Вечер длиною в век

Для Камерного музыкального театра Бориса Покровского Шостакович — едва ли не самый главный композитор. С его «Носа» началась пусть и не биография, но слава театра, и спектакль этот, объездивший весь свет, вот уже четвертое десятилетие не сходит с афиши. В дальнейшем здесь ставили «Игроков» и «Антиформалистический раек», 80-летие со дня рождения великого композитора отмечали спектаклем «Играем Шостаковича».

И вот в преддверии 100-летнего юбилея встал вопрос: чем отмечать будем? В самом деле, «Нос» — в репертуаре, для «Леди Макбет Мценского уезда» ресурсов явно недостаточно, к тому же она идет уже на двух московских сценах. Снова ставить «Игроков»? В конце концов, возникла более интересная и, как оказалось, продуктивная идея. Было решено сделать спектакль, включающий в себя разные сочинения композитора, для сцены не предназначенные, составив из них некий обобщенный портрет эпохи, в которую жил и творил Шостакович.

Новая премьера получила название «Век DSCH» с подзаголовком «поэтический театр в двух частях». Выбор Михаила Кислярова — либреттиста, режиссера и хореографа — пал на Четырнадцатую симфонию, Восьмой квартет, вокальный цикл «Из еврейской народной поэзии», а также фрагменты ряда других сочинений. Вместе с музыкальным руководителем и дирижером постановки Анатолием Левиным они сумели создать из разножанровых произведений вполне целостный спектакль. Не спектакль-концерт, а настоящее, полноценное театральное действо.

«Поэтический театр» — это в данном случае и некая антитеза театру политическому, на который, безусловно, провоцировала заявленная в названии тема. Хотя совсем избежать последнего все же не удалось. К тому же само творчество Шостаковича, да еще в контексте его собственной судьбы и судьбы страны, дает больше оснований именно для политического театра. Однако, сделав выбор в пользу театра поэтического, следовало, наверное, более жестко подойти к отбору материала: «Антиформалистический раек», «Стихотворения капитана Лебядкина» и тексты из журнала «Крокодил» в этот жанр не слишком вписываются. С учетом еще и общей перегруженности (первая часть спектакля длится более полутора часов) трудно отделаться от мысли, что изъятие данных фрагментов пошло бы спектаклю только на пользу.

И еще по поводу композиции. Во второй части Четырнадцатая симфония соседствует с фрагментом Сюиты на стихи Микеланджело Буонаротти, и в этом, безусловно, имеется логика. Однако как с точки зрения этой самой логики, так и в плане большей стройности композиции представляется, что вернее и целесообразнее было бы, если бы означенный фрагмент не обрамлял симфонию, а возникал уже после нее в качестве постлюдии и своего рода антитезы. Поскольку авторы спектакля сами говорили на пресс-конференции о том, что он еще будет меняться, данные соображения могут оказаться отнюдь не лишними.

Впрочем, и в нынешнем своем виде спектакль производит достаточно сильное впечатление и с полным правом может числиться среди наиболее значительных приношений к юбилею великого композитора. Высокой оценки заслуживает, безусловно, дирижерская работа Анатолия Левина. А Михаил Кисляров создал едва ли не самый лучший свой спектакль. Весомый вклад внесли также художники Виктор и Рафаил Вольские. Наконец, отлично работают едва ли не все исполнители. Словом, Шостакович вновь оказался для Камерного театра талисманом.

Дмитрий Морозов

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама