«Альцина» в Гамбургской камерной опере

«Альцина» Генделя в Гамбургской камерной опере идёт в сокращённом концертном исполнении. Артисты по очереди выступают в рокайльных костюмах: в пышных платьях и камзолах. Фоном становится то звёздное узорное небо, то крупные искрящиеся в темноте слёзы, то лесная чаща.

Напомню, что Альцина — волшебница, правящая на острове. Надоевших любовников она обращала «кого сосной, а кого оливой, кого пальмой, кого кедром … кого светлым ручьём, кого диким зверем», «чтобы не разнесли они по свету славу о её распутстве» (Ариосто, «Неистовый Роланд», Песнь шестая). Возможно, такая же участь в итоге ждала бы и её приворожённого любовника рыцаря Руджеро, если бы его не спасла Брадаманте с помощью волшебника Мелиссо.

Обычно спектакли в Гамбургской камерной опере идут на немецком языке, но сейчас арии из «Альцины» переводить с итальянского не стали, а речитативы secco полностью исключили. При этом постановщики Луц Хоффман и Мариус Адам много внимания уделили тому, чтобы зрители ничего не упустили в содержании. А именно, помимо перевода всех исполняемых арий в буклете, Луц Хоффман появлялся после каждого музыкального номера и пересказывал сюжет. Таким образом исполнение стало предельно дискретным.

Эта дискретность делает наглядным следующую особенность «Альцины» — в ней нет любовных дуэтов. Хотя любовь Брадаманте и Руджеро в итоге побеждает, но их отношения возобновятся только по окончании произведения. Альцина и Руджеро — трагическая пара, их любовный рай покоится на фальшивом основании и в конце будет разрушен. Но и у них нет любовного дуэта, о захвативших их страстях они рассказывают в монологах. Руджеро зачарован и не может управлять своими чувствами, Альцина же будто бы заколдовала саму себя. Моргана, сестра Альцины, влюбилась в Брадаманте, переодетую мужчиной, с ней любовным дуэтом она, конечно же, не поёт, как и с влюблённым в неё Оронте. Тем самым разбитое на отдельные арии исполнение ещё более акцентирует, что все персонажи оперы заключены в клетку своих чувств и отделены друг от друга.

В оркестровой яме находится классический струнный квартет — две скрипки, альт и виолончель. Автор этой камерной версии дирижёр Этторе Пранди отмечает: «Для меня интересна мысль, не в последнюю очередь, в 2020 год Бетховена, исполнить произведение Генделя в составе, который для Бетховена, возможно, был наиболее интимным и чистым. При этом почти можно себе представить или вообразить, что некоторые арии и контрапункты Генделя именно так звучали в фантазии Бетховена. Тем самым наша "Альцина" является не только необычным преподнесением барочной оперы, но и косвенно отдаёт дань уважения величайшему поклоннику Генделя».

В заглавной партии выступает молодая немецкая артистка Свенья Шиктанц. Её пламенный темперамент время от времени прорывался сквозь сковывающий его корсаж. Во время её пяти арий я всё время думала, что в возможной экранизации романа Золя «Нана» ей следовало бы отдать главную роль. Однако Нана при всей своей сценической эффектности пела ужасно, чего нельзя сказать о фрау Шиктанц: ровная вокальная линия, большой объём голоса, страстная печаль.

Нидерландский контртенор Йоэль Вуик с длинными пышными светлыми волосами создавал барочную атмосферу отработанными жестами. Меццо-сопрано Фелины Кнабе неплохо звучало в среднем регистре, но её колоратурная игра голосом казалась, скорее, пародией. Наивное очарование и милую грусть Моргане придала Наташа Двулецки. Коротенько выступили Роберт Элибей-Хартог (Оронте) и всегда увлекательный и размеренный Титус Витт (Мелиссо).

В конце представления Альцина выпивает чашу с ядом и умирает. Артистка плавно опускается на пол и лежит в центре сцены «мёртвая», пока все остальные персонажи радостно поют хором, веером разместившись в створчатых кулисах. И счастливое пение вокруг «трупа» этой роскошной женщины наводит на мысль, что не так уж и зря Альцина превращала в мирт всяких там астольфов.

Спектакль состоялся 28 октября 2020 года.

Foto: Dr. Joachim Flügel

Тип
Раздел
Произведения
Автор

реклама