Ванна для бельканто с оркестром

Независимый театральный проект «Montecchi vs Opera»

В Международный день музыки 1 октября Пятый Фестиваль музыкальных театров России «Видеть музыку» обратился к барокко, а на другой день – к бельканто. В барочном стиле был представлен перформанс-открытие, и это необычное эксклюзивное действо было разыграно в располагающем к ауре музыки арт-пространстве Итальянского дворика ГМИИ им. А.С. Пушкина. Привычных «докладов» и речей, как это бывает на пресс-конференциях, по задумке организаторов фестиваля, не было, а всю актуальную информацию – как раз в виде перформанса – до журналистов донесли, то есть пропели речитативами secco – и даже accompagnato! – солисты Московского детского музыкального театра им. Н.И. Сац. За дирижерский пульт Камерного оркестра театра встал молодой маэстро Сергей Михеев.

В получасовом azione buffa наряду с информационным пластом нашлось место и концертным вставкам – номерам из оперы-сериа Генделя «Альцина». В рамках «проекта» прозвучали увертюра, а также ария Альцины «Ma quando tornerai» (Татьяна Ханенко) и ария Морганы «Tornami a vagheggiar» (Альбина Файрузова). И вышло всё это здóрово – весело, иронично, креативно, музыкально ярко, но при этом «довольно серьезно». А как же иначе! Подход к качественно веселому перформансу просто обязан быть серьезным! Взяв это на вооружение и воплотив идею директора ГМИИ им. А.С. Пушкина Марины Лошак, пригласившей Фестиваль «Видеть музыку» в храм искусства, открытый как музыке, так и театру, автор-режиссер перформанса Георгий Исаакян интегрировал в действо фрагменты спектакля «Репетиция оркестра», поставленного им в Детском музыкальном театре.

Напомним, что Георгий Исаакян – художественный руководитель Театра им. Н.И. Сац и президент Ассоциации музыкальных театров (АМТ), под эгидой которой и проводится фестиваль «Видеть музыку». Ассоциацию он возглавил в 2014 году, и тот факт, что сегодня проходит уже пятый по счету музыкально-театральный форум, приобретший не иначе как гигантские масштабы и завоевавший признание деятелей театра, критики и публики, – это заслуга нынешнего президента АМТ. При этом Фестиваль продолжает развиваться, он по-прежнему находится в поисках новых форм и «стратегий», и то, насколько необычно и свежо он пропел пресс-конференцию нынешнего года, – одно из подтверждений этого. В этом сезоне Фестиваль поддержал и ряд независимых музыкально-театральных проектов, и бельканто, которое последовало за барокко, как раз и стало одним из них.

Речь идет о независимом театральном проекте «Montecchi vs Opera», музыкальным содержанием которого стала известная опера Винченцо Беллини «Капулети и Монтекки» («I Capuleti e i Montecchi»). Эта восхитительная жемчужина бельканто анонсировалась полноценной оперной постановкой с элементами иммерсивного спектакля, но на поверку продукция оказалась semi-stage проектом. Впрочем, его явных музыкальных достоинств, несмотря даже на частные проседания в вокальном аспекте, это «открытие» ничуть не умалило. Когда проект рождается вне стен стационарного театра, перед командой творцов (беззаветно влюбленных в музыку единомышленников) на первый план всегда выходит финансовая подоплека. И semi-stage формат, неизбежно обративший постановщиков к эстетике старой доброй студийности, великолепно сыграл роль той сáмой волшебной «палочки-выручалочки», которая при скромном бюджете постановки позволила обойтись малой кровью. И с точки зрения реальности воплощения идеи это абсолютно нормально.

В этой ситуации говорить о полноформатном театральном продукте, свидетелями которого мы стали на сцене Театра им. Н.И. Сац 2 октября, вряд ли уместно. Однако говорить о креативности постановочной команды, де-факто сумевшей из ничего сделать всё, можно и нужно. Даже притом, что многие постановочные аллюзии весьма спорны и примирить все точки зрения на степень режиссерской дозволенности в аспекте отдельно взятого опуса бельканто не могут. В подобного рода опусах главное – не постановочная концепция (и за это рецензента режиссеры, конечно же, сразу четвертуют), а сама музыка, культивирующая эстетику красивого пения. Вся драматургия такого спектакля заложена исключительно в оттенках человеческих переживаний и чувств, передаваемых голосами, которые требуют безусловного владения высочайшим искусством академического пения. Собственно, это мы всегда и вкладываем в понятие бельканто.

И вопреки априорному скепсису рецензента, именно музыкальная сторона постановки более чем приятно удивила, хотя из пятерки сольных персонажей тройка мужских голосов, увы, разочаровала. Подлинным же открытием стали женские голоса главной пары героев – Ромео (героя-травести, поющего тембром меццо-сопрано) и Джульетты (героини-сопрано). Однако о певцах-солистах – позже, а пока лишь скажем, что постановка нашла потрясающе надежную – и это также приятно удивило – коллективную опору на оркестр и хор. В этом проекте свои усилия вдохновенно объединили оркестр «Новая Москва» (художественный руководитель коллектива и дирижер-постановщик спектакля – Даяна Гофман), вокальный ансамбль «Arielle» (художественный руководитель коллектива и главный хормейстер проекта – Эльмира Дадашева), артисты Хора Театра им. Н.И. Сац, а также студенты ГИТИСа (мастерская Георгия Исаакяна) и небольшая группа миманса.

Автором идеи, руководителем и режиссером-постановщиком проекта стала Елизавета Корнеева. В связке с ней выступила художник-постановщик Екатерина Агений. Она же и Юлия Айнетдинова поставили свет, и получился спектакль с оркестром на сцене и в современных костюмах – лишь со слабым намеком на романтику, идущую как от эпохи сюжета (XIII век), так и эпохи самогó Беллини (первая половина XIX века). А историческая (мировая) премьера этой оперы состоялась в Венеции в театре «Ла Фениче» 11 марта 1830 года, и в основу ее либретто Феличе Романи положил альтернативную Шекспиру версию сюжета о Ромео и Джульетте, взятую из итальянских литературных источников.

Применительно к сценографии речи о каком-либо «историзме» не идет вовсе, ибо в постановке, вставшей на рельсы студийности, сценографии в привычном понимании нет. Однако ее центральный атрибут – белая эмалированная ванна на колесиках, которую то и дело выкатывают на сцену и укатывают за кулисы, – и есть тот самый студийный «рояль в кустах», на котором всё и держится. С этой ванной связана цепь режиссерских ходов, апеллирующих к «загадочной» пластике миманса и статистов, а также к «загадочным» бытовым артефактам, возникающим по ходу дела и создающим абсолютно абстрактные, похоже, намеренно отстраненные визуальные ассоциации, «глубину» которых доподлинно постичь рецензенту, признаться, мудрено, но вполне можно трактовать и так и этак.

Иными словами, мы имеем дело с ситуацией, когда представить всё именно так вполне возможно. Однако при этом безусловной убедительности, что именно эта режиссерская вариация представляет заветный оптимум, не возникает. Помните, как вождь мирового пролетариата писал в «Трех источниках и трех составных частях марксизма»: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». О всесильности же «учения режиссера» в этом спектакле говорить довольно сложно. И хотя «перпендикуляр к музыке» данная концепция не выстраивает, «параллельная визуальность» – порой даже излишне жесткая и нарочито брутальная – каким-то неведомым образом всё же ухитряется рассказывать именно ту историю, что заложена в либретто и музыке, пусть даже визуальные ассоциации спектакля, связанные с врачебной практикой и сюжетной терапией Лоренцо (семейного доктора Капулети) словно исподволь от этой истории постоянно уводят.

Сеанс сюжетной терапии Лоренцо достигает крутого, но привнесенного апогея в финале выстрелом врача в Джульетту, «ожившую» после получения от него же укола с мнимым ядом. «Случайно» оказавшийся в склепе Лоренцо метко спускает курок в тот момент, когда Джульетта понимает, что Ромео, решивший, будто его пассия мертва и в отчаянии выпивший настоящий яд, по-настоящему умирает. Исход сюжета – тот же, но каким путем он достигнут?! Лишь этот финальный росчерк режиссуры сразу же выводит из поля сюжета, но едва об этом успеваешь подумать, как опера подходит к концу, в который раз напоминая, что «нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте». Тем более что финальная сцена роковых влюбленных, даже умирающих, как ни странно, в ванне, предстает настолько захватывающе сильной, что лишь одно это, всецело поглощая и в вокальном, и в актерско-драматическом аспекте, способно решительно искупить всё!

Но прежде чем начать разговор о певцах-солистах, хочется заострить внимание еще на одном моменте. В анонсе этого проекта красной нитью проходил тезис о том, что на сей раз бельканто и режиссерский театр сочетаются в дерзком альянсе. Для всех, конечно, это по-разному, однако для рецензента режиссерский театр применительно к опере (то есть режиссерская опера) в большинстве случаев прежде устойчиво ассоциировался с чем-то негативным. На этот же раз никакого негатива нет, а режиссерская дерзость даже при заостренно-жестком визуальном ряде довольно умеренна, и это гораздо больше склоняет за постановку, чем против. Что же до иммерсивности, то в таких исполинских пространствах сцены и зрительного зала, которыми располагает Театр им. Н.И. Сац, погрузиться в спектакль изнутри объективно невозможно. А использование проходов зрительного зала для выхода актеров на сцену и ухода с нее – это далеко ведь не иммерсивность!

Рецензенту, сидевшему прямо перед проходом между партером и амфитеатром, все эти актерско-режиссерские фигурации лишь мешали, рассеивая внимание. Но в формате semi-stage и в эстетике студийности внесценическая актерская «суета» – привнесенная (хотя вряд ли уж неизбежная) плата за лимит постановочного бюджета. Впрочем, для широкой публики всё это – не что иное, как изящно ловкий притягательный маневр, и в этом смысле задорный профессиональный кураж и театральную сноровку постановщиков не оценить невозможно. Не будем забывать также и то, что обсуждаемый проект – первая в России сценическая постановка этой оперы – пусть и semi-stage, но всё же сценическая. Так что и первопроходческий аспект этого проекта сбрасывать со счетов никак нельзя. Главное, что спектакль сам смог погрузиться в душу благодаря его музыкальной ауре, и, как было уже замечено, если весомость вклада в это мужских голосов ощутить, увы, не довелось, то пьедестал стиля бельканто женские голоса заняли по праву!

Партии низких мужских голосов – это Капеллио (отец Джульетты) и Лоренцо. Де-факто обе они – вспомогательные, но если первая в музыкальном и сюжетном аспектах к сюжету привязана «формально-установочно», то вторая, несмотря и на ее музыкальную номинальность, – сюжетообразующая, то есть та пружина, что всё время раскручивает действие. Партию Капеллио Артём Борисенко как раз и провел номинально, особых «всполохов протеста» не вызвав, но с неакадемичной манерой открытого, несобранного звуковедения, которую в партии Лоренцо обнаружил Иван Марков, примириться было практически невозможно. Порученная тенору партия Тебальда – орешек, с точки зрения ее вокальных задач, довольно крепкий, но Максим Дорофеев, при его жестко надсадном, форсированном вокальном посыле изо всех сил честно пытаясь раскусить этот заветный орешек, смог создать всего лишь музыкальный эрзац. И всё же спасибо артисту, ведь лечь грудью на амбразуру рискнет не каждый, а посему «безумству храбрых поем мы песню!..»

Но подлинные восторги спешим адресовать сопрано Валерии Бушуевой (Джульетта) и меццо-сопрано Екатерине Лукаш (Ромео). В восхитительно-сладкой стихии бельканто их голосá чудесно сливались и в большом дуэте первого акта, и в финальной сцене. Финал не отпускает до сих пор, настойчиво и неустанно звуча где-то в подкорках сознания, так что послевкусие от довольно жесткого в визуальном аспекте спектакля с трепетно-нежной музыкой прославленного сицилийца оказалось поистине грандиозным! Да и свои сольные номерные хиты обе исполнительницы провели превосходно! Так что меломанское здание спектакля эти певицы-актрисы уверенно вынесли на своих хрупких женских плечах…

Показ спектакля «Капулети и Монтекки» в рамках Пятого фестиваля «Видеть музыку» был посвящен памяти Андрея Хрипина

Пятый Фестиваль музыкальных театров России «Видеть музыку» проводится при поддержке Министерства культуры РФ и Фонда президентских грантов

Фото с перформанса-открытия в ГМИИ им. А.С. Пушкина Елены Лапиной

Фото с оригинальной продукции «Капулети и Монтекки» предоставлены пресс-службой Фестиваля «Видеть музыку»

Приглашаем вас бесплатно слушать и скачивать музыку на сайте — https://ts-music.com/genres/classical/. Удобный сервис, возможность поиска, адаптивный дизайн сайта — мы предлагаем пользователям только лучшее.

Тип
Раздел
Персоналии
Произведения
Автор

реклама

вам может быть интересно

Памятники старины Классическая музыка