народном доме в 1915 году, еще при жизни Поленова, оркестровка была уже другой – Виктора Кубацкого, но при этом известно, что ею композитор-художник остался весьма и весьма доволен.

В третий раз за всю свою историю «Призраки Эллады» прозвучали почти через сто лет в 2012 году в Воронежской филармонии. Академический оперный формат концертного исполнения потребовал времени для новой оркестровки, сделанной Натальей Горобец, так что на круг проекту предшествовала двухлетняя серьезная подготовка. А на выставке в ГТГ появится картина «Призраки Эллады», созданная по мотивам декорации к спектаклю, и это будет мультимедийная инсталляция на основе записи симфонического фрагмента из оперы в инструментальной редакции Калужского муниципального камерного оркестра с художественным руководителем и главным дирижером этого коллектива Гарри Азатовым.

В контексте выставки будет уделено внимание и весьма важной теме педагогической деятельности Поленова, и необычайно яркой странице его взаимоотношений с младшим для него поколением русских художников. Это вполне очевидно, ведь эстетическое кредо юбиляра, взращенное на культе красоты и чувственно полном погружении в мир не просто прекрасного, но непременно живого и подлинного, новому многочисленному поколению художников той эпохи – ученикам классов-мастерских Поленова в Московской академии художеств – было так дорого и близко! Пейзаж был основной дисциплиной, а натюрморт – факультативной, и свое собственное ощущение непреходящей силы красоты в искусстве Поленов выражал так: «Мне кажется, что искусство должно давать счастье и радость, иначе оно ничего не стóит». И поэтому световоздушное пространство гармонии его картин сродни сложному, но детально продуманному контрапункту музыки с той лишь разницей, что вместо звуков, записанных нотами, оттенки и краски Поленов помещает на холст.

В ожидании важного культурного события в жизни Москвы, которым обещает стать эта выставка, получить информацию об идейных ее установках из первых рук оказалось необычайно интересным! Подведение научной базы под явно новаторский в отечественном искусствоведении взгляд на художественное творчество Василия Поленова в аспекте его музыкальности произошло не где-нибудь и не как-нибудь иначе, а именно в контексте первых практических шагов в эту сторону Летнего фестиваля в усадьбе Поленово. Одной из его важнейших задач как раз и является возрождение музыки бывшего владельца и архитектора знаменитой усадьбы из небытия и возвращение ее людям. Так что, конечно же, эта связь далеко не случайна! А как ее продолжение с помощью сотрудников музея-заповедника «Поленово» на выставке в ГТГ будет представлена знаменитая поленовская диорама – серия светящихся рисованных картинок, объединенных темой кругосветного путешествия. Будет на выставке и большой архивный раздел (документы и фотографии).

Наследники Поленова для сохранения и пропаганды его творчества делают сегодня всё, от них зависящее, да и сама лишь идея проведения подобного фестиваля в ландшафте мемориальной усадьбы, который в этом году прошел уже в четвертый раз, – лучшее тому подтверждение! Уже четвертый год подряд эта идея находит полновесное музыкально-художественное наполнение, а сам проект поистине уникален! Через многообразие форм и подходов его ежегодных мероприятий тезис о музыкальности всего творчества Василия Поленова логически последовательно, действенно и познавательно широко претворяется на наших глазах в жизнь!

…Лекция Элеоноры Пастон перекинула связующий мостик ко второму мероприятию того же дня. Оно было заявлено как концерт «Песнопения Всенощного бдения» в Церкви Святой Троицы (Церкви Троицы Живоначальной) в близлежащем селе Бёхово. В рамках этого события в исполнении Вокального ансамбля Екатеринбургской духовной семинарии должна была прозвучать и музыка, написанная Поленовым. На деле же всё оказалось куда значительно серьезнее и основательнее! Мы стали прихожанами, участниками храмовой службы по полному православному канону, в данном случае – по канону Всенощного бдения, а в разряд однозначно нетривиальных событий фестиваля именно это попало потому, что в обиходе церковного богослужения наряду с музыкой сложившегося круга композиторов музыка Василия Поленова прозвучала впервые! Особую значимость этому мероприятию фестиваля придало то, что впервые исполненные духовные песнопения Поленова огласили храм, возведенный в 1904–1906 годах на средства самогó художника по его собственному архитектурному проекту.

Одним лишь Всенощным бдением вклад Вокального ансамбля Екатеринбургской духовной семинарии в фестивальную программу не ограничился. На следующий день при его участии в том же храме прошла утренняя Литургия (также с включением в нее музыки Поленова), а днем состоялся и не анонсированный в программе фестиваля мини-концерт в Большом доме усадьбы. Он прошел в просторном зале второго этажа, и в нём снова, но уже с художественно-целевым прицелом, звучала «воскресшая из небытия» духовная музыка Поленова. Идеальной «декорацией» для этого как раз и стал занимающий всю стену зала огромный черно-белый – тонированный углем – эскиз (1885) сáмой знаменитой картины Поленова «Христос и грешница» (1888). Этой осенью, что для такой большой картины едва ли не сенсация, на выставку в Москву из Петербурга – из Русского музея – пожалует и она!

Итак, поленовский «духовный зачин» состоялся, и самое время представить теперь художественного руководителя коллектива из Екатеринбурга Тихона Глинского. С ним на ходу удалось побеседовать сразу же после Всенощного бдения, но как жаль, что не удалось остаться на выступления Ансамбля на следующий день! Впрочем, организаторы фестиваля не забывают о его «видеолетописи», так что, Бог даст, с творческим отчетом и об этом знаковом событии смогут познакомиться многие…

– Тихон, скажите, с чего всё началось, как возникла сама идея обратиться к духовной музыке Василия Поленова?

– Всё началось с того, что Наталья Фёдоровна Поленова, директор Музея-заповедника «Поленово», приехала в прошлом году в Екатеринбургскую епархию, чтобы выступить в культурном центре «Россия – Моя история» с лекцией о евангельском цикле Василия Дмитриевича Поленова, то есть о его картинах, посвященных земной жизни Иисуса Христа. В их числе можно назвать и «Тайную вечерю», и «Воскрешение дочери Иаира», и множество других, и, конечно же, монументальное большое полотно «Христос и грешница» («Кто из вас без греха?»), занимающее в творчестве Поленова, посвященном христианской тематике, едва ли не центральное место. Тогда в Екатеринбурге мы стали слушателями потрясающе увлекательного рассказа, во время которого Наталья Фёдоровна упомянула о том, что свое истовое художественное служение христианской идее Поленов всегда мечтал воплотить не только в живописи, но и в музыке. Так я и узнал, что он, будучи композитором-любителем, написал два сборника православной духовной музыки для церковных богослужений, а также, что обе рукописи – «Всенощное бдение» и «Литургия» – хранятся в фондах Музея.

Музыкально-православным аспектом деятельности художника Поленова я поначалу заинтересовался на предмет написания в этом году курсовой работы по теме музыкального исследования. Я ведь сам родом из Тулы, и зимой, в начале этого года, был дома на каникулах. Однако еще в Екатеринбурге я договорился с Натальей Фёдоровной о том, что именно тогда и смогу посетить хранилище в Поленово: раритетные нотные рукописи мне очень хотелось увидеть своими глазами! Я приехал и провел здесь два дня, наполненных удивительными открытиями! Я тщательнейшим образом сфотографировал обе рукописи – и «Всенощное бдение», и «Литургию». Это стало волнующим, воистину незабываемым прикосновением к чему-то неведомому, но однозначно желанному для меня и дорогому!

И вот с февраля по июль включительно я с головой погрузился в изучение необычайно интересного музыкального материала, начав с того, что для удобства практической работы перевел его в электронный формат. Эти рукописи никогда не издавались, но оно и понятно, ведь ни один из сборников полностью не завершен: ряд произведений – номеров, входящих в них, – начат, но не закончен, а некоторые из них в корпусе того или иного сборника лишь обозначены, но самих этих номеров попросту нет. При изучении обеих рукописей, хотя входящие в них произведения не датированы, я обратил внимание на то, что Поленов начал писать эту музыку еще в царское время, но продолжал и после революции.

Об этом можно судить по его «Ектеньям», в которых прошения в то время звучат и за царя-государя, и за царицу, и за наследника, и за Святейший правительствующий синод. Об этом же можно судить и по песнопению «Утверди, Боже, святую православную веру православных христиан», в котором о царе также упоминается. А вывод о растянутости сочинения этой музыки на период до и после революции основан на том, что все строчки, так или иначе связанные с институтом самодержавия, в рукописях Поленова совершенно отчетливо зачеркнуты. Служба Всенощного бдения, как известно, состоит из двух частей – Вечерни и Утрени. Я же довольно основательно изучил пока песнопения поленовской «Вечерни»: они и стали темой моей курсовой работы. Так что музыковедческое изучение духовных сборников Поленова, конечно же, буду продолжать. Теперь у меня на очереди – песнопения «Утрени» из «Всенощного бдения», а после и «Литургии».

– А какие песнопения Поленова вошли в сегодняшнюю службу, в сегодняшнее Всенощное бдение, и почему именно они?

– Я очень надеюсь, что когда-нибудь состав нашего ансамбля расширится, и тогда мы сможем исполнить всю написанную Поленовым музыку как «Всенощного бдения», так и «Литургии». Однако нас сегодня лишь пятеро. Я пою партию баса, и одновременно с этим отец Корнилий, ректор Екатеринбургской духовной семинарии, назначил меня художественным руководителем. Даниил Захватошин – тенор. Наталья Никулина – альт. Анастасия Гизатулина – сопрано. Вадим Вагайцев – канонарх, чтец, и одновременно с этим ректор назначил его директором нашего коллектива. Как оказалось, таким малым составом певцов исполнить некоторые духовные произведения из обоих музыкальных сборников Поленова либо весьма проблематично, либо попросту невозможно.

Для полноценного звучания ряда его песнопений необходимы значительно бóльшие вокальные ресурсы, поэтому, объективно оценивая наши возможности, я как музыкант понимаю, что исполнять весь спектр новообретенной музыки нам пока еще рано. Это я вам очертил общую ситуацию, а что касается вашего вопроса, то из «Всенощного бдения» Поленова сегодня на службе мы исполнили практически все написанные им «Ектеньи», за исключением одной – второй «Великой ектеньи» из «Утрени». Прозвучали лишь первая «Великая ектенья» из «Вечерни» и все прочие «Ектеньи».

– А что из духовной музыки Поленова прозвучит завтра во время храмовой Литургии и на мини-концерте в Большом поленовском доме?

– По указаниям композитора, в его «Литургию» включена первая «Великая ектенья» из его «Всенощного бдения», так что третью «Великую ектенью» он сочинять не стал. Вот и мы в завтрашнее Литургическое богослужение также включаем его первую «Великую ектенью», а из «Литургии» Поленова на службе споем Трисвятое («Святый Боже»), Опевы Евангелия и «Аллилуия», которая идет после Апостола. В программу же дневного концерта в Большом доме усадьбы мы включили песнопение Поленова «Богородице Дево, радуйся!» из его «Всенощного бдения».

– Предварительно перекинувшись с вами парой слов, я понял, что в духовной музыке Поленова встречаются довольно необычные для современного православно-церковного обихода гармонии. Имелось в виду, гармонии православно-русские?

– Не только русские: встречаются даже и западноевропейские! В некоторых номерах, например, в начале Херувимской («Иже Херувимы»), Поленов абсолютно четко и весьма интересно использует органный пункт. Православной духовной музыке он, в целом, не свойственен, но в Литургическую службу мы не берем это произведение вовсе не по этой причине, а из-за малочисленности состава нашего Ансамбля – того, о чём я уже говорил. Дошедшие до нас в составе двух сборников духовные произведения Поленова построены на привычном сегодня для нас четырехголосии. Однако в составе его «Всенощного бдения» есть псалом «Господи, воззвах», предстающий не иначе как неожиданной загадкой, ибо написан он в расчете на трехголосие!

На то, что сегодня принято в православном богослужении, это полностью авторское сочинение Поленова абсолютно не похоже, но, поначалу загоревшись идеей его исполнить, мы проконсультировались с маститыми регентами нашей семинарии. И все они сказали, что это произведение включать в церковную службу всё же нежелательно, ибо оно противоречит церковному уставу и самому чину православного богослужения, нарушать которые нельзя. Так что этот частный вопрос пока остается открытым, и консультации по нему со специалистами в области православной музыки, несомненно, будут продолжены.

– Православные церковные устои – сфера, несомненно, серьезная и внушающая уважение, но, как я понимаю, Поленовым написаны такие образцы духовной музыки, которые априори достойны быть исполненными…

– Безусловно, исполнять их надо! Это совершенно необходимо, ведь в числе духовных произведений Поленова, которые с «проблемой соответствия» не сталкиваются, есть много прекрасной музыки, и спеть их – задача вполне посильная! Так, во «Всенощном бдении» у него есть песнь «Ныне отпущаеши». Это красивейшее произведение написано для хора с соло баритона, но исполнить его нам не позволяет лишь наш маленький состав.

– А если абстрагироваться и рассматривать духовные произведения Поленова вне контекста церковного обихода, то можно ли их, по вашему мнению, при наличии смешанного хора и солистов, если они необходимы, исполнять в формате светского концерта?

– Можно, и такую «концертную» музыку вы найдете в обоих поленовских сборниках. Да, собственно, это вся их музыка и есть! Возьмите, к примеру, уже названные «Ныне отпущаеши», «Иже Херувимы» и «Богородице Дево, радуйся!», добавьте к ним «Отче наш» из «Всенощного бдения» – и даже лишь на одном этом вы получите необычайно привлекательный концертный блок! С нашими скромными ресурсными возможностями мы находимся лишь в начале пути, но ведь, как говорится, лиха беда начало!..

– Духовные произведения Поленова, как мы выяснили, способны приносить порой неожиданные сюрпризы. А в чём сложность и непривычность для певцов, исполняющих эту музыку?

– Дело в том, что мы привыкли к обычному построению музыкальной фразы: тоника – субдоминанта – доминанта, а вместо этого Поленов постоянно задействует переходные напевы, практикует неожиданные, необычные переходы в другую тональность. К примеру, в одной из поленовских просительных «Ектений» ответ на прошение мы начинаем в светлом мажоре, а заканчиваем уже в миноре! И такой резкий переход из мажора в минор современным гармониям, конечно же, заведомо противоречит. В сегодняшнем церковном обиходе мы привыкли к традиционным устоям и заученной музыкальной простоте, но музыка Поленова дает новое впечатляюще свежее богатство удивительно живых гармоний. Как назвать их в наши дни – новыми, «забытыми старыми» или даже «старинными», вспоминая об органном пункте «Херувимской», – не так уж и важно, а важен лишь итог. Да: всё это непривычно для певцов, но, с точки зрения традиций православной духовной музыки, именно эти музыкальные «новации» Поленова никаких препон не вызывают.

– Вы упомянули, что родом из Тулы, а почему же учитесь в Екатеринбурге?

– Действительно, туляк в нашем ансамбле я один. Все остальные – с Урала. Однако так сложилось, что на Урале оказался и я. В Туле я окончил общеобразовательную школу, и после этого обратился к отцам-наставникам в Тульской духовной семинарии, заявив о своем желании в ней учиться и давно уже избрав для себя стезю духовного служения. О ней я знал с детства, и в своем выборе никогда не сомневался. Священником был мой отец, а через священнослужительство прошли и его предки. В Тульской духовной семинарии мне сказали, что сначала необходимо получить светское образование, и тогда я окончил Тульский колледж искусств имени Даргомыжского.

К моменту его окончания над Тульской духовной семинарией нависла реальная угроза закрытия: на большой штат преподавателей в ней было тогда очень мало студентов. Узнав об этом, я решил не рисковать и поступать в другом месте. Должен заметить, что ситуация в Тульской духовной семинарии сегодня изменилась к лучшему, и ее престиж высок снова, чему я безмерно рад! В жизни на всё воля Божья, и я надеюсь, что мои жизненные пути в будущем всё же смогут в том или ином качестве привести меня туда. Но как бы то ни было, два года назад я успешно поступил на подготовительный курс Екатеринбургской духовной семинарии, а в прошлом году – и в нее саму, так что в настоящий момент я уже перешел на второй курс.

И вот теперь очередные каникулы, и я снова в Поленово, но уже как участник Летнего международного музыкального фестиваля. И в связи с этим сразу же должен с огромной благодарностью и признательностью сказать, что поездка нашего ансамбля на фестиваль в Поленово стала возможной лишь при личном содействии Митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла: из Екатеринбурга в Москву мы смогли добраться и вернемся назад при полной финансовой поддержке Екатеринбургской епархии. Безмерно благодарю директоров Музея-заповедника Наталью Фёдоровну Поленову и Наталью Николаевну Грамолину за приглашение на фестиваль, а также отца Корнилия за прослушивание наших репетиций и теплые напутственные слова. Пути Господни неисповедимы, ведь именно на базе Екатеринбургской духовной семинарии и возник наш ансамбль. Пожалуй, и вправду стоило уехать на Урал, чтобы в составе ансамбля вернуться в родные пенаты на музыкальный фестиваль на берегах Оки!

Фото Глеба Анфилова (предоставлены пресс-службой Музея-заповедника «Поленово»)

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама