«Я сплю, но сердце моё бодрствует»

Новый диск Бориса Йоффе

Руслан Хазипов, 16.11.2011 в 07:10

Борис Йоффе

Hilliard Ensemble и Rosamunde Quartett на западногерманском лейбле «ECM» записали музыку нашего соотечественника, который, однако, в нашей стране не очень известен.

«Песнь песней» — так называется новый диск композитора Бориса Йоффе. Я не называю это «сочинением» или «опусом», потому что форма этого музыкального явления скорее ближе к той, через которую поэзия воплотила свое общественное бытие: книга стихов. Поэт не пишет стихи, чтобы была книга, но по его воле стихи складывают книгу, ложась в ней определенным порядком. Этот диск подобен такой книге стихов.

Собственно, звучащее на диске — это и есть «Книга». Вот уже полтора десятка лет Борис Йоффе пишет пьесы для квартета, каждая из которых занимает одну страницу, и пишет их каждый день — не по принуждению, а из потребности. Все эти пьесы — «музыкальные стихотворения» — образуют огромную «Книгу квартетов» (по-немецки «Das Quartettbuch») . По сути своей эта «Книга» не имеет конца — она просто прекратится пополняться, когда туда будет вписан последний квартет. Но это не конец. «Книга квартетов» — не формат, она не связана с книгопечатанием и даже письменностью — письмо необходимо, потому что человек не способен все запомнить. Чтобы издать все, потребуется издавать многотомник. Может, когда-нибудь его издадут, — и тогда это станет форматом; возможно, этого не понадобится: новые средства передачи информации могут упростить эту задачу... Но пока, чтобы как-то сообщаться с миром, приходится идти старой тропой и делать книгу, сборник. Когда появляется возможность, выходит диск.*

Диск «Песнь песней» («Song of Songs») отличается от предыдущих тем, что над ним композитору пришлось поработать — это уже не просто сборник. Теперь это почти крупная форма, «опус» — и все-таки нечто иное. «Опус» с 19-го века, за некоторыми исключениями, предполагает что-то отдельное, с определенной формой и жанром (жанрами), сочиненное в едином времени и едином стремлении. Этот диск нельзя назвать ни вокальным циклом, ни кантатой, ни ораторией, ни сюитой, ни симфонией. Жанры пьес можно определить как «стихотворения» — и только. Все, что формально объединяет звучащее, — состав и текст. Основной материал родился отдельно от той окончательной формы, которую он получил на диске. Просто произошло что-то вроде чуда: композитор в своей «Книге квартетов» нашел то, что оказалось близким «Песне песней» Соломона. Оставалось только написать вокальные строки или даже подтекстовать готовый материал.

Когда смотришь ноты и знаешь текст, поражаешься связи текста и музыки, единству слова и гармонии, смысла (смыслов) и структуры.

На диске — две параллели: инструментальный квартет и вокальный. Основная линия, конечно, — квартет инструментальный — музыка «Книги квартетов». Вокальный квартет по музыке возникает из инструментального. Но вокальный квартет наделен словом, и он становится одеянием, по которому мы можем понять сущность «Книги квартетов». В какой-то мере текст и его вокальное воплощение комментируют музыку инструментальных квартетов. По нему мы лучше понимаем, с чем чувствует связь автор «Книги квартетов».

Надежда Мандельштам в своих «Воспоминаниях» писала, что для поэта (и в первую очередь для Мандельштама) книга — этап, «биографический период», — а в книге — циклы. То же самое можно сказать про этот диск (и другие диски квартетов) Бориса Йоффе. Здесь можно обнаружить несколько циклов, причем циклов разных порядков. Один порядок — циклы, связанные со словом, другой — и наиболее важный — циклы квартетов. Можно заметить, что некоторые квартеты имеют нечто общее между собой. Если брать в целом всю «Книгу квартетов», то в ней тоже единство и связь — единство личности. Сейчас же я говорю о более конкретных параметрах: определенное движение (мелодическое, гармоническое), интонация, фактура. Такие квартеты на диске группируются и образуют микроциклы. Во всей «Книге квартетов», содержащей в себе тысячи и тысячи пьес — «музыкальных стихотворений», есть сотни и сотни таких циклов. Обычно эти циклы в сфере какой-то одной идеи, одного образа, ощущения, явления. Как если мы возьмем предмет и будем его рассматривать с разных углов или в разном свете.

Говоря о стихах, невозможно ничего не сказать о поэтах. Мне кажется, что вот уже почти два столетия в музыке можно наблюдать два основных полюса — архитектура и поэзия. Иначе говоря, в композиторах можно разглядеть «архитекторов» и «поэтов». Говоря «архитектор», я не имею в виду само отношение к музыкальному построению — в этом плане все в той или иной форме «архитекторы», — я говорю о социальной роли творчества. «Архитектор» в первую очередь должен иметь представление о пространстве, в котором он будет работать. Он должен думать, куда и как он может вписать свое сооружение. И для каких целей. Архитектор не может игнорировать свою социальную роль, даже если строит что-то своенравное (строя «своенравное», перед архитектором более всего встанет вопрос о том, как примет общество его творение, и на века ли это) . Нельзя сказать, что такой тип композитора появился в 19-м веке. Нет, просто именно в 19-м веке — даже чуть раньше — началось бурное развитие концертной практики на большой публике в больших залах. До этого такое было только в опере. Именно оперное искусство породило самого выдающегося «архитектора» — Рихарда Вагнера. Он, в отличие от других, не просто куда-нибудь вписал свои сооружения, а построил целые города — свой Рим, свою Венецию... Его антагонист Брамс тоже был архитектором, но своих городов, конечно, не строил. Обычно он сооружал важные здания с колоннами, либо небольшие уютные домики где-нибудь в Баден-Бадене.

Хотя в «архитекторах» могли проснуться поэты, — и тогда происходило самое чудесное. Чистого рода поэтов не так уж и много. Сейчас их ещё меньше — и особенно хороших (многие только думают, что они поэты, а на самом деле строят дачи). Поэту не нужно думать о том, куда бы ему вписаться, его творчество само все вписывает. К поэту нужно прийти самому, он никому себя не подкладывает. Чтобы узнать поэта, нужно любить поэзию, и любить её по-настоящему. С поэтического склада композиторами то же самое. Их меньше, о них меньше знают, они никому не навязываются. И только потом вдруг их объявляют гениями, ленивая публика подхватывает мнение и хвалит, а их сочинения начинают изучать в школе.

Музыка Бориса Йоффе — явление редкое и драгоценное. Появление «композитора-поэта» уже само по себе редкое явление. Драгоценность же в том, что красота этой музыки загадочна, и всякий раз внимающий может увидеть что-то новое: какую-то новую грань, новый блик. Эта музыка дарит нам новый опыт, который может оказаться чем-то знакомым и близким, а может ошеломить, потрясти, стать чудом, вроде тех букв, которые появились прямо в воздухе на пире Валтасара — вспомните эти буквы на полотне Рембрандта.

В этой записи особенно слышны эти светотени; иногда даже темнота — свет. Связь с Рембрандтом есть не только в отношении света, но и в эстетике. Вспоминаются поздние работы великого голландского живописца — жителя еврейского квартала. Как он проникся еврейской эстетикой! Как она в нем соединилась с европейской живописью! Слушая диск Бориса Йоффе, тоже можно представить, что некая подобная музыка могла быть когда-то в Храме Иерушалаима, или Давид пел нечто похожее. И при этом — чуткая и прочная связь с европейской музыкой — музыкой старинных мастеров. Такое сочетание — действительно точка соприкосновение Европы и Востока. В этой музыке так и ощущаешь старинную европейскую улицу, с одной стороны который виднеется церковь, а с другой — еврейский квартал. В какой ещё музыке сейчас есть такое?

Но композитор вообще родился в России, в советской России... Борис Йоффе (р. 1968) — уроженец Санкт-Петербурга. Там он жил и рос до 1990 года, когда вместе с семьей уехал в Израиль. Русская культура, естественно, отразилась на нем. Борис разговаривает на русском — а это ведь влияет на музыку, на интонацию. Это и русская литература, и русская поэзия. Нетрудно ощутить связь музыки Йоффе с поэзией Мандельштама, на слова которого у него есть музыка. Или Андрея Платонова, чье творчество открыло Борису глаза на многие вопросы.

В Израиле Борису (Баруху) Йоффе приоткрылась (примерно так же, как Рембрандту) еврейская культура, о которой в советской России он почти не имел представления. То, что он увидел и ощутил, глубоко повлияло на его личность и творчество. Композитор обнаружил многие темы и вопросы, которые его волновали, в древних еврейских книгах, в т.ч. появившихся во время изгнания в Европе. Именно в Израиле Борис Йоффе написал первые квартеты «Книги».

Перебравшись в Германию в 1997 году, композитор увидел своими глазами то, что раньше слышал в немецкой музыке, которую он особенно любит. Теперь многое стало понятнее. Можно свободно и долго рассматривать соборы, послушать службу, услышать хоралы, которые поют простые прихожане. Немецкий язык и немецкая литература, — даже освоение этого проясняет некоторые вещи в музыке. В Германии, в городе Карлсруэ, Борис Йоффе живет и сейчас.

Исполняют музыку на этом диске прекрасные музыканты, прославившиеся на весь мир.

«Хиллиард-ансамбль» (англ. Hilliard Ensemble) уже в 1980-е был одним из лучших в мире вокальным ансамблем и сделал ставшими знаменитыми диски с музыкой Машо, Дюфаи, Окегема и многих других старинных композиторов. Кроме того, музыканты ансамбля исполняли музыку романтиков и современных композиторов. Я уверен, что из всех их проектов современной музыки, «Песнь песней» — лучшее.

С инструментальной частью музыканты квартета «Розамунде» (нем. Rosamunde-Quartett) справились с чуткостью и мастерством. Основанный в 1992 году в Мюнхене, квартет исполнял и записывал репертуар от Гайдна до Мансуряна и Сильвестрова (с чьей музыкой ансамбль был номинирован на «Грэмми» в 2003 году). Музыка Бориса Йоффе вошла в репертуар квартета «Розамунде» в 2008. Диск «Песнь песней» стал последней работой ансамбля, «прощанием», в котором музыканты проявили все свое мастерство, показали все свои достижения. Эта запись может стать почвой для новых исполнителей музыки Бориса Йоффе — музыки, которая находит отклик у всех имеющих уши.

Примечание:

* Первый диск, полностью посвященный квартетам, вышел в 1997 году в Израиле. В 2004 году был записан и издан следующий диск квартетов — «32 Gedichte aus dem Quartettbuch» — с участием Патриции Копачинской. На диске камерной музыки Йоффе 2008 года «Musical Semantics» есть 7 стихотворений из «Книги квартетов».

Тип

статьи

Раздел

классическая музыка

Персоналии

Борис Йоффе

просмотры: 7502

реклама

вам может быть интересно

Рояль за миллионы Классическая музыка
Памяти Учителя Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

классическая музыка

Персоналии

Борис Йоффе

просмотры: 7502