«Великолепная четверка» из Сан-Франциско

«Кронос-квартет» выступил в Москве

07.10.2004 в 20:15

Кронос-квартет

После пятилетнего перерыва в сентябре в Московском доме молодежи вновь появился «Кронос» — один из лучших струнных квартетов мира. «Великолепная четверка» из Сан-Франциско: Дэвид Харрингтон, 1-я скрипка, Джон Шерба — 2-я, Хэнк Датт — альт, и новое пополнение квартета — миловидная виолончелистка Дженнифер Калп. Вместе с ними в этот вечер на сцене были еще два музыканта — виртуоз-аккордеонист Киммо Похьонен и ударник, активно использующий электронные «примочки», Самули Косминен.

Прозвучавшая в МДМ программа отчетливо распадалась на две части. В первом отделении — музыканты посвятили его недавним трагическим событиям в Беслане — «Кронос» исполнял привычный этнорепертуар: прозрачные и нежные северные саги с их андерсоновскими сказочными сюжетами; жгучие карпатско-балканские ритмы; жгучая страсть в композиции «Летай выше!» из репертуара испанского «Пинк Флойда» — группы «Сигур Рос»; и, наконец, трагизм «Campo Santo» — реквиема мексиканского композитора Фелипе Сант-Яго. В этой музыке кроносовцев, как всегда, привлекал не конечный результат, а сам процесс становления, создания чего-то из ничего, из пустоты, из космической пыли, из фольклорного напева, из танцевального ритма.

...После получасового антракта начинается второе отделение. На сцене четверо американцев и два финских музыканта: виртуоз-аккордеонист Киммо Похьонен (мировая пресса давно именует его «Джимми Хендриксом аккордеона») и ударник/мастер электроники Самули Косминен; два других участника квартета — «дизайнер звука» Хейки Исо-Ахола и «световой хореограф» Микки Кунтту — работают за кулисами. Второе отделение можно назвать полярно противоположным и резко контрастным первому. В часовой сюите-мозаике — своего рода этносимфонии — прозвучало произведение Киммо Похьонена «Унико», показавшееся чистейшим звуковым аналогом великого финского эпоса «Калевала» — поэтической энциклопедии народной жизни финнов, а на самом деле обобщенной картины древнего мира. То, что мы услышали, было одновременно и былиной-сказом, и народной легендой, и мистерией, и героической эпопеей — фантастическим путешествием во времени и пространстве — и народной космогонией — творением нового мира.

Композиция Киммо Похьонена неспешно рисует зарю мироздания, возникновение тверди земной из легких, прозрачных облачков (их равномерно «выстреливала» на сцену дымовая машина). Четыре исполнителя на струнных, аккордеон, ударные, электроника, вокал (инструментальная ткань группы пронизана вставками вокально-фольклорного типа, причем пели, или, если угодно, гудели, мычали, рычали на низких, утробных тонах все, включая скрипача Дэвида Харрингтона) — минимальные средства, дающие максимальный результат. Камерный состав звучал местами как полный вагнеровско-малеровский симфонический состав — плотный, густой по фактуре, с бешеным энергетическим напором, в многослойном сплетении акустических и электронных инструментов, гулов и шорохов, звонов, посвистов, перкуссийных перестуков и щелчков. Похьонен собрал воедино и грандиозный пафос барочных ораторий, и мелодизм классических опер, и даже юмор сегодняшних мультипликаций. Поэтому мистика вагнеровских «Нибелунгов» уместно соседствовала со скрябинским «космизмом», а эпичность симфоний Сибелиуса — с колючестью авангардных опусов Дьёрдя Лигети и Маурисио Кагеля. Впрочем, при всех этих ассоциациях в основе творения Киммо Похьонена, безусловно, лежит этнонародное творчество. Угрофинский, карельский, волжский, сибирский фольклор. Такого рода смесь давно известна как world music — «всемирная музыка».

Сценическое шоу Похьонена чем-то напоминает эксцентрический звуковой театр нашего Петра Мамонова («Звуки Му») — те же резкие движения, гримасы, гротескная жестикуляция. Его аккордеон порождает сотни отголосков и отражений, множащихся и дробящихся. А в руках перкуссиониста Самули Косминена — сэмплер с заготовленными заранее партиями аккордеона Киммо и голоса Киммо. Самули ловит звуковой поток Похьонена (восклицания, хрипы, рычания) и сэмплирует его, пропуская через сложную звуковую систему и преобразуя в необычные электронные звучания.

Аркадий Петров

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Московский международный Дом музыки

просмотры: 1067

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

классическая музыка

Театры и фестивали

Московский международный Дом музыки

просмотры: 1067