Все дороги ведут в оперу

Динара Алиева и РНО в Большом зале Московской консерватории

Оркестровый рецитал солистки Большого театра России Динары Алиевой в Большом зале Московской консерватории, состоявшийся 21 июня, успел пройти еще до того, как столицу накрыла аномальная летняя жара. Но у рецензента нет ни малейших сомнений в том, что поклонники певицы ее выступление на одной из лучших академических площадок не пропустили бы даже в тридцатитрехградусный зной! Зал был полон, и Динара Алиева, как всегда, щедро несла в него мощную и чувственную энергетику уникального голоса – необычайно красивого, покоряющего глубиной и богатством тембральной фактуры…

Для любого уважающего себя меломана аббревиатура РНО расшифровки давно уже не требует: Российский национальный оркестр – один из ведущих симфонических брендов, который, как бы ни банально это звучало, знают все. В этот вечер за дирижерский пульт коллектива встал маэстро Александр Соловьёв, а организатором этого прекрасного вечера стало концертное агентство «Русконцерт». Первое отделение было посвящено собственно опере, а второе – смежному с ней, но заведомо более демократичному синтезу жанров: в него вошла и оперетта, и сарсуэла, и популярная музыка из кинофильмов. И как водится на подобного рода концертах, вокально-оркестровые номера соседствовали с оркестровыми.

Александр Соловьёв – дирижер вдумчивый и обстоятельный, и на этот раз в первой части программы он представил сочные, живописно-рельефные трактовки оперной музыки Верди (увертюру к «Набукко» и триумфальный марш из «Аиды») и Пуччини (интермеццо из «Манон Леско»). А один оперный фрагмент – антракт к третьему акту «Кармен» Бизе, – представший изумительно тонкой, акварельно-изящной музыкальной фреской, не к месту, но с безусловным чувством французского стиля, был сыгран во второй (неоперной) части.

После исполнения этого антракта в оркестровом разделе второй части случился резкий переход к фрагменту музыки Нино Роты из кинофильма «Амаркорд» Федерико Феллини, после которой из XX века зажигательная полька Иоганна Штрауса-сына «Гром и молния» снова вернула нас в XIX век. Прозвучавшие фрагменты оркестровой музыки, естественно, составили пестрый калейдоскоп, зато названная полька словно бы подготовила эффектный финал вечера, которым, согласно заявленной программе, стала не менее зажигательная – да какая темпераментная и страстная! – песня Джудитты из одноименной оперетты Франца Легара. И эта «ария-огонь» вновь перенесла нас в XX век – в первую его половину…

A коль скоро мы оказались в финале программы, сделаем «ход конем», и прежде чем вернуться к опере, поговорим об исполненных певицей номерах так называемого легкого жанра, правда, с позиций его специфики, легкого ведь далеко не всегда и не во всём! Из вокальных фрагментов второй части песня Джудитты предстала наиболее впечатляющим номером. В популярнейший хит «Ich weiß es selber nicht … Meine Lippen sie küssen so heiß» («Сама не знаю я … Мои уста так горячо целуют»), слагаемый двумя разнохарактерными музыкальными настроениями, певица, обнаружив безупречность вкуса и стиля, вложила всю свою темпераментность и страстность, всё свое яркое артистическое мастерство!

Восхитительной англоязычной акварелью в палитре музыкальных впечатлений легкого жанра стала песня «Над радугой» («Over the rainbow») Гарольда Арлена на слова Эдгара Йипселя Харбурга из музыкального фильма-сказки Виктора Флеминга «Волшебник страны Оз», и этот культовый номер (еще один «привет» из первой половины XX века) лирически-задушевной безмятежностью унес в диковинные эмпиреи, настроив на свободное, всецело захватившее воображение и слух музыкальное парение. Но если вокальный блок легкой музыки победоносно завершился венской опереттой, то открыла его сарсуэла – испанское национальное изобретение, идеологически родственное оперетте.

Прозвучала пара проверенных временем шлягеров – петенера Валентины «Tres horas antes del día» («За три часа до рассвета») из «Марченеры» Федерико Морено Торробы и песня Кончи «De España vengo» («Я родом из Испании») из «Еврейского мальчика» Пабло Луны, и обе эти пьесы – музыка, рождением которой мы также обязаны первой половине XX века. Так что вокальные номера второй части обсуждаемой программы – «ранние дети» столетия, свидетелями заката которого – очередного fin de siècle, хотя рубежа XX и XXI веков в культурологическом аспекте как будто бы и не обозначилось, – неминуемо должны были стать и те, кто, перешагнув в нынешний XXI век, оказался в зрительном зале.

А ситуация с сарсуэлой в XXI веке парадоксальна: мы, как правило, не знаем не только самих сюжетов, но даже имен персонажей, от лица которых звучат милые нашему сердцу шлягеры, однако прикипели к ним едва ли не всей душой! Музыка и вправду невероятно эмоциональна, а если прибавить к ней тот блеск и артистический апломб, с которым в ее колдовские вихри и мелодические лабиринты каждый раз увлекает Динара Алиева, то не поселить этот огонь в своем сердце решительно невозможно! И сколько бы мы ни слышали этих пьес, молниеносно поднимающих тонус, на этот раз всё оказалось точно так же!

И в популярной легкой музыке, и в оперных ариях Александр Соловьёв показал себя уверенным и расчетливым дирижером-аккомпаниатором, а из четырех номеров в оперном отделении три, за исключением арии Аиды «Ritorna vincitor!» («С победой возвращайся!») из одноименной оперы Верди, представили партии, которые были воплощены певицей на сцене Большого театра. И всё же чувственно-драматическая аффектация исполненной арии Аиды сразу же воскресила подлинный триумф концертного исполнения этой оперы Верди в начале сезона. Партию протагонистки Динара Алиева провела тогда блестяще, и это событие навсегда останется в памяти меломанов!

После арии Аиды, открывшей вокальную часть вечера на волне мощного музыкально-драматического драйва, в хронологическом порядке премьер в Большом театре прозвучали ария Русалки «Měsíčku na nebi hlubokém» («Месяц в небе высоком») из одноименной оперы Дворжака, молитва Тоски «Vissi d’arte, vissi d’amore» («Живя искусством, живя любовью») из одноименной оперы Пуччини и выходная ария Адриенны «Io son l’umile ancella del Genio creator» («Я смиренная служанка Гения-творца») из «Адриенны Лекуврер» Чилéa. Русалку в Большом театре России (на Новой сцене) Динара Алиева впервые спела в 2019 году, Тоску (на этой же сцене) – в 2021-м, а ее последняя триумфальная премьера на Исторической сцене «Адриенна Лекуврер» состоялась в ноябре прошлого года, то есть в нынешнем сезоне.

И в музыке Дворжака («славянского Вагнера»), и в музыке Пуччини, в которой накал музыкально-драматической страсти зачастую достигает точки кипения, эта певица-актриса всегда находит нужный градус воздействия на слушателя, всегда находит нужные оттенки и краски, выписывая трагические портреты своих героинь с мáстерской педантичностью истинного художника-реалиста. Так было и в этот вечер! Однако подлинной кульминацией артистической страсти стало не просто исполнение арии Адриенны, как обычно бывает на сборных концертах, а исполнение этой арии с предшествующим ей мелодекламационным речитативом – монологом Роксаны из трагедии Расина «Баязет», который по сюжету оперы героиня репетирует перед выходом на сцену, повторяя и ища для него финальные штрихи.

Выход оперной героини с монологом и арией задуман Чилеа неспроста: это – не что иное, как творческое кредо актрисы Comédie-Française Адриенны Лекуврер, но ведь в этой арии также живет своеобразная квинтэссенция профессионально-творческой метóды и самóй Динары Алиевой – оперной певицы, для которой пение и актерское перевоплощение неразделимы! Тем, кто видел певицу в этой роли на спектакле, ничего объяснять и не надо. Но те, кто не видел и не слышал, ее вокально-артистический магнетизм смогли ощутить в полной мере даже в концертном варианте! И – видит бог – это того стоило!

После кульминации первой части программы, напитав публику легкой музыкой во второй, на бисах певица снова взяла оперный курс. С пленительной задушевностью и доверительно-трогательной искренностью прозвучали колыбельная Клары «Summertime» («Летняя пора») из «Порги и Бесс» Гершвина и мелодически восхитительный лирический шедевр Пуччини – ария Лауретты «O mio babbino caro» («О мой дорогой папочка») из «Джанни Скикки» (единственной комической оперы маэстро, завершающей его известный «Триптих»). Вечер начался с оперы – с классических образцов оперного романтизма, но вечер и закончился оперой. А это значит, что все дороги ведут в оперу!

Фото из личного архива певицы

реклама

вам может быть интересно