Как соловей в ночи

В Баку прошел конкурс вокалистов

Гюляра Садых-заде, 16.12.2010 в 00:27

Пятый Международный конкурс вокалистов имени Бюль-Бюля, организованный Министерством культуры Азербайджана и международным Фондом Бюль-Бюля в Баку, оказался беспрецедентным по количеству участников и экстремально напряженным по накалу борьбы за призовые места. В финал вышли семь певцов и две певицы: лидировали вокалисты из Узбекистана и Казахстана. Так часто бывает: один год выдается урожайным на женские голоса, другой, наоборот, — на мужские. На бакинском конкурсе перевес оказался явно в пользу мужчин: состязание выявило немало хороших, крупных баритонов, несколько перспективных теноров, самого разного плана, от лирических до драматических. Гран-при, по условиям конкурса неделимый — 10 000 долларов, — завоевал баритон из Казахстана Азамат Желтыргузов. Первую премию разделили тенор Рамиз Усманов (Узбекистан) и украинский баритон Александр Чувпило. Второе место досталось Алексею Лаврову (Россия) и узбекскому басу Женисбеку Пиязову.

Четвертое место присудили двоим: эффектному баритону с Украины Константину Бржинскому (благодарная внешность мушкетера и глубокий, объемный голос) и юному Азеру Рза-заде, азербайджанскому тенору, которому только-только исполнилось 20 лет. Талантливый, от природы исключительно музыкальный юноша, довольно тонко чувствующий, он из тех, про кого говорят: «Он понимает, о чем поет». Лирический, сладостный, с трогательными «слезными» нотками тенор: как раз такой нужен для Романса Неморино. Азер пока учится на первом курсе бакинской консерватории: если сумеет развить и отшлифовать голос, если повезет с «правильными» педагогами, он вполне сможет сделать крупную международную карьеру.

Лично мне больше всех понравился узбекский тенор Рамиз Усманов. И не только потому, что он стабильно, на хорошем уровне выступил на всех трех турах. Главное — в нем чувствовались настоящая, артистическая харизма, прочный стержень, непонятно откуда берущийся магнетизм, что заставляет зал неотрывно следить за певцом и слушать его с неослабным вниманием. Далеко не все из вышедших в финал подобным магнетизмом обладали. Но у жюри — свои резоны, они учитывают не только масштаб личности певца и его умение «держать зал», но и чисто профессиональные характеристики: правильную постановку голоса, правильно взятое дыхание, ровность звуковедения, качество так называемых переходных нот (тех, что соединяют средний регистр с верхним). Недаром на конкурсах в финал частенько выходят крепкие середнячки, тогда как за бортом сплошь и рядом остаются более яркие, энергетически заразительные, но менее аккуратные и «причесанные» соперники.

Впрочем, у Рамиза Усманова карьера уже начала благополучно складываться. Он замечен и приглашен в Московский музыкальный театр имени К.С.Станиславского и Вл.Немировича-Данченко. Скоро его можно будет услышать в партии Эдгардо в «Лючии ди Ламмермур».

Благородно, умно выступил на втором туре тенор Алексей Лавров — питомец известного вокального педагога Дмитрия Вдовина, один из участников молодежной программы Большого театра. На третьем туре он спел менее удачно, чем во втором, но исключительный профессионализм и чувство стиля слышались в его исполнении всегда. Нынешний конкурс отличался от предыдущих не только числом и необычайно высоким уровнем участников. Была принципиально пересмотрена сама система судейства, качественно изменился состав жюри. На предыдущих конкурсах жюри возглавляла Ирина Архипова, а само жюри формировалось в основном из консерваторской профессуры. В этом году оргкомитет конкурса, обнаруживая явное стремление интегрироваться в мировой оперный контекст, пригласил в Баку арт- и кастинг-директоров из ведущих оперных театров мира. Это обстоятельство резко повысило интерес к конкурсу со стороны участников: вот чем объясняется количество поданных заявок — более двухсот. Каждый вокалист, начиная карьеру, естественно, мечтает о международной карьере. Но не имея прямых выходов на западные театры и нужных контактов, трудно искать выгодные ангажементы.

Но кастинг-директора ищут не просто хорошие голоса — они ищут определенные типажи, образы, под конкретные проекты и конкретные партии, зачастую — под заданные параметры внешности певца и тембровые характеристики голоса, диктуемые режиссерской или дирижерской концепцией. Это всегда очень трудный и тяжелый поиск. Вообще, профессия кастинг-директора (в некоторых театрах функцию кастинг-директора осуществляют арт-директора, «вторые лица» театров) — одна из самых ответственных, нервных и рискованных. Ее можно сравнить, пожалуй, с профессией биржевого маклера по уровню ответственности, рисков и непредсказуемости. Вот почему директора из оперных театров Тулузы, Лиона, Барселоны, Берлина и Нью-Йорка с готовностью откликнулись на приглашение оргкомитета и приехали в Баку. Для них, ориентированных главным образом на европейский рынок голосов, отсмотреть и прослушать певцов из далеких регионов Средней Азии и Закавказья — редкая возможность расширить кругозор и географию поисков. За время конкурса они успели пополнить свою картотеку новыми приобретениями: прямо в дни прослушиваний было заключено как минимум три контракта с молодыми певцами. В перерывах специально для арт-директоров проводились дополнительные прослушивания тех, кто в конкурсе не участвовал. На них прилетели певцы даже из России.

Подытоживая, можно уверенно констатировать: конкурс Бюль-Бюля свою сверхзадачу выполнил блестяще. Он не только выявил плеяду многообещающих молодых певцов, но и весьма эффективно способствовал пропаганде лучших образцов азербайджанской вокальной музыки. Каждый участник непременно пел в первом туре народную песню своей страны. А во втором каждый пел азербайджанскую песню или романс из репертуара Бюль-Бюля. Чаще других звучали трогательный напев романса «Олкем» («Отчизна») Асафа Зейналлы, «Улдуз» («Звезда») Фикрета Амирова или романсы основоположника азербайджанской профессиональной музыки Узеира Гаджибекова «Сенсиз» («Без тебя») и «Севгили джанан» ( «Возлюбленная душа»).

Конкурс, основанный Поладом Бюльбюль оглы в честь своего отца, выдающегося тенора, прозванного в народе Бюль-Бюлем (что означает «соловей»), вновь напомнил о первом исполнителе партии Кёр-оглу в одноименной опере Гаджибекова — знаковом сочинении, положившем начало европейской оперной традиции в Азербайджане. А также успешно развил традицию, расширив границы азербайджанской вокальной школы до мировых масштабов.

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

опера

просмотры: 1059