Insta-ViVa в ритме заупокойной молитвы

«Травиата» в Венской опере в постановке Саймона Стоуна

Впервые свою версию истории Виолетты Валери (Vi – Violetta, Va – Valerie) как девушки-мигрантки из иной расово-культурной среды австралийский режиссёр Саймон Стоун рассказал на сцене Парижской оперы. В 2021 году это прочтение, обличающее жёсткие социальные рамки современного общества, виртуальное прожигание жизни и клубную распущенность, было перенесено на сцену Венской оперы.

В новом прочтении непутёвая [1] главная героиня предстаёт в образе self-made-красавицы, растворившейся в инста-реалити [2] и погибающей от онкологического заболевания. Жесткая сатира на современные потребительские ценности, на невозможность вырваться из мира, где клановая этика и крикливая эстетика диктуют правила поведения, а искренние чувства вызывают брезгливое недоумение, словно насморк, который не стоит афишировать в отличие от смертельно опасного заболевания, которое, впрочем, тоже лишь повод для хайпа [3] в соцсетях.

Об этике речи здесь не идёт, и когда главная героиня вдруг влюбляется в романтичного увальня Альфредо Жермона, тут же появляется убедительный и осмотрительный глава клана Жермонов и требует от умирающей Виолетты отказаться от порочной страсти, компрометирующей уважаемую семью и влияющую на биржевые котировки активов. Всё актуально. Всё доступно. Всё понятно. Вопросов к такому осовремениванию сюжета не возникает ни одного. Лишь бы сыграно и спето было прекрасно. И ансамбль солистов Венской оперы вне зависимости от звучания оркестра убедительно решает свои художественные задачи.

Российская сопрано Кристина Мхитарян исполнила титульную партию с изысканной кантиленой, элегантной филировкой звука и захватывающими дух тончайшими пиано в арии «Addio del passato». Актёрская убедительность была исполнена высочайшего мастерства и драматической силы. Особенно это заметно в видеоинсталляциях с крупными планами, которыми сопровождается спектакль С. Стоуна (сценограф – Роберт Кусенс, видео – Цакк Хайн). Искренность образа, созданного Мхитарян, в каждой фразе, в каждом жесте не вызывает сомнений: перед нами предстаёт действительно заблудшая душа эпохи мозаичной культуры без ориентиров и моральной системы координат, когда полагаться можно только на личные ощущения и удачное воспитание. Роскошная работа во всех смыслах.

Великолепно выступил в партии Альфредо Жермона украинский тенор Дмитро Попов. Мастерство вокального психологизма этого певца способно передавать самые глубокие эмоции воплощаемых персонажей.

Услышать одного из лучших баритонов нашего времени монгольского певца Амартувшина Энкхбата в партии Жермона старшего — большой подарок: певец обладает фантастической техникой интонирования, роскошным тембром и виртуозно использует фразировку для создания музыкального образа.

Из исполнителей второго плана нельзя не отметить исключительное по красоте звучание Моники Бохинец в партии Аннины и Ильи Казакова в партии Доктора Гренвиля.

Очень хочется сказать добрые слова про хор, но его прекрасному звучанию, увы, сильно мешал музыкальный руководитель спектакля маэстро Томас Гуггайс.

Маэстро Гуггайс — молодой ассистент Даниэля Баренбойма [5], который готовил для маэстро эпохальное «Кольца нибелунга» в берлинской Государственной опере под Липами. Многие критики отмечали пародийно медленные темпы маэстро Кристиана Тилемана, который за месяц буквально вскочил на дирижёрский подиум вместо обессилевшего от болезни Баренбойма. И если бы не венская «Травиата», я, как и многие, до сих пор был бы уверен, что чрезмерно затянутые темпы в берлинском «Кольце» принадлежат маэстро Тилеману. Но услышав в Вене убийственно тягучее звучание оркестра, напоминавшее звучание грампластинки с записью, сделанной на 45 оборотах, которую включили на скорости 33 оборота, я понял, кто виноват в том жестоком по отношению к певцам и партитуре ненужном торможении звука.

Неудивительно, что упомянутый выше хор и вовсе растерялся после открытия занавеса, не понимая, когда вступать и как вообще под такую заунывную тоску из ямы изображать радость (замешательство было критически очевидным). Так что именно молодому и прекрасному маэстро Гуггайсу принадлежат и пыточные темпы в берлинском «Кольце», и практически угробленная из оркестровой ямы венская «Травиата».

Стоит ли рисковать и идти на другие спектакли с участием маэстро Гуггайса, не берусь судить. Я бы не рисковал. К счастью, февральской серией показов «Травиаты» в Венской государственной опере с тем же блистательным составом солистов дирижировать будет не заторможенный Гуггайс, а маэстро Николя Луизотти. И на это сходить, я думаю, стоит.

Примечания:

1) Ит. «traviata» – букв. «сбившаяся с пути».

2) Инста-реалити – условное обозначение виртуальной реальности социальных сетей.

3) Англ. «hype» — букв. «шумиха».

4) Нужно заметить, что в постановке С. Стоуна Гренвиль не просто доктор, а фармаколог-барыга, снабжающий модную тусовку увеселяющими препаратами.

5) 15 ноября маэстро Даниэль Баренбойм отпраздновал 80-летний юбилей.

Фото © Wiener Staatsoper / Michael Pöhn

Если вы ценитель красивой, качественной мебели из Италии, то наш интернет-магазин https://www.italianskaia-mebel.ru/baxter.htm — лучший выбор. Мы продаём поистине эксклюзивные, элитные предметы интерьера от итальянской мебельной фабрики Baxter.

реклама

вам может быть интересно

Актуальный Бах Классическая музыка