Владимир Гусев: «Я — управляющий поместьем»

27.03.2008 в 14:02

Владимир Гусев

В Санкт-Петербурге начались празднования юбилея Государственного Русского музея. Одно из главных хранилищ национального художественного достояния отмечает 110-летие со дня публичного открытия. По случаю праздника директор ГРМ Владимир Гусев ответил на вопросы нашего корреспондента.

— Владимир Александрович, как вы с высоты своих 110 лет ощущаете место Русского музея среди других российских музеев?

— Ну прежде всего с высоты не моих лет (я все-таки буду помоложе), а вверенного мне музея... Он занимает достойное место в культурной жизни России, последовательно возвращает русское искусство в европейскую и мировую культуру. Почему я говорю «возвращает»? Потому что идеологический «железный занавес», который у нас был, привел к тому, что русское искусство за рубежом практически не знают. Знали то, что выпускали наши «искусствоведы в штатском» на зарубежные выставки, — передвижников, XIX век. Знали тех, кто уехал, — кого-то больше, кого-то меньше. Сейчас происходит очень важный процесс — возвращения исторической памяти, возвращение достойного, заслуженного места русской культуры, русского изобразительного искусства в мировом искусстве. Последняя выставка русских и французских классиков в Лондоне, в Королевской Академии, это четко показала: никогда русское искусство не привлекало к себе такого внимания публики и такого количества журналистов. И пресса, и посетители говорили в один голос, что для них стало открытием именно русское искусство, а не импрессионисты из Эрмитажа и ГМИИ. Эта часть выставки вызвала буквально ажиотаж. Русское искусство сопоставимо с европейским, оно не второсортное, не догоняющее Европу. Доказательство этого — важная часть нашей работы.

— За последние годы вы из одного здания перебрались сразу в несколько дворцов. Что это за экспансия?

— Я это называю мирным выбросом энергии, которая концентрировалась в Михайловском дворце. Наверное, произведениям искусства стало тесно в нем, и началась эпоха приобретений, образовалась такая небольшая галактика из дворцов, принадлежащих Русскому музею. Потом появились зеленые территории. Когда мы готовились к 100-летию Русского, я говорил: наш музей — крупнейшая в мире коллекция русского изобразительного искусства, охватывающая все направления, периоды, виды и жанры. Сегодня Русский — не только коллекция, но и архитектурно-художественный музейный комплекс.

— Да, у вас буквально — государство в государстве или, по крайней мере, город в городе!

— Еще бы, это 30 гектаров только зеленых территорий, сады и парки. Сначала Михайловский сад, сад Инженерного замка, теперь Летний — те самые сады, с которых начинался Петербург, три первых сада, о которых сам Петр очень заботился. С них начинались история Петербурга и новая страница истории России. Сейчас у нас 15 зданий и сооружений, из них 5 дворцов.

— Теперь вас можно назвать настоящим помещиком!

— Нет, я — управляющий поместьем. Помещиком, наверное, было бы лучше, но и управляющим неплохо. Так что предыдущие 10 лет стали не только периодом завоевания территорий мирным путем, но и временем освоения этих территорий.

— Этот период завершился?

— Нет, я думаю, что к 2013 году, к 310-летию Петербурга, наша программа закончится в основном, включая реставрацию Летнего сада. Мы должны превратить все свои территории в единый ансамбль.

— Наконец утверждены все планы, проекты, сметы реконструкции Летнего сада, вроде бы начинается финансирование. Какие у вас планы на него?

— Деньги дадут, постучите по дереву, — важно, чтобы вышло распоряжение правительства о финансировании отдельной строкой. Тогда к 2011 году мы планируем завершить работу с деревьями, газонами, с грунтом, а к 2015 году — со зданиями в Летнем саду.

— Вы теперь стали большим садовником, пришлось менять профессию?

— Да, эти годы стали и временем освоения новых профессий. Для нас это совершенно новые проблемы — их привыкли решать Петергоф, Царское Село, Павловск. У нас появились новые подразделения, сотрудники. Нам нужно не только привести эти сады в порядок, восстановить их, мы должны вдохнуть в них новую жизнь, а главное, сохранить их как экологические системы. Надо, чтобы в Летний сад вернулись газоны, кустарники, цветники, которые сейчас не растут из-за крон деревьев, — нужно привести их в порядок, постричь кроны. Поэтому мы осваиваем новые специальности и усваиваем термины — «кронирование», «топиарная стрижка» и многие другие. Увидеть искусство топиарной стрижки вы сможете на нашем Фестивале цветов «Императорские сады России», который пройдет в Михайловском саду в конце мая. Это будут и мастер-классы английских, французских, голландских, японских садоводов, и школа наших российских мастеров. Можно будет познакомиться с достижениями цветоводства, ландшафтного искусства, увидеть садовые затеи.

— На все это деньги нужны. Вы что, стали такие богатые?

— Нет, нам по-прежнему выделяют половину от того, что мы просим, а на фестиваль ищем спонсоров и надеемся, что со временем наша выставка-фестиваль станет такой же популярной, как в Челси, и сможет приносить какой-то умеренный доход. Но для этого нужно ее раскрутить, нам в этом помогают принц Майкл Кентский с супругой. В середине апреля будет книжная ярмарка в Лондоне, у нас там свой стенд — как всегда, у нас много изданий на английском языке. Будет прием в посольстве, на котором мы познакомим английскую общественность с планами Русского музея на юбилейный год и сделаем презентацию Фестиваля цветов, чтобы он обязательно стал международным.

— Русский музей — еще и куратор 250 художественных музеев по всей стране. Как вы с ними работаете?

— Мы учим, готовим справки для Министерства культуры о том, где какие проблемы, ездим туда. Каждый год к нам приезжает 100 — 150 сотрудников из всех музеев, мы делимся опытом, вместе с ними решаем — как выживать в новых условиях, как решать экономические проблемы, вопросы хранения, учета.

— Кстати, о хранении и учете — у вас еще продолжается госпроверка?

— Нет, слава богу, проверка прошла, отмечено хорошее состояние учета, хранения, и здесь нам тоже есть чем поделиться с коллегами. Плюс наша программа «Россия» — виртуальные филиалы по стране. Сейчас уже 34 таких филиала по России, уже открыты в ближайшем зарубежье — в Эстонии, Казахстане, сейчас готовим открытие трех виртуальных филиалов в Украине, Азербайджане.

— Когда вы работаете с музеями, то изучаете и их коллекции. Что сейчас происходит с коллекциями художественных музеев по России?

— Их состояние разное, все зависит от руководителей музеев и регионов — насколько они понимают значение культуры и ценят ее. Неправильно, когда говорят: вот, все государственные музеи не могут хранить, их надо приватизировать, собственник будет отвечать лучше! Понятно, откуда растут ноги у этой идеи, — часто музеи занимают очень привлекательные здания. Все переворачивается с ног на голову: в начале XX века меценаты, покровители искусств — купцы, банкиры, промышленники — создавали частные коллекции и дарили их городам, и частное становилось государственным. А сейчас пытаются разложить национальное достояние по частным карманам — это бред!

— Концепция выставочной деятельности как-то изменилась за последние годы?

— Наша позиция — и моя, и коллег, — что выставок в таком огромном музее, как наш, где есть что показывать, где такая огромная коллекция, должно быть много. Поэтому если мы лет пятнадцать назад делали 10 — 12 выставок в год, то теперь 60 — 70. Столько интересных тем, столько хочется показать! На выставке Куинджи в феврале побывало 40 тысяч посетителей, мы продлили ее по их просьбам. Будут еще выставки из собраний коллекционеров, с которых начиналась история Русского музея: княгини Тенишевой, например. Будут продолжаться выставки современных, молодых авторов, впервые покажем выставку семьи художников Маковских.

— Ваша последняя выставка «Время собирать», работы российских художников из зарубежных коллекций — это, по-моему, вообще какой-то новый этап в вашей выставочной деятельности. Вы показываете вещи, которые давно никто не видел.

— Мы начинали эту тему еще в 1991-м, когда сделали выставку «Территория искусства». Потом были выставки Малевича, Филонова — художников, которые были много лет под запретом. Мы возвращали имена, которые были за рубежом больше известны, чем в России, здесь их забывали. Выставка «Время собирать» — одна из первых, но мы обязательно продолжим эту тему с частными коллекционерами, нам нужно восстанавливать нашу историческую память. Современных коллекционеров будем показывать. Сейчас в Вене готовится выставка — современное коллекционирование в России. Готовится очень интересная выставка — «Американские художники из России». Мы знаем, что огромная часть русской эмиграции оказалась в Америке, что российские художники оказали большое влияние на развитие американского искусства. Эта экспозиция пройдет в Америке с октября, а в конце года приедет к нам.

— Чего вы пожелаете себе и музею на день рождения?

— Как всегда — стабильного и полного финансирования, больше нам ничего не надо.

Беседу вела Наталья Шкуренок

Тип

интервью

Раздел

культура

просмотры: 822

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

культура

просмотры: 822