Владислав Агафонников: «Время Мурадели может служить примером»

Владислав Агафонников

Открытый вокально-хоровой фестиваль «Россия — Родина моя», посвященный 100-летию со дня рождения Вано Мурадели, назвали по строчке из известной песни композитора. В Концертном зале Российской академии музыки имени Гнесиных в день столетия Мурадели — 6 апреля — пройдут гала-концерт и церемония вручения призов. В составе выступавших на Фестивале хоров детских музыкальных школ и школ искусств столицы — сотни увлеченных ребят, что делает этот праздник музыки важным и своевременным событием, привлекает внимание общества к проблемам музыкального образования. Наш собеседник — председатель фестивального жюри народный артист России, профессор Московской консерватории, секретарь Союза композиторов России Владислав Германович Агафонников.

— Кто был организатором фестиваля?

— Учредители и организаторы — Департамент культуры города Москвы, Управление культуры Центрального административного округа города Москвы, Детская музыкальная школа имени Мурадели. Особой строкой стоит отметить вклад директора школы Нателы Делекторской и ведущего хоровое искусство педагога этой же школы Ирины Рувинской, которые работали в тесном союзе. В том, что фестиваль был безупречно организован, их большая заслуга. Поддержку оказали Правительство Москвы, Методический кабинет по учебным заведениям искусства и культуры Москвы, Префектура Центрального административного округа, управа района «Хамовники», Московское музыкальное общество и, конечно, Московский союз композиторов.

— Вы говорите «конечно» потому, что Вано Ильич Мурадели был председателем правления Московского отделения Союза композиторов России?

— Да, и в годы своего правления активно помогал композиторам, особенно молодым, делал это открыто и с удовольствием. Он говорил, что не может иначе, потому что они «меня выбрали и все они — мои дети, которые мне верят». Я тоже был принят в Союз композиторов при его участии. Вано Ильич был хорошим организатором, никаких склок при нем не водилось. Все ладилось, музыка писалась, отношения между всеми складывались дружественные. Многим он помогал материально, добивался квартир для членов союза. И, знаете, тогда все это было в порядке вещей. Сегодня я бы назвал время Мурадели поистине золотым для Московского союза, и оно до сих пор может служить примером.

— Какова была цель нынешнего фестиваля?

— Возникло желание торжественно отметить знаменательную дату — 100-летие со дня рождения Вано Мурадели, приобщить молодых исполнителей к песенному творчеству Мурадели и современных российских композиторов. Несомненно, пришло время привлечь внимание музыкально-педагогической общественности к хоровому и ансамблевому исполнительству, появилась необходимость развития творческого сотрудничества и обмена опытом среди педагогов детских музыкальных школ Москвы. Фестиваль подобного рода первый, и его решили тематически связать с именем Вано Мурадели. Следующие, быть может, будут посвящены другим композиторам или датам, наше Отечество богато на таланты.

— Мурадели и дети — тема ненадуманная: в последний период творчества Вано Ильич писал произведения, адресованные юношеству и в расчете на детские голоса. В начале 70-х, когда школе — вдохновителю нынешнего фестиваля — решили присвоить имя Мурадели, я там училась. Одной из акций, помимо разучивания песен Вано Ильича, стали рассказы о композиторе. К нам приходили те, кто его знал, и мне на всю жизнь запомнились любимые слова Мурадели, которые нам постоянно повторяли: «Работать надо, работать!» Почти как у Чехова.

— Да, Вано Ильич в последние годы жизни писал для детей. Многим это казалось странным: его чаще воспринимали как автора мощного «Бухенвальдского набата» или таких популярных песен, как «Москва — Пекин», «Едем мы, друзья, в дальние края», «Я — Земля». А он был не только композитором-песенником, сочинившим множество песен, романсов, да и хоров, у него были оперы и замечательные оперетты — «Девушка с голубыми глазами» и «Москва — Париж — Москва». Много писал и, действительно, очень много работал. Кстати, в выступлениях на фестивале подчас звучали некоторые сочинения Мурадели, неизвестные даже профессионалам.

— Не представите ли членов жюри, в котором вы председательствовали?

— В жюри работали профессионалы — академик Международной академии творчества, руководитель московского ансамбля духовной музыки «Благовест» Галина Кольцова, доцент Московской консерватории и Московского государственного института музыки имени Шнитке Нина Королева, преподаватель музыкальной школы имени Мурадели композитор Игорь Рехин, первый заместитель председателя Московского музыкального общества профессор, академик Владимир Хабаров. Поначалу мы решили ставить отметки, чтобы, суммируя их, подвести итоги. Но, когда стали обсуждать выступления, оказалось, что наши точки зрения совпадают абсолютно и в жюри нет никаких разногласий. Тогда стали все решать коллегиально, в процессе живого общения. Такая динамика отношений мне понравилась.

— Сколько всего коллективов-участников было представлено?

— 27 больших хоров и еще ансамбли, в состав которых входило от 4 до 20 человек.

— Кто стал победителем?

— Предусмотрено было три премии. Но мы сделали так, чтобы если не все, то большинство выступавших получили премии. И потому, что уровень был достаточно высокий, и для того, чтобы стимулировать, оживить работу хоровых коллективов, которые приняли участие в первом фестивале.

— Как вам удалось увеличить количество победителей?

— Во-первых, было несколько номинаций: хоры музыкальных школ, коллективы хоровых школ, вокально-хоровые ансамбли. Еще деление на возрастные группы: младшие, старшие и смешанные коллективы. Например, в вокально-хоровых ансамблях по младшей группе было три коллектива, соответственно, они все оказались призерами. А старшую группу представляли пять коллективов, один стал первым лауреатом, вторую и третью премию разделили четыре ансамбля. И так далее.

Больших смешанных хоров ДМШ, объединяющих ребят разного возраста, оказалось три, и места распределились следующим образом: первое — Школа имени Шостаковича, второе — Школа имени Бетховена, третья — ДМШ № 95. Из коллективов хоровых школ лучше всех показалась Школа имени Островского, второй премией отмечена Школа имени Гедике, третью разделили Школа Шаляпина и Школа Прокофьева.

— Почему все большие хоры не рассматривались в единой номинации?

— В хоровых школах ежедневно занимаются хоровым делом, а в коллективах ДМШ поют инструменталисты, для которых хор — предмет не главный. Так что условия изначально разнятся.

— Какой репертуар исполнялся?

— Обязательная программа: песня или хор Вано Мурадели, произведение одного из российских композиторов и песня по собственному выбору (звучало немало народных песен: русские, украинские, норвежские, английские). Хочется отметить оркестр Школы Мурадели под руководством Алексея Мартыненко, который хорошо выступил на открытии.

— Как представили участники музыку современных композиторов?

— Много пели Подгайца. Звучали Дунаевский, Богословский, Эшпай, Бабаджанян, Ханок, Лепин, Лагидзе, Чичков, Тугаринов. Много пели музыки, которая сейчас звучит редко.

— Как долго проходил фестиваль?

— Было три больших концерта-прослушивания. Местами проведения выбрали красивый амфитеатр Школы имени Бетховена и старинный камерный зал Школы Мурадели. Это потрясающее здание — бывшая гимназия Поливанова, где учились Валерий Брюсов, Андрей Белый, Максимилиан Волошин. Сохранились чудесная чугунная лестница каслинского литья, роскошный зал с колоннами.

— Никаких мастер-классов, обмена мнениями не предполагалось?

— Встречи с педагогами и подведения итогов еще не было — рабочая часть фестиваля завершена, но впереди два концерта. Первый в Концертном зале Российской академии музыки имени Гнесиных пройдет 6 апреля, там наградят победителей, и выступят все лауреаты первых премий. Тогда, как полагаю, мы, члены жюри, встретимся с руководителями коллективов.

— О чем пойдет разговор?

— О технологии хорового исполнительства. В целом работа ведется серьезная, педагоги делают большое дело, но стоит обратить внимание на дыхание, которое позволяет дотягивать ноты до конца и делает исполнение интонационно устойчивым, а также и на дикцию, несовершенство которой подчас не позволяет за красивыми мелодиями расслышать слова. Маловато используют пение a capella с его прозрачным хоровым изложением.

— Как часто решено проводить фестиваль?

— Раз в два года минимум.

— Как вы думаете, поставленная цель — поднять престиж хорового исполнительства — достигнута?

— Выступления проходили при полном зале: среди слушателей были и сами исполнители, и профессионалы, и любители хорового пения. Дело, конечно, не в наградах. Приятно, что дети с удовольствием поют. Каждый хор выступает в особых костюмах, у каждого есть своя группа поддержки. Так что интерес к хоровой музыке налицо, и это — важно.

Беседу вела Елена Фокина

Тип
Раздел
Персоналии

реклама

вам может быть интересно

Русская месса Классическая музыка