Мировая премьера балета Джона Ноймайера «Стеклянный зверинец»

Кажется, что невозможно лучше поставить «пьесу-воспоминание» Теннесси Уильямса «Стеклянный зверинец», чем это удалось сделать Джону Ноймайеру. Гамбургский хореограф подчеркнул автобиографические элементы, содержащиеся в пьесе, но, в то же время, мастерски передал главную здесь для Уильямса сновидческую размерность, со всей сентиментальностью и метафоричностью.

Разумеется, Ноймайер в полной мере учёл все ремарки, сделанные Теннесси Уильямсом, например: «Память требует поэтической вольности. Она опускает некоторые детали; другие, наоборот, преувеличивает в соответствии с эмоциональной ценностью предмета, ибо память в основном исходит из сердца. Поэтому внутреннее убранство освещено тускло и поэтично».

Персонажи выходят из глубин памяти и проступают на синем сумрачном фоне; на этажерке сверкают прозрачные фигурки; оркестровая яма сверху затянута чёрной полупрозрачной тканью.

Теннесси (Эдвин Ревазов) — художник, вспоминающий эпизод из истории своей семьи в попытке «обрести время»; он одновременно и автор, и действующее лицо (Том) — «раздваивается» и сидит со своими персонажами за ужином.

Автобиографичность подчёркивается, например, тем, что вводится такой персонаж, как Оззи (Стейси Денхам) — темнокожая няня Теннесси и его сестры Роуз, или тем, что главную героиню зовут не просто Лора, как в пьесе, а Лора Роуз.

Балет ставился на Алину Кожокару, и в роли Лоры Роуз она превзошла все возможные ожидания, создав невыносимо трогательный образ, невероятный по силе эмоционального воздействия, сделанный без жалости к зрителям.

У Лоры одна нога была чуть-чуть короче другой, поэтому у Лоры Роуз на правой ноге туфля с каблуком. На обеих пуантах она танцует только в своих фантазиях. Робкая и беспомощная, Лора Роуз проявляет свои душевные качества, когда дарит единорога, ставшего после падения обычной лошадкой, человеку, который не способен оценить этот жест — в этот момент трудно не зарыдать.

В пьесе Теннесси Уильямса всего четыре действующих лица в маленькой квартире, Ноймайер же поставил себе задачу «сделать из квартета оркестр». Так, он показывает, как бессмысленно течёт время на обувной фабрике, где Том пытается выкроить минуту для рисования и поднимает стол головой. В ряд выстраиваются строгие машинистки на курсах, где один раз появилась Лора Роуз — по пьесе, они должны были возникнуть на экране. Многочисленные поклонники с букетами возникают из прошлого Аманды (Патриция Фриза), теперь пытающейся на улице продавать женские журналы с тележкой и в чёрных очках. Всё бурлит в данс-холле в здании напротив; чирлидерши скачут на баскетбольном матче.

Конечно, Ноймайер использует проекционный экран, как того и хотел Теннесси Уильямс, предчувствуя неизбежность современного театра. Во время танца Лоры Роуз с единорогом (Давид Родригес) — её любимым стеклянным зверем - осколки, плавающие на тёмном фоне, помогают погрузится в искрящийся мир, в котором эта девушка — Голубая Роза - пребывает охотнее всего. Вместо курсов машинисток Лора Роуз ходит в кино: на экране поцелуй Скарлетт и Ретта Батлера из фильма «Унесённые ветром» превращается в собственный поцелуй Лоры Роуз с баскетболистом Джимом (Кристофер Эванс).

Ноймайер, как правило, не вписывает движения в музыку, и здесь она тоже, скорее, создаёт атмосферу и настроение, служит ещё одной метафорой. События на сцене перетекают друг в друга в сопровождении произведений Чарлза Айвза; неудержимый бег времени символизируют «Часы» Филиппа Гласса; «визитёр» Джим оживляет невесёлое семейное общество под музыку Неда Рорема; грамофонные пластинки проигрываются на виктороле, которую в пьесе так любит слушать Лора. Дирижёр — Саймон Хьюит.

Метафору стекла Ноймайер использует неоднократно. Например, Том словно находится в стеклянном ящике («Ты знаешь, не надо много ума, чтобы попасть в заколоченный гроб, Лора. Но кто, черт возьми, когда-нибудь выбирался из него, не сдвинув ни одного гвоздя?»); он «ходит» руками по стеклу в поисках выхода.

Исходя из биографии Теннесси Уильямса, Ноймайер даёт нам ответ на вопрос, куда на самом деле ходил Том, когда уверял, что чуть ли не полночи сидел в кино — в гей-бар. Центральную роль в этой сцене исполняет Марк Юбете — артист с наиболее сильной эротической аурой в гамбургской балетной труппе. В гей-баре он показывает фокусы.

Том, как и Лора Роуз, несчастливо влюблён в Джима — его портрет он рисует в соответствии с фотографией танцора Кипа Кирнона, который, возможно, позировал своему любовнику Теннесси Уильямсу. Брату и сестре Джим предпочитает весёлую и энергичную, но поверхностно-рекламную Бетти (Присцилла Целикова) в розовом платье.

В конце Теннесси видит Лору Роуз, мечтательно сидящую у подсвечника, но он отделён от неё непробиваемым стеклом времени. Это его любимая сестра, которую он позже не спас от лоботомии; её небесное свечение гаснет: «И ...сердце бьется тогда, когда надо бы разорваться».

Foto: Kiran West

реклама

вам может быть интересно

Жизнь и судьба контрабаса Классическая музыка