|

Вокальная драматургия Оксаны Волковой

О новом сольном альбоме певицы «Яд любви»

Новый сольный альбом Оксаны Волковой «Яд любви» открывается финальной арией первой оперы Ш. Гуно «Сафо». Партия Сафо была написана специально для знаменитой Полины Виардо, и в исполнении Волковой звучит отрешённым, будто не видящим погружением в мир вынужденного благородства отвергнутой женщины. Неудивительно, что в финальной кульминации голос певицы врывается в инструментальную ткань и растворяется в ней, как тело Сафо в волнах Средиземного моря. Эта драматическая особенность вокальной подачи образа, — пожалуй, главная особенность интерпретаций певицы, разножанровой палитрой представленная в новом альбоме.

Так, например, в знаменитой арии Далилы «Mon coeur s’ouvre à ta voix» мы не слышим тяжеловесного надрыва женщины, сгоревшей от любви. Нет. Перед нами предстаёт обольстительная ледяная красавица, которая не ведает сомнения в своей приверженности долгу и в полном отсутствии чувств к своей жертве. Обволакивающим гипнозом звучат убаюкивающие фразы о распускающихся цветах любви, но голос певицы нам напоминает, что её героиня ни на минуту не теряет самообладания.

Невероятной красотой переливается тембр О. Волковой в арии Любки из второй редакции оперы Дмитрия Смольского «Седая легенда» (по повести классика белорусской литературы Владимира Короткевича). C не менее удивительной трогательностью передаёт певица в арии Миньон «Connais-tu le pays» из одноимённой оперы А. Тома воспоминания своей героини о потерянной родине.

С непостижимым всепрощением, без тени ревнивой обиды звучит в исполнении О. Волковой ария Любавы из «Садко» Римского-Корсакова. Мудрой обречённостью настоящей женщины пропитаны душераздирающие слова «Ох, знаю я, Садко меня не любит». Любава у Оксаны Волковой будто понимает, что терпение и вера, надежда и всепрощение — главные добродетели настоящей супруги.

Совершенно иначе предстаёт в исполнении певицы Шарлотта из «Вертера» Массне: здесь мы слышим голос героини, измученной невозможностью счастья с любимым человеком. Исполненная отчаяние кантилена открывает перед нами израненную душу женщины, готовой уйти из жизни.

С не меньшей решимостью на грани эмоционального срыва звучит у О. Волковой ария Иоанны из «Орлеанской девственницы» П. И. Чайковского. И академическая строгость исполнения не может затмить звучащего тембровым металлом напряжённого предчувствия неизбежного: Иоанна прощается не с холмами и не с полями родными, а с жизнью.

Разумеется, невозможно себе представить такой знаковый тематический альбом без коронной партии Оксаны Волковой — Кармен из одноимённой оперы Ж. Бизе. Искромётной фривольностью и вызовом звучит эта «Сегидилья», окрашенная тёмными, бархатными низами неповторимого тембра певицы.

Но в полной мере вокально-драматический арсенал Оксаны Волковой раскрывается в арии Сантуццы, и мы слышим опустошенность преданной женщины, полюбившей и потерявшей веру в любовь.

Грандиозным финальным аккордом в альбоме появляется мощная, импульсивная ария коварной Буйонской принцессы из «Адриенны Лекуврёр» Ф. Чилеа. Это напряжение поддерживает стилистически корректный и эмоционально яркий звук Каунасского городского симфонического оркестра под управлением Константина Орбеляна. Вообще о работе музыкантов стоит сказать отдельно: несмотря на фантастическую амплитуду представленного материала, оркестр ни разу не звучит трафаретно, и с каждым вступлением, с каждым проигрышем мы погружаемся в атмосферу и эпоху звучащего произведения.

В силу жанровой специфики краткой аннотации мы затронули далеко не все номера, представленные в альбоме «Яд любви», и у вас есть уникальная возможность самостоятельно испытать непередаваемо волшебное воздействие одного из прекраснейших голосов современности — меццо-сопрано Оксаны Волковой.

реклама

вам может быть интересно

Музыка пармских ветров Классическая музыка