О возвышенном — просто

Премьера оратории «Семь песен о Боге»

Премьера оратории «Семь песен о Боге». Фото: Васенин Виктор, rg.ru

20 ноября в Большом зале Московской консерватории прошла премьера оратории «Семь песен о Боге». В основе её — песни Бориса Гребенщикова, прекрасно оркестрованные композитором Андреем Микитой. Монументальное сочинение для солистов, хора и оркестра — история о человеческом Пути, о духовном поиске, о постижении добра и света.

Это разговор на вечные темы, но разговор на простом языке, понятным многим.

Премьера оратории была исполнена блестящим составом: Российский национальный оркестр, Патриарший хор Храма Христа Спасителя, Московский синодальный хор, Афонский хор «Филафонитэ». Солировали Наира Асатрян (сопрано) и Станислав Мостовой (тенор).

Соединение серьёзного академического жанра с поэтическим текстом, относящимся к массовой культуре — решение, думается, столь же нетривиальное, сколь рискованное. Оратория (от латинского oratorium — молельня) — изначально сочинение на библейский сюжет.

Борис Гребенщиков, один из «отцов-основателей» русской рок-музыки, кажется, не совсем вписывается в контекст выбранного жанра.

Правда, здесь стоит вспомнить, что ещё в XIX столетии оратория уже не обязательно была привязана к церковной тематике.

Однако в любом случае тексты Бориса Гребенщикова — это, в первую очередь, именно тексты песен.

Борис Гребенщиков. Фото — ИТАР-ТАСС

Программка услужливо предоставляет все семь выбранных стихотворений. Меня осудят многие, но

если это стихи — то это стихи плохие.

Однако претендуют ли строки БГ на статус поэзии? Если расценивать их, повторюсь, как песенные тексты — многое меняется. Яркая образность, слова, задевающие за живое, протест и смирение, небесный свет и ночная темнота — вот лучшее, что есть здесь.

Но есть и кривые рифмы (или их отсутствие), неуклюжий стихотворный метр, тяжеловесность — иначе говоря, всё то, что не мешает стилистике эстрадной музыки, но не может зваться стихотворением.

Премьера оратории «Семь песен о Боге». Фото: Васенин Виктор, rg.ru

Итак, несомненные достоинства текста вместе с его недостатками перекочевали в ораторию. Проиграла ли она от этого? Думаю, отчасти — да.

Но задачу сближения с массовой культурой (если такая ставилась) слова Бориса Гребенщикова выполняют.

И наверняка благодаря его авторству эту музыку услышит гораздо большее количество людей (таковы наши современные реалии). И это хорошо — ведь вопросы, затронутые здесь, очень важны и глубоки. Это размышление о Вере, и не только в свет силы Всевышнего, но и о вере в себя.

© Фото: со страницы Андрея Микиты в Facebook

Собственно музыкальный язык «Семи песен о Боге» сводится к традиционной ладо-гармонической системе, прекрасной полнозвучной оркестровой и хоровой фактуре. Мелодика песен БГ, пусть часто банальная, при этом по-своему красива и уж точно душевна. Это музыка, которой хочется подпевать.

«Семь песен о Боге» дарят людям свет и надежду.

Они несут добро, а это то, чего так не хватает порой в повседневной жизни. И символично, что последними словами оратории Андрей Микита и Борис Гребенщиков призывают нас помнить: «Бог есть свет, и в нём нет никакой тьмы».

реклама

вам может быть интересно

Хорошо, но мало Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама