Фазиль Искандер: «Наше спасение — в возвращении к культу совести»

31.10.2002 в 11:59

Фазиль Искандер

— Фазиль Абдулович, как вы оцениваете события, произошедшие в Москве? Каких последствий, на ваш взгляд, стоит опасаться больше всего?

— Произошли действительно страшные события: мы воочию убедились в том, что идет процесс нравственного одичания мира. Видимо, человечество потеряло какие-то ориентиры, и это дало возможность злу вырваться на свободу. Если говорить о конкретных причинах, я думаю, главная из них — это чудовищно затянувшаяся чеченская война. Но, несмотря на то, что исход событий драматичен, учитывая гибель невинных людей, я думаю, он предотвратил самое страшное, что могла бы повлечь за собой иная развязка. В случае, если бы террористам удалось осуществить задуманное, масштабы бедствия, которые это повлекло бы за собой, трудно даже представить.

Я говорю не только о прямых последствиях взрыва, унесшего бы жизни всех заложников, но и о той волне неконтролируемых явлений, которая прокатилась бы по всей России. Думаю, нервы многих людей в этой ситуации не выдержали бы, и не исключено, что мы стали бы свидетелями кровавой анархии и резни. Достаточно удачная операция спецподразделений, осуществивших штурм театрального центра, продемонстрировала психологическую силу государства, способного оказать сопротивление терроризму. Рискну предположить, что, если бы такие ребята из группы «Альфа» осуществляли боевые операции в Чечне, война бы закончилась гораздо быстрее.

— Вы дали когда-то замечательное определение искусству как «воли к добру, выраженной в пластической форме». Вероятно, эта «воля к добру» и есть то, что должна противопоставить насилию современная культура?

— К сожалению, множество людей, которые стараются сегодня жить в искусстве и закрепиться в нем, видят для этого иные корни. Это движение в сторону порнографии, вульгарного языка и других вещей, действительно служащих рекламой для художника. Поэтому зачастую в наше коммерческое время искусство делается товаром. Современная массовая культура исповедует идеалы, симпатии к которым я не испытываю. Однако все это никак не может быть доказательством того, что путь искусства, литературы ушел куда-то в сторону. Я думаю, все же это видимость, создаваемая широким потоком произведений, пользующихся популярностью у малоразвитого читателя. Но при всей обильности этого потока в нем немного силы. И рано или поздно истинные ценности в литературе восторжествуют.

— Что сегодня, на ваш взгляд, должно стоять во главе иерархии этих ценностей?

— В абхазской народной традиции существует святыня под названием «аламыс», что в переводе на русский значит «совесть». И во все времена в самой гуще народа главной религией абхазцев было поклонение культу совести. Существовало поверье, что важнее этой святыни нет ничего. В сущности, так оно и есть, и в этом величайшая правота народной мудрости. В современном мире, который, как мне кажется, по большому счету мало чем отличается от римского, или наполеоновского, господствует культ силы.

Мы видим сегодня, как американская демократия превращается в культ главной всемирной силы и уже мало этого стесняется. Хотя я думаю, что и врагов этого культа в самой Америке тоже немало. Может быть, я со своим донкихотством выгляжу смешным, но мне все-таки кажется, что спасение человечества заключено в возвращении к понятию совести. Пока поклонение этой святыне не станет определять сознание людей, мир будет безумен, беспорядочен и непредсказуем. И только святыня совести может победить господствующий на земле хаос мирным путем. Дай Бог, чтобы мы все поклонялись этому недоказуемому предмету, который оказывается сильнее всего и без которого нет жизни.

— В нашей истории понятие «совесть» и понятие «интеллигенция» почти отождествлялись...

— Сегодня многое меняется, и этого нельзя не замечать. Уходят прежние ценности, уклад жизни, на смену им приходит иное видение мира. Русская интеллигенция, которая должна играть главную роль в формировании духовных ценностей общества, сейчас, на мой взгляд, бессильна и безвольна. Это печально. Но я полагаю, что кардинальная перемена в духовной жизни России произойдет лишь тогда, когда ощущение надвигающейся катастрофы станет настолько острым, что от него нельзя будет отмахнуться. Так уже было в истории, и я надеюсь, что защитные механизмы культуры сработают и на этот раз.

Беседу вела Анна Селиванова

Тип

интервью

Раздел

культура

просмотры: 1259

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

культура

просмотры: 1259