Поднимаясь до бездны

Мстислав Ростропович отметил 100-летие со дня рождения Дмитрия Шостаковича за пультом ГАСО

Концерт в день рождения Д.Д.Шостаковича — этого момента музыкальная общественность ждала с особым вниманием. На сцену Большого зала должен был выйти Мстислав Ростропович. То, что дирижировать произведениями великого российского композитора XX века будет артист, входивший в ближайшее окружение Шостаковича, игравший премьеры его сочинений, придало особый статус событию. Во всяком случае, на концерте симфонической музыки собралось рекордное число элитной публики: от эстрадных певцов до представителей правительства.

Во вступительном слове министр культуры и массовых коммуникаций А.С.Соколов напомнил, что Мстислав Ростропович не случайно выбрал для этого вечера Первый скрипичный концерт и Восьмую симфонию. Эти опусы были созданы в период, когда Дмитрий Дмитриевич преподавал в Московской консерватории, а 16-летний Слава Ростропович поступил к нему в класс инструментовки. Кроме того, по словам маэстро, Восьмая симфония сыграла в его жизни судьбоносную роль: услышав ее на репетиции, Ростропович навсегда отказался от карьеры композитора, посвятив себя только исполнительству.

На пресс-конференции за несколько дней до концерта маэстро сетовал на упадок интереса к классической музыке. Однако его появление за пультом Госоркестра всколыхнуло пусть не всю Москву, но музыкальную среду точно. Целую неделю, пока шли интенсивные репетиции, в Большой зал потихонечку заходили музыканты всех возрастов и рангов — «подслушать» профессиональные секреты великого музыканта. Впрочем, секретности особой не было, а шло кропотливое и тщательное постижение музыки Шостаковича.

В Первом Скрипичном концерте, опять же по выбору М.Ростроповича, солировал Виктор Третьяков. Это исполнитель большого масштаба, обладающий удивительно пластичным и насыщенным звуком. Его скрипка в равной степени наполняла зал как на предельно громкой звучности, так и в деликатных оттенках пиано. Игра Третьякова поглощала все внимание, и даже казалось, что перед таким солистом оркестр, ведомый М.Ростроповичем, несколько тушевался и старался отойти на второй план.

Момент истины наступил в Восьмой симфонии. Для дирижера главным в музыке стала ее космичность, эпическое развертывание симфонии. По сравнению с известными исполнениями М.Ростропович брал гораздо более сдержанные темпы, за счет чего произошло некоторое смещение смысловых акцентов. Новый облик получила побочная партия в первой части — отрешенный, смиренный; вторая часть, традиционно исполняемая как «злое» скерцо, как лихой шабаш потусторонних сил, обрела внутреннюю пружину, и в этой музыке нарисовалась картина мучительной внутренней борьбы, конечное разрешение которой произошло лишь в катарсисе финала. Была здесь и гениально сыгранная четвертая часть, где время словно замерло и перед нами разверзлась вечность. Таким образом, М.Ростропович в своей интерпретации избегал экзальтированных жестов и внешних эффектов, не стремился к тому, чтобы сделать содержание доступным. Напротив, вслед за Шостаковичем дирижер «поднимался до бездны» и не страшился заглянуть в нее. В свою очередь, от слушателей потребовалось душевное напряжение, полное сосредоточение и погружение в мир этой симфонии, отрешение (хотя бы на час) от суеты повседневности.

Сильному впечатлению, которое оставила эта интерпретация Восьмой симфонии, способствовало качественное звучание Госоркестра. Неделя репетиций дала возможность музыкантам постичь и передать много тонких деталей, связанных прежде всего с манерой звукоизвлечения. Приятно было услышать тихие нюансы в партиях духовых. Очень красиво солировала валторна, весьма характеристично вышли все сольные эпизоды трубы, а знаменитое соло английского рожка прозвучало просто и благородно, как и фразы кларнета в Largo. Конец симфонии не в последнюю очередь удался благодаря проникновенному соло первой скрипки Госоркестра Сергея Гиршенко.

День 100-летия со дня рождения Д.Д.Шостаковича завершился, однако чествования продолжатся до конца года, да и потом вряд ли потребуется ожидать иных «круглых» дат. Его музыка звучит постоянно, легко вписываясь в любой контекст: она универсальна, поскольку обращена к каждому из нас.

Евгения Кривицкая

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама