Екатерина Вилкова: «Люблю, чтобы текста было мало»

22.01.2009 в 20:06

Екатерина Вилкова

Валерий Тодоровский всегда славился умением открывать таланты. Это с его подачи стали звездами Евгений Миронов («Любовь»), Дина Корзун и Чулпан Хаматова («Страна глухих»), Даниил Спиваковский («Мой сводный брат Франкенштейн»). Пришло время и Кати Вилковой, которая хороша и в его «Тисках», и в только что вышедших на экраны «Стилягах». Молодая актриса нарасхват.

— Слышал, Катя, что вас и в Италии уже приметили, позвали работать?

— Про Италию не слышала, но, может быть, и приметили, чему была бы рада. Впрочем, мне и в России работы хватает. У Александра Хвана снялась после «Вареников с вишнями» — в 8-серийном киноромане «Предлагаемые обстоятельства». Если там мне посчастливилось работать с Ларисой Удовиченко, то здесь с еще одной замечательной актрисой — Мариной Мстиславовной Нееловой.

— Опять проститутку играете?

— Нет, здесь мы с мамой — Нееловой — артистки. У Василия Пичула снялась в 12-серийной «Заставе Жилина». Это военная история про любовь. Осенью неделю снималась в Вене у режиссера Евгения Пашкевича. Он, по-моему, с 2000 года работает над большим проектом под названием «Гольфстрим», который состоит из трех частей. Сейчас завершает третью часть.

— За два года после института вы успели сыграть просто немыслимое количество ролей, зачастую разноплановых, в том числе и у известных режиссеров. Это потому, что вы необыкновенно везучая?

— Необыкновенно везучи режиссеры — они нашли меня. А если серьезно, то мне до сих пор везло. Правда, как сказал Илья Шиловский, с которым мы сделали картину «Нас не догонишь», «везет, Катя, тому, кто везет». Я думаю, что если ты честно и по-настоящему пашешь, тебя обязательно заметят. И в то же время... Да, сейчас я на плаву, но кто знает, что будет через пять лет? Как сложится моя личная жизнь? Какой будет обстановка в кинематографе, стране, мире? Как будут относиться режиссеры и продюсеры лично ко мне? Внутренне я ко всему готова.

— Своей стремительной карьерой в кино вы кому-то обязаны? Или прежде всего себе самой?

— Всему в своей жизни обязана родителям. Как актриса я бы не состоялась без педагогов, которые меня научили еще в Нижнем Новгороде, в театральном училище. У меня был прекрасный учитель Василий Федорович Богомазов, царство ему небесное. Жаль, что начинаешь это понимать, когда люди уходят. Многим я обязана и Михаилу Шевчуку, первому своему режиссеру, с которым начинала работать. Это был сериал «Сатисфакция». Миша меня пригласил сниматься и сделал все, чтобы я внутренне успокоилась.

— Вы были беспокойны?

— У меня не очень получалось еще на пробах, и он нашел для меня простые, но такие нужные слова. «У тебя, Катя, есть глаза, есть лицо, есть руки, есть голос, — говорил он, — будь собой, и все к тебе придет».

— И не сказал, что у вас необыкновенные, замечательные глаза, замечательное лицо?

— Может быть, и сказал... Но точно помню, что он говорил: «Никуда не спеши, настраивайся, иди „от себя“. Мы будем ждать столько, сколько тебе понадобится». Со стороны это выглядит как мелочи, но для меня эти «мелочи» были чрезвычайно важны. Так он со мной работал и на съемках.

— Катя, но это же сериал. Как там «идти от себя», если всем правит «давай-давай»?

— Сериал сериалу рознь. У нас не было гонки, съемки длились месяца четыре. Были заняты первоклассные артисты — Андрей Ильин, Виктор Раков, Марат Башаров, Виктор Сухоруков. И история хорошая — с выразительно прописанными характерами, дуэлями, любовью, красивыми костюмами. Собственно, это было кино, а не «мыло». Там не нужно было спешить. Я это оценила и потом предпочитала не участвовать в проектах, где всем правит «быстрее» и о качестве надо забыть. У меня вызывают аллергию сценарии, где персонажи мало похожи на живых людей, пробалтывают из пальца высосанные тексты. Вообще люблю, чтобы текста было мало, — тогда ты можешь «говорить» паузами, глазами, лицом, жестами. Болтать надо с подружками, а не перед камерой.

— С подружками? Предпочитаете женские компании?

— Любим посплетничать. Если собираемся, то часа на четыре, на пять.

— Это при вашей-то занятости?

— Мы же живые люди. И женщины.

— Первые свои по-настоящему интересные и значимые роли вы сыграли в «Тисках» и «Стилягах» Валерия Тодоровского...

— Валерий Тодоровский — прекрасный режиссер. Съемки, репетиции, которых не счесть, общение с ним — это незабываемые дни. Почти пять лет длилась работа над «Стилягами», пять лет! Собрать на такое время такой большой коллектив и держать его в тонусе, увлечь каждого — на это способен не просто классный режиссер, но и личность. Поработать с ним для любого актера — великое счастье. А если учесть, что в обоих проектах было занято много моих однокурсников и друзей, то это счастье вдвойне. Ему безоговорочно веришь, и если он что-то говорит, ты не думаешь, правильно это или неправильно, ты просто выполняешь. Понимание приходит потом, и ты в очередной раз убеждаешься, как же он был прав.

— То, что вы делали в «Стилягах», имеет отношение к вашим студенческим годам?

— Безусловно, имеет. И прежде всего это ощущение команды, эффект пионерского лагеря, если можно так выразиться, когда все вместе и всем весело и комфортно при всех бытовых неурядицах. Сначала ты вроде бы от всего устаешь, а потом не можешь без этого существовать.

— Вам пришлось и петь, и танцевать...

— И это было замечательно — я люблю и петь, и танцевать, как, наверное, и все мои коллеги. Только мне посчастливилось, в отличие от многих из них, сняться в мюзикле, да еще в таком классном. В нем все органично: музыка, вокал, танцы, актерская игра. И одно не может существовать без другого. Наш фильм, в моем восприятии, — не ретро, не про стиляг, — он очень современен, он о нас, о любви. Наше состояние, когда мы увидели себя на экране, можно выразить одним словом: супер!

— «Стиляги» обещают стать одним из самых громких проектов года. А вот «Тискам» почему-то не повезло. И на ТВ фильм проскочил как-то незаметно, хотя, с одной стороны, это качественное коммерческое кино, а с другой — тема злободневная, общественно значимая...

— И для меня это удивительно. Удивительно и то, что картине помешала цензура, которая, оказывается, у нас все еще существует. Валерий Петрович рассказывал, что, когда отдавал «Тиски» на один из федеральных телеканалов, от него потребовали «отредактировать» целый ряд эпизодов: убрать эротику, ненормативную лексику и т.д. Но ведь это же нарушает художественную структуру картины! Разве можно рассказать о наркоманах и наркодилерах, не используя их сленг, детали повседневной жизни? Есть еще одна причина: прокатчики отучили современного зрителя думать, серьезно относиться к кино. Смотрите, что сейчас идет в кинотеатрах, — легкие развлекательные фильмы самых разных жанров. А «Тиски» при всех внешних признаках коммерческого кино — картина отнюдь не развлекательная, непростая, а для кого-то и тяжелая.

— Ваша история напоминает историю Золушки. Вы жили в провинции, росли в обыкновенной семье...

— Насчет Золушки вы попали в точку. Я очень любила эту сказку и не раз говорила маме, что хочу быть Золушкой. У меня была особая, как мне кажется, семья — родители никогда и ничего мне не запрещали. За что бы я ни бралась, они всегда меня поддерживали. Их любовь и заботу я чувствовала буквально на каждом шагу. Теперь вижу, как мудро они себя вели. Благодаря папе, например, я стала серьезно заниматься гимнастикой.

— Гимнастика помогла вам в жизни?

— Она научила владеть своим телом, что очень пригодилось, когда начала осваивать актерскую профессию, приучила к дисциплине и самодисциплине. Благодаря ей я избежала соблазнов улицы — алкоголя, наркотиков, курения.

Как-то незаметно приучилась смотреть на себя глазами моих родителей: как они на это посмотрят? И не потому, что боялась наказания, — боялась их огорчить. Потому, наверное, хорошо училась. Они меня поддержали, и когда вдруг надумала поступать в театральное училище — после девятого класса...

— Как это «вдруг»?

— Сама не знаю, каким образом у меня появилась эта мысль, черт, наверное, дернул: хочу, и все. Причем родители исподволь готовили меня и к тому, что я поступлю, и к тому, что не поступлю. Они, особенно папа, опасались, что меня что-то будет разочаровывать в жизни. Когда стала задумываться, что в Нижнем, где окончила театральное училище, оставаться в этой профессии мне, наверное, не стоит, родители быстро развеяли мои сомнения: «Конечно, Катюша, тебе надо ехать в Москву». Я поехала и была принята на второй курс Школы-студии МХАТа. И сразу получила комнату в общежитии, что спасло наш семейный бюджет.

— Родители мало зарабатывали?

— Папа — электрик, мама — вахтер. Им хватало, чтобы жить полноценной жизнью, содержать меня и моего брата. Но снимать дочери квартиру в Москве — это было бы слишком накладно.

— Вам интересна ваша Аня из фильма «Тот, кто гасит свет»? Она, как и вы, росла в провинциальном городе...

— Да, и этим она мне близка. Если бы эту роль мне предложили раньше, я бы, наверное, задумалась: а стоит ли? Она не очень большая по объему и далеко не положительная. Аня не то чтобы проститутка, но неразборчивая в связях, вульгарная женщина. Мне-то нравились романтические роли. Но как только начались съемки, сразу увлеклась. Было что играть, и это самое важное. Моя героиня — необычная женщина. До нее дотрагивается мужчина, и она ничего не может с собой поделать. И это не значит, что она плохая, она — такая, и такие женщины не редкость. Она хочет вырваться из этого городка, из этой идиотской жизни, но никак не удается, и судьба ее бьет вновь и вновь.

— Насколько типична ваша героиня? Я имею в виду ее неустроенность в личной жизни, осознание невозможности вырваться из порочного круга, колючесть в общении с близкими и вообще поведение...

— К сожалению, подобные истории не редкость. Не все в жизни складывается так, как нам того хотелось бы, как хочется нашим близким. И приходится со многим мириться, чтобы не умереть и не повеситься. Среди людей, с которыми я повседневно общаюсь, нет столь трагических судеб. Наверное, нет. Но если взять страну в целом, их очень много.

— Вы бывали в настоящей провинции — не Нижнем Новгороде? То, как там живут люди, вас не ужасало?

— Вы считаете, что я жила не в настоящей провинции? В Нижнем, в третьей столице, представьте себе, есть дома с земляными полами! Мои родители живут с соседями в деревянном доме, который давным-давно в аварийном состоянии, и если сильно чихнуть, он может рухнуть. И таких домов большинство в нашем районе. Если вокруг бандиты, наркоманы и алкоголики, то чего ждать от ребенка, растущего в этой среде? Особенно если родители пьют. Мои родители, к счастью, — другие. И я им бесконечно благодарна за свое счастливое детство.

Геннадий Белостоцкий

Тип

интервью

Раздел

культура

просмотры: 802

реклама

вам может быть интересно

Талант не пройдёт! Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

культура

просмотры: 802