Опера, которая «ею пела»…

«Кармен» Бизе в «Зарядье» к 80-летию Елены Образцовой

Если бы деятельность Благотворительного фонда поддержки музыкального искусства «Фонд Елены Образцовой» была ограничена только организацией вокальных конкурсов имени выдающейся певицы XX века, то даже одного этого было бы, как говорится, вполне достаточно. В Санкт-Петербурге, где «форпостом» Фонда является «Культурный центр Елены Образцовой», на постоянной основе проводятся два конкурса – Международный конкурс молодых оперных певцов Елены Образцовой (в двенадцатый раз он состоится теперь с 6 по 13 сентября нынешнего года) и Международный конкурс юных вокалистов Елены Образцовой (в восьмой раз он пройдет с 4 по 9 июля 2020 года).

Вспомним, что под эгидой Фонда Елены Образцовой – а до его учреждения под эгидой Культурного центра Елены Образцовой – в Санкт-Петербурге в разные годы состоялись и три других международных конкурса. Это конкурс теноров памяти Лучано Паваротти, конкурс меццо-сопрано памяти Федоры Барбьери и конкурс вокальной камерный музыки памяти Кончиты Бадиа. А в Москве в сентябре 2018 года прошел Международный конкурс теноров Фонда Елены Образцовой «Хосе Каррерас Гран-при». Так что по всему видно: размах вокально-конкурсной деятельности Фонда – поистине грандиозный! Уже пятый год, как величайшей оперной примадонны нет с нами, но деятельность Фонда ее имени продолжается. Эта деятельность по-прежнему направлена не только на открытие и продвижение новых певческих имен, но и на помощь ветеранам отечественной оперной сцены, на проведение вокальных мастер-классов, на издание аудиозаписей и книжно-печатной продукции, а также на организацию концертов и выставок.

«Кармен» Бизе в Большом зале комплекса «Зарядье» в Москве прозвучала 5 июня на финише мероприятий Фонда Елены Образцовой, проводимых в этом сезоне в преддверии 80-летия выдающейся оперной примадонны. Финалом юбилейных мероприятий – на этот раз при поддержке Культурного центра Елены Образцовой и Международного благотворительного фонда «Константиновский» – в день рождения певицы 7 июля станет концерт лауреатов Международного конкурса молодых оперных певцов Елены Образцовой в Мариинском театре, но «Кармен» в Москве – событие, несомненно, особенное, ибо в обширной галерее героинь западноевропейской оперы, созданных Еленой Образцовой за годы ее блистательной карьеры, эта роль едва ли не главная! Этот образ певицы давно уже стал символом мощной драматической страсти, воплощением живой и яркой темпераментности, недаром ведь сама артистка говорила, что не она перевоплощалась Кармен, а Кармен владела ею!

А в Музее современной истории России в Москве вслед за названным концертным исполнением «Кармен» 10 июня открылась выставка «Елена Образцова. Голос и судьба», также посвященная юбилею певицы, и в рамках ее открытия состоялся камерный вокальный концерт, в котором выступили молодые исполнители, так или иначе попавшие в орбиту деятельности Фонда. В юбилейном исполнении оперного шедевра Бизе «Кармен» были задействованы оркестр и хор Московского театра «Новая опера» им. Е.В. Колобова. Музыкальным медиумом проекта стал главный приглашенный дирижер и председатель художественно-творческой коллегии этого театра Ян Латам-Кёниг. В концерте также принял участие хор «Пионерия» детской музыкально-хоровой школы им. Г.А. Струве. Зрителя и слушателя в атмосферу этнической сюжетной испанскости дополнительно погружал слайд-проекционный визуальный ряд на большом экране (эскизы декораций Александра Головина к постановке «Кармен» 1908 года). При этом супратитры на русском помогали не расплескать тонкостей сюжетных взаимоотношений героев, ибо пели они, как давно уже принято в современной традиции, на языке оригинала – французском.

На авансцене перед оркестром и хором певцы-солисты не просто исполняли свои партии, но и в весьма условной манере пытались разыгрывать подобие мизансцен, что в статику концертного формата добавляло призрачной «театральности». Опера в четырех актах была поделена пополам, и в первой части явно бросающихся в глаза купюр как будто и не было. Но в начале второй части – после прелюдии к третьему акту – ни знаменитого хора контабандистов, ни сцены на привале, где происходит стычка Хозе и Эскамильо, мы так и не услышали. А ведь по логике развития сюжета, неотступно ведущего к роковому для Кармен финалу, она драматургически важна, и ее купирование весьма сомнительно.

И не столь уж важно, кто кому уступил – дирижер режиссеру концертной версии, имя которого также сообщалось (Ростислав Протасов), или наоборот. Важно, что либреттисты Анри Мельяк и Людовик Галеви, как и сам автор музыки, были бы подобной вивисекции крайне удивлены! Удивиться пришлось и рецензенту, хотя у подавляющей части публики резонов для этого, похоже, не было. Никто ничего не понял, и всех всё устроило, хотя не заметить, что третий акт начался сразу с дуэта Фраскиты и Мерседес, переходящего в сцену гадания Кармен и трио этих героинь, оказалось невозможно! Зато увидеть под занавес этого акта Эскамильо, к финальному ансамблю всё же подоспевшего, было, признаться, довольно забавно…

Впрочем, оркестрово-хоровая ткань вечера под управлением маэстро Латама-Кёнига предстала вытканной большими музыкальными «цветами» по-меломански сочно и вкусно, несмотря на то, что ее эмоциональный узор оказался скорее, огненно испанской выделки в привязке к сюжету, чем изысканно французской в привязке к музыке. Однако музыкальная гипертрофированность, свойственная этому дирижеру вообще, за пределы стилистического поля французской музыки всё же не вышла. Музыкантское неравнодушие дирижера, его единое целое с оркестром и с хором, энергично-живой исполнительский драйв были тем базисом, на котором, собственно, всё и держалось, к сожалению, – не на певцах солистах!

Принять участие в таком эксклюзивном исполнении главной оперы Бизе для каждого из них было и почетно, и ответственно, и, безусловно, волнующе. Однако главный интерес, подпадая под главный критический прицел, вызывала исполнительница главной партии, ибо сравнения с эталонной Кармен были неизбежны, тем более, что Ксения Дудникова, которую мы услышали на сей раз, в мае спела Кармен на сцене Оперы Бастилии в Париже в весьма ходульной постановке каталонского режиссера-радикала Каликсто Биейто.

Эта, в целом, вполне культурная и музыкально располагающая к доверию певица, увы, сколько бы ни доводилось ее слышать, темпераментом и эмоциональной чувственностью никогда не отличалась, что всегда усугублялось высокой, фактически сопрановой окраской звучания ее голоса. Такова фактура вокала певицы и сегодня, ставшая лишь более матовой и приобретшая чуть более густую (всё же похожую на меццо) окраску в нижнем регистре. Ксения Дудникова в партии Кармен – это всего лишь чуть больше, чем «пение нот», это лишь довольно симпатичная «наколка» образа, а не сам образ, за общей стерильностью которого эмоциональная страстность проступает лишь в отдельные частные моменты. Это музыкально мило, это, несомненно, приятно, но музыкальным огнем ничуть не обжигает!

А тенор Иван Гынгазов в партии Хозе – вообще полная вокальная катастрофа, но попробуйте сегодня найти в Москве достойного исполнителя этой партии – не найдете! В отношении же этого конкретного певца говорить о каких-то тонкостях стиля, в принципе, невозможно. Элементарно-базовых навыков академического звуковедения (не говоря уже о полном фиаско с верхним регистром и техникой mezza voce) его открытое, сдавленное, крикливое, тембрально выхолощенное звучание лишено напрочь, и ни разу за весь вечер даже не возникло и мысли о том, что в лице этого певца мы имели дело с музыкой! Чуть оптимистичнее, но всё равно «музыкально-самодеятельно» предстал в партии Эскамильо баритон Алексей Исаев, хотя на сей раз можно даже «заикнуться» и о проблесках стиля…

Партию Микаэлы провела сопрано Любовь Петрова, певица изумительной вокальной культуры, сделавшая яркую мировую карьеру. Начинала она как «лирико-колоратура», но уже давно ее голос трансформировался в мощное сопрано lirico spinto: чисто лирическая ипостась пройдена безвозвратно. Отдавая должное мастерству певицы, приходится всё же констатировать, что свободы в верхнем регистре и гибкости этому голосу на сей раз не хватило, но главную героиню драйвом в партии антагонистки она, пожалуй, даже затмила!

Наконец, партии-эпизоды. Сержантом Моралесом стал баритон Дмитрий Чеблыков, а из партии капитана Цуниги, еще одного соперника Хозе, запоминающуюся «вокальную картинку» сделал бас Пётр Мигунов. При этом необходимо позитивно отметить «квартет» второстепенных персонажей в составе сопрано Ксении Белолипецкой (Фраскита), меццо-сопрано Цветаны Омельчук (Мерседес), баритона Максима Перебейноса (Данкайро) и тенора Тараса Присяжнюка (Ремендадо). Во втором акте «квартет» с присоединившейся к нему Кармен, сложился в совершенно изумительный квинтет, прозвучавший с потрясающе тонкой ансамблевой выделкой. Все сольные хиты остались на своих местах, но у Кармен и Эскамильо они не зажгли, у Микаэлы вызвали ряд вопросов, а у Хозе, увы, разочаровали…

Фото Юли Осадчей предоставлены Фондом Елены Образцовой

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама