«Чистилище» для оркестра

«Программную» музыку многие дирижеры третируют, считая ее как бы не вполне полноценной, а то и второсортной. На самом деле это, конечно, не так. Просто те, кто не обладает развитым театральным, драматургическим мышлением, чувствуют себя на этой территории неуютно. Юрий Кочнев, один из выдающихся российских оперных дирижеров, таким мышлением обладает в полной мере и потому в отличие от большинства коллег на поприще симфоническом испытывает особую тягу именно к сочинениям «программным». И цикл монографических концертов, осуществляемый в нынешнем сезоне Кочневым вместе с возглавляемым им оркестром «Русская филармония» в Светлановском зале Дома музыки, по большей части состоит из них. «Манфред» Чайковского, «Ромео и Джульетта» и «Гарольд в Италии» Берлиоза, Шестая симфония Мясковского (не имеющая конкретной литературной программы, но тем не менее также относящаяся к этому ряду). И вот теперь — «Данте-симфония» Листа.

Симфонии и симфонические поэмы Листа, за исключением разве лишь «Прелюдов», на концертной эстраде звучат чрезвычайно редко. Может быть, как раз из-за того, что все они программны. А уж «Данте-симфонию» живьем вообще практически не услышишь. Между тем она явно заслуживает иной участи. Дело не только и даже не столько в том, что и Чайковский, и Рахманинов, обращаясь в свой черед к «Божественной комедии», во многом отталкивались от Листа, как и не в том, что здесь предвосхищены некоторые музыкальные темы позднейших творений Вагнера («Тристана» и «Парсифаля») и уже проглядывают ростки Малера. «Данте-симфония» и сама по себе — произведение огромной силы, что еще раз доказал Кочнев. Музыка под его руками не просто качественно звучала, она последовательно разворачивалась, являя нам почти наглядно картины «Ада» и «Чистилища» (соответственно первая и вторая части симфонии), какими их увидел Данте и воплотил в звуках Лист. Маэстро безупречно выстроил музыкальное здание, и эта конструкция не только впечатляла, но и захватывала. Почти безупречен был и оркестр, причем особенно поражала группа духовых, для многих коллективов оказывающаяся зачастую ахиллесовой пятой. В финальном Magnificat к оркестру успешно присоединилась Хоровая капелла имени А.А.Юрлова под руководством Геннадия Дмитряка.

Если исполнение «Данте-симфонии» стало ярким событием столичной музыкальной жизни, то прозвучавший следом Второй концерт для фортепиано с оркестром произвел далеко не столь сильное впечатление. Прежде всего из-за неровной игры Владимира Овчинникова, порой очень тонкой, но иногда, особенно в «силовых» моментах, несколько неряшливой. Оркестр, впрочем, и здесь был на высоте, хотя той отточенности, что в «Данте-симфонии», все же не хватало. Да оно и понятно: столь популярные и часто исполняемые сочинения, как Второй концерт, никогда слишком уж долго не репетируют. А вот «Данте-симфония», как поведал сам маэстро, репетировалась целых пять дней, что по нынешним временам просто фантастически много. Зато и результат соответствующий.

Дмитрий Морозов

реклама

вам может быть интересно

Облучённые веком Классическая музыка