|

Концерт Анны Нетребко, Юсифа Эйвазова и Михаила Татарникова на юбилейном Зальцбургском фестивале

© SF / Marco Borrelli

Проведение крупномасштабного форума в условиях пандемии COVID-19 даже сейчас, когда фестиваль уже практически завершён, кажется безумием. Дополнительные меры безопасности, необходимость социальной дистанции, запрет на антракты, проход до места в зале только в защитной маске, снимать которую можно только по специальному разрешению; втрое ограниченная квота билетов, вызванная максимально разрешённой загрузкой залов до 1000 человек (в Большом фестивальном доме, напомню, 2179 мест), рассадка в шахматном порядке, необходимость дополнительной обработки и проветривания всех помещений, — и это только часть технических проблем, рухнувших на голову отчаянных организаторов. Стоит ли говорить о прямых рисках стать эпицентром новой волны заболеваний и прослыть «юбилейным пиром во время чумы»?

Но так или иначе юбилейный фестиваль состоялся, и состоялся он в неожиданно ностальгическом ключе: как и 100 лет назад, — практически без туристов, как и 100 лет назад, — в полукамерном формате, как и 100 лет назад, — под давлением общественного мнения (и счётной палаты, кстати) и почти без внимания журналистов. И даже в день рождения величайшего фестиваля нашего времени 22 августа 2020 проливным дождём природа оплакивала наивные потуги людей создать собственный, не зависимый от неё мир. Но поскольку вся история человечества — это попытка homo sapiens перехитрить природу-мать-нашу (при помощи то консервантов, то антибиотиков, то вакцин, то кондиционеров, то центрального отопления, то защитных масок — чего угодно), искусство как высшая форма преодоления природного хаоса и в этот раз стало символом непостижимой живучести нашего вида.

Эта переливающаяся через край витальность, эта победа жизни над смертью, а чувств над доводами разума и стали красной нитью концерта «Canto lirico».

Звучание оркестра «Моцартеум» под управлением Михаила Татарникова отличалось гипердинамическими акцентами, выпуклой щедростью красок на грани эмоционального надрыва. И хотя программа, состоявшая из произведений П. И. Чайковского, в целом была знакома музыкантам, «Розовое адажио» из «Спящей красавицы» превратилось в экстремальную декларацию художественной воли, в своеобразный протест против длящегося уже многие месяцы пандемического безумия и вынужденной творческой изоляции артистов. К счастью, маэстро Татарников легко удерживал под контролем этот звуковой океан, эту инструментальную стихию, истосковавшуюся по свободе. Благодаря его мастерству оркестровые фрагменты из «Пиковой дамы» (Вступление) и «Евгения Онегина» (Полонез) остались в границах стилистической цельности, не утратив своей экстатической палитры, а тонкое чутьё оперного дирижёра помогло избежать пары расхождений с певцами, которые, как и оркестранты, с трудом сдерживали свои эмоции.

Вокальная программа вечера состояла из 20-минутной сцены в комнате Лизы из «Пиковой дамы» (фразы Графини были прекрасно исполнены венгерской меццо-сопрано, солисткой Венской оперы Сильвией Вёрес), Сцены письма Татьяны и арии Ленского из «Евгения Онегина» и роскошного дуэта Иоланты и Водемона из «Иоланты».

Для всех любителей театрального вокала Анна Нетребко — настоящий мастер, встреча с которым — всегда радость. С одной стороны, конечно, в зале работали камеры, шла трансляция, будет, видимо, запись, — это всё подогревает артистов эмоционально, и то пиршество эмоций, которым щедро делилась примадонна, — по нынешним временам величайшая драгоценность. С другой стороны, и репертуар был подобран идеально: всё это и почти всегда А. Нетребко исполняла если не эталонно, то мастерски. И допустимые в концертном формате экстра-динамические всплески в кульминации ариозо Лизы, и дерзкая попытка оторваться от оркестра в Сцене письма Татьяны, и лёгкие помарки в дуэте из «Иоланты», — всё это не мешало, а вызывало улыбку «радости узнавания»: ну вот это Анна как есть — со всеми своими фантастическими достоинствами, и неизбежными «нюансами», на которые уже не обращаешь внимания, потому что она сама — праздник.

Юсиф Эйвазов продолжает удивлять, и, думаю, в каком-нибудь отдельном обзоре я попробую систематизировать все свои недоумения и противоречивые ощущения от вокала этого беспримерного певца. Из любопытного стоит отметить чистое звучание в дуэте из «Иоланты», в остальном же именно здесь и сейчас я бы не стал вдаваться в подробности, ибо, с одной стороны, и так всё понятно, а с другой — зачем же портить праздник, в самом деле? Юбилей всё-таки.

Фото: © SF / Marco Borrelli

реклама

вам может быть интересно

«Весна» продолжается… Классическая музыка