Лукавый мудрец

Пауль Бадура-Скода сыграл Моцарта

22.03.2007 в 14:17

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко продолжается практика симфонических концертов на Основной сцене. Для коллектива это, безусловно, хороший опыт, в особенности когда в качестве солиста фигурирует пианист с мировым именем, каковым, безусловно, является австриец Пауль Бадура-Скода. В России хорошо известны его работы по проблемам исполнительства музыки Баха, венских классиков. Бадура-Скода играет их и на современном рояле, и на пианофорте, и даже на клавесине. Впрочем, схоластом его никак не назовешь: интерпретации двух концертов Моцарта запомнились прежде всего невероятной живостью и обаянием. Думается, что такой подход обусловлен влиянием учителя Бадуры-Скоды — Эдвина Фишера, любившего повторять: «Стройность, неотягченное парение, устремленность линий — вот в чем секрет хорошего исполнения».

На своем веку — а в этом году маэстро отпразднует 80-летие — Паулю Бадуре-Скоде выпала честь играть с лучшими дирижерами мира. Его карьера стремительно развивалась в Австрии в послевоенные годы. В 1949 году начинающего концертанта (ему шел двадцать первый год) одновременно пригласили выступить в качестве солиста Г.фон Караян и В.Фуртвенглер. После триумфального дебюта П.Бадура-Скода объездил весь мир, бывал и в России — в том числе играл в дуэте с Давидом Ойстрахом и Михаилом Фихтенгольцем.

Теперь он вновь вернулся к нам (в рамках мирового турне) и в своей игре продемонстрировал традиции, заложенные и охраняемые им самим вот уже полвека. Первый завет мастера — знать первоначальный текст, рукопись, которая открывает истинное «лицо» музыки.

В «Коронационном» концерте ре мажор (KV 537) Моцарт (если обратиться к манускрипту) в целом ряде мест не вписал партию левой руки. При его жизни концерт не был издан, так что пианист имеет полное право импровизировать — так, кстати, частенько делал и сам Моцарт. Духом импровизационности было овеяно и исполнение Бадуры-Скоды: он допускал легкие темповые отклонения внутри фразы, в пассажах, отчего возникало впечатление спонтанного музицирования. Надо отметить, что оркестр театра под управлением главного дирижера Феликса Коробова с честью вышел из этого испытания. Титулованный пианист, поначалу настороженно поглядывавший в особо трудных ансамблевых местах на дирижера, во второй части и финале играл с гораздо большей свободой, ощущая твердую поддержку маэстро за пультом.

Оркестр театра держит хорошую планку весь сезон, демонстрируя завидный универсализм, легко переходя от Прокофьева к Чайковскому, а от Шостаковича — к Моцарту. Пожалуй, можно было бы пожелать большей технической свободы струнным в увертюре к опере «Дон Жуан», открывшей этот моцартовский вечер.

Но зато безоговорочно высок был класс игры оркестра в Концерте до минор (KV 491): в особенности отметим каверзные эпизоды у деревянных духовых, получившиеся идеально в интонационном плане и не без изящества в стилевом отношении. В целом Ф.Коробов и его музыканты шли за нюансами, которые предлагал пианист, и этот диалог носил характер доверительной и деликатной беседы.

До-минорный концерт трактуют очень по-разному. Иногда «аппассионато», словно это предтеча Бетховена, иногда наоборот — очень мягко и напевно. Бадура-Скода избрал «компромиссный» вариант. Первая часть была им сыграна мужественно и решительно, вторая — церемонно и кое-где подчеркнуто танцевально, а финал — легко и воздушно. Впрочем, рассуждения о тех или иных концепциях — ничто, если на практике они не подкреплены музыкантским талантом. Как показалось, научные изыскания ничуть не мешают Паулю Бадуре-Скоде наслаждаться самим процессом игры: он великолепно ощущает течение времени и слушать его легко и приятно. У него рояль звучит насыщенно, заполняя пространство зала, и вместе с тем в его туше много мягкости, деликатности в прикосновении к клавишам. В сыгранном на бис моцартовском Адажио до мажор Пауль Бадура-Скода продемонстрировал, что постиг тайну той высшей простоты, когда холодный расчет уступает место сердечности и во всем царит божественная гармония. А «турецкое» рондо поставило последний штрих к портрету Пауля Бадуры-Скоды — лукавого мудреца, умеющего с ходу завоевывать сердца.

Евгения Кривицкая

реклама

вам может быть интересно

С экуменическим уклоном Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама