И корабль плывет!

Шторма и штили Тринадцатого Образцовского…

Со стапелей Культурного центра, который в 1996 году основала в Санкт-Петербурге выдающая оперная примадонна XX века Елена Образцова, корабль-бренд Международного конкурса молодых оперных певцов ее имени впервые был «спущен на воду» в 1999 году. Этот конкурс со стопроцентно петербургской родословной – типично петербургский и по атмосфере, и по духу, и по невероятно трепетному отношению к нему публики. 25-летний юбилей Культурного центра Елены Образцовой, отмечаемый в 2021 году, – прекрасная веха в череде огромного множества состоявшихся под его эгидой проектов. Вместе с тем конкурсу, существующему уже двадцать два года, на сей раз пришлось смело преодолеть свой порядковый номер, традиционно считающийся роковым, несчастливым…

Конкурс на невских берегах проходит в нечетные годы, и если бы не его единственная выездная сессия в Москве в 2006 году, вклинившаяся между петербургскими конкурсами 2005 и 2007 годов, порядковый номер 13 возник бы только в 2023-м. И в том, что роковой рубеж оказался преодоленным «досрочно», похоже, есть даже свой позитивный момент. Тринадцатый Международный конкурс молодых оперных певцов Елены Образцовой в этом году прошел на исторической площадке Государственной академической капеллы Санкт-Петербурга. Он запомнился как конкурс, проложивший вокальный фарватер через шторма и штили, но, тем не менее, уверенно вселивший оптимизм итогами даже притом, что обладателя Гран-при, хотя на этот раз он был как никогда очевиден, так и не назвал…

Едва успели «уняться волнения страсти» II Международного вокального конкурса Фонда Елены Образцовой «Хосе Каррерас Гран-при», состоявшегося в конце апреля в Москве, как с 14 по 21 августа Благотворительный фонд поддержки музыкального искусства «Фонд Елены Образцовой» (Москва) и Культурный центр Елены Образцовой (Санкт-Петербург), объединив организационно-творческие усилия, собрали в городе на Неве новых участников на новые вокальные баталии. Однако благодаря новым старым участникам, с которыми совсем недавно довелось познакомиться на названном апрельском конкурсе в Москве, возникло даже некое мимолетное ощущение déjà vu

При первом счастливом плавании в 1999 году конкурсный корабль, расправивший вокальные паруса под пристальным вниманием весьма представительного международного жюри, собранного благодаря подлинному энтузиазму и высочайшему профессиональному авторитету Елены Образцовой, получил ту необходимую организационную и творческую оснастку, которая и по сей день помогает держаться ему на гордом и величавом плаву. Но времена меняются: Елены Образцовой уже много лет нет с нами, а ее дело – одно из главных дел ее блистательной, феерической жизни – продолжает жить! Когда-то певица сама общалась со спонсорами, привлекала к конкурсу необходимых людей и финансовые ресурсы, без которых далеко не уплывешь. Но сегодня счастливым талисманом конкурса стал мощный бренд имени примадонны, и, несмотря на сложности пандемийного времени, Тринадцатый конкурс, став событием новейшей музыкальной истории, состоялся.

В этом году он прошел при поддержке Комитета по культуре Санкт-Петербурга в рамках III Международного фестиваля «Приношение Елене Образцовой». Однако важно подчеркнуть, что проведение конкурса стало принципиально возможным благодаря гранту Президента Российской Федерации, полученному дирекцией Конкурса Елены Образцовой от Фонда президентских грантов (генеральный директор конкурса – Наталья Игнатенко [Москва], исполнительный директор конкурса – Ирина Чернова [Санкт-Петербург]). Как и в предыдущие конкурсы, разделение премий на мужские и женские, заложено не было: все певцы соревновались в общем зачете, на который пришлись так и не присужденный Гран-при и три лауреатские премии. Но на заре рождения и становления конкурса помимо Гран-при три премии были зарезервированы за женскими и три премии за мужскими голосами!

Дмитрий Чеблыков

Спасибо Фонду президентских грантов: без него конкурс просто бы не состоялся! И всё же хочется выразить робкую надежду на то, что разделение премий на мужские и женские уже на следующем Международном конкурсе молодых оперных певцов Елены Образцовой будет восстановлено. И это вовсе не прихоть вашего покорного слуги, а вопрос престижа конкурса, ведь выбрать между первоклассным баритоном и вполне добротной, что по нынешним временам уже большая редкость, певицей меццо-сопрано жюри, как показали итоги нынешнего конкурса, так и не смогло. Мы снова слегка забегаем вперед, но к именам лауреатов и обладателей специальных призов подойдем несколько позже.

Международное жюри и тактика конкурсных прослушиваний

Пандемия COVID-19 наложила отпечаток не только на интернациональный состав и численность участников, заметно уменьшившуюся в сравнении с исходным количеством заявок, поданных, что называется, «в первом страстном порыве», но и на раскладку сил международного жюри, основной контингент которого составили отечественные кадры. А формулы «Россия – Австрия» и «Россия – Великобритания», которые де-факто оказались актуальны для пары членов жюри (наших соотечественников) и на этот раз вызвали вполне оптимистичную эмоцию наподобие «ó как!». Но как бы то ни было, представительность жюри была на высочайшем брендовом уровне.

В жюри вошли всемирно известные оперные певцы, гордость отечественной вокальной школы: сопрано Маквала Касрашвили (Россия, профессор Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского, помощник главного дирижера – музыкального руководителя Большого театра России), меццо-сопрано Ольга Бородина (Россия, солистка Мариинского театра, профессор РГПУ имени А.И. Герцена), сопрано Марина Мещерякова (Россия – Австрия, педагог по вокалу, директор агентства по организации гастролей М Stage Productions), баритон Сергей Лейферкус (Россия – Великобритания, педагог по вокалу). Список продолжают Лариса Гергиева (Россия, концертмейстер, художественный руководитель Академии молодых оперных певцов Мариинского театра) и пара зарубежных персоналий – Джулия Лагаузер (Франция, соучредитель и гендиректор некоммерческой организации Opera for Peace – Leading Young Voices of the World) и Тедди Герстель (Швейцария, глава арт-агентства Gerstel International Opera Management). Наконец, на III туре к названному «септету» в качестве восьмого члена жюри присоединился Алессандро Ариози (Италия, глава арт-агентства Ariosi Management).

Списочное число участников согласно официальному буклету конкурса составило 215, но в расписании прослушиваний I тура (14–17 августа) оно сократилось уже до 186. При этом «потери» обнаруживались и на стадии самих прослушиваний, так как из-за пандемии COVID-19 кто-то (в основном, из дальнего зарубежья) всё же не рискнул приехать сам, а кто-то, приехав, сдал положительный ПЦР-тест. В итоге количество участников, реально выступивших на I туре, уменьшилось до 163, их интернациональная география с 20 стран сузилась до 11, и, в конечном счете, на конкурс приехали певцы из России (137), Беларуси (7), Украины (5), Китая (4), Казахстана (3), Узбекистана (2), Азербайджана (1), Молдовы (1), Польши (1), Монголии (1) и Вьетнама (1). Но и 163 участника – это тоже ведь немало!

На II тур (18–19 августа) вместо 40 участников (регламентного максимума) жюри пропустило в этот раз 49, а на III тур (в строгом соответствии с регламентом) – 15. Но на нынешнем конкурсе, наконец, произошло событие важность которого трудно переоценить. Дело в том, что в последние годы – так было, в частности, на конкурсах 2015, 2017 и 2019 годов, которые прошли уже без Елены Образцовой – на III (оркестровом) туре в силу форс-мажорных технических моментов конкурсного процесса финалисты исполняли лишь по одной арии. Гибкость и статистическую представительность решений жюри это заведомо снижало, но, к счастью, в этом году, наконец, вернулись к исконному регламенту с двумя ариями. Хочется верить, что это навсегда, ибо очевидцем такого мощного и разнопланово-захватывающего финала, как в этом году, ощущать себя не доводилось давно…

Как всегда, в рамках торжественного открытия конкурса и представления членов жюри (14 августа) состоялся концерт лауреатов прошлых лет. И в день открытия, и на финальном витке конкурса (21 августа), после которого прошла торжественная церемония награждения, на сцене находился Санкт-Петербургский государственный академический симфонический оркестр (художественный руководитель и главный дирижер – Александр Титов), а оба вечера за его дирижерским пультом стоял маэстро Михаил Татарников. Для целей вокального конкурса зал Санкт-Петербургской капеллы предстал во всех аспектах оптимальным (особенно, в аспекте акустики), и прежде чем перейти к собственным живым впечатлениями от Тринадцатого Образцовского, дадим полный свод его результатов.

Главные премии и звания лауреатов:

• Гран-при (700000 руб.) – не присужден;
• I премия (500000 руб.) – Дмитрий Чеблыков (баритон, Россия);
• I премия (500000 руб.) – Зинаида Царенко (меццо-сопрано, Россия);
• II премия (350000 руб.) – Алексей Кулагин (бас, Россия);
• III премия (250000 руб.) – Мария Мальцева (сопрано, Россия);

• Приз зрительских симпатий (50000 руб.) – Дмитрий Чеблыков.

Премии финалистов (35000 руб.) и звания дипломантов:

Кудайберген Абильдин (тенор, Казахстан);
Александр Ершов (баритон, Россия);
Мария Кокарева(сопрано, Россия);
Анна Кучерявый (сопрано, Молдова);
Мадина Оразбай (сопрано, Казахстан);
Акылбек Пиязов (баритон, Узбекистан);
Евгения Резникова (сопрано, Россия);
Сосорбарам Бат-Эрдэнэ (бас, Монголия);
Альбина Тонких (сопрано, Беларусь);
Чжан Лэй (сопрано, Китай);
Александра Шмид (сопрано, Польша).

Специальные премии и приз Благотворительного фонда Елены Образцовой:

• «За лучшее исполнение арии из оперы итальянского композитора» памяти Полины Виардо (25000 руб.) – Чжан Лэй;
• «Лучшему баритону конкурса» памяти Юрия Мазурока (25000 руб.) – Дмитрий Чеблыков;
• «За лучшее исполнение камерного вокального произведения русского композитора» памяти Надежды Обуховой (25000 руб.) – Зинаида Царенко;
• спецприз «Приглашение к сотрудничеству» – Александра Шмид.

Другие специальные призы и премии:

• спецприз «Дебют» (сольный концерт в Культурном центре Елены Образцовой) – Мария Мальцева и Жаргал Цырендагбаева (сопрано, Россия);
• сольный концерт в Зале органной и камерной музыки имени Елены Образцовой (Сосновый Бор Ленинградской области) – Чжан Лэй;
• участие в концерте в сопровождении оркестра в рамках проекта Opera for Peace – Leading Young Voices of the World на международном музыкальном фестивале в Леричи (Италия) в 2022 году – Альбина Тонких;
• участие в творческом проекте Михаила Татарникова – Акылбек Пиязов;
• дебют на Санкт-Петербургском международном фестивале «Опера – всем» от Фабио Мастранджело (музыкального руководителя фестиваля) – Евгения Резникова;
• творческий приз от Радио «Орфей» – Дмитрий Чеблыков;
• премия «Чистый голос» (20000 руб.) от французской компании «Буарон» – Жаргал Цырендагбаева;
• премии «Лучший концертмейстер конкурса» (30000 руб.) – Мария Чернова (Россия) и Солонго Баттумур (Монголия).

…Побывать виртуально на всех конкурсных прослушиваниях можно было благодаря прямым интернет-трансляциям, что в век высоких технологий обеспечивает соревнованию вокалистов как необходимую демократичность, так и максимальную открытость. Но чтобы услышать голос по-настоящему, надо непременно находиться в зале, и это непреложно! Все туры Конкурса молодых оперных певцов Елены Образцовой – очные, и когда на I (де-факто отборочном) туре жюри оказалось перед необходимостью вживую прослушать 163 участника, его миссия превратилось в сплошной (с перерывом на торжественное открытие конкурса) четырехдневный марафон. Автор этих строк свою задачу сходу упростил, решив подключиться к живым прослушиваниям со II тура, однако, приехав в Санкт-Петербург накануне, смог успеть на последний заход практически уплывавшего уже корабля I тура.

Из-за пандемии COVID-19 жеребьевки в этот раз не было, а участники выступали в алфавитном порядке. И так случилось, что в последний заход последнего дня I тура попали те певцы, встреча с которыми в Капелле Санкт-Петербурга для рецензента началась далеко не с чистого листа. Прежде всего, живейший интерес априори вызывал баритон Дмитрий Чеблыков, и он настолько феерически стильно и музыкально рафинированно спел арии моцартовского Дон Жуана и россиниевского Алидора, что даже еще без осознания всей конкурсной картины невольно подумалось: да это же готовый Гран-при!

Дмитрий Чеблыков

На II туре сей порыв перерос в твердое убеждение: в изумительном сотворчестве с концертмейстером Антониной Кадобновой рельефно-сочное бельканто, проступившее в арии Короля Альфонса из «Фаворитки» Доницетти, и тончайшие психологические нюансы (лирические и драматические) в камерных опусах Ана и Чайковского сказали свое веское и решительное слово. Певец явно стоял особняком и на III туре: по культуре вокала, по обаянию и артистическому куражу ему просто не было равных! Французский репертуар – куплеты Эскамильо из «Кармен» Бизе – открыл еще одну грань куртуазного вокального дарования певца, а из баллады Томского из «Пиковой дамы» Чайковского, предъявив и драматическую кантилену, и диапазон, и тесситурную свободу, исполнитель сумел сделать подлинный бриллиант интеллектуально-вдумчивой музыкальной огранки.

Право, странно, что жюри, «щедро» выписав две I премии, очевидного Гран-при не разглядело… Впрочем, в этом году в сравнении с предыдущими конкурсами (речь снова о конкурсах 2015, 2017 и 2019 годов) как никогда много было представлено меццо-сопрано – 32! И даже в последнем заходе I тура на долю рецензента выпали выступления пяти участниц, одна из которых и стала обладательницей альтернативной I премии. При жизни Елены Образцовой (а последний для нее конкурс молодых оперных певцов состоялся в 2013 году) меццо-сопрано среди его лауреатов были, и самый большой улов – на первом конкурсе 1999 года. Тогда с разделением на женщин и мужчин были присуждены даже четыре премии! Однако с конкурса 2009 года меццо-сопрано среди лауреатов не значились вплоть до этого конкурса, обладательницей I премии на котором стала Зинаида Царенко.

Зинаида Царенко

Эта певица оказалась единственной из девяти меццо-сопрано, допущенных на II тур, которая вышла в финал. Своих соперниц по цеху, многие из которых фактурной яркости и насыщенности подлинного звучания меццо-сопрано явно не добирали, она обошла, прежде всего фактурностью вокального посыла. На I туре она заставила обратить на себя внимание мощным драматизмом в арии Любаши из «Царской невесты» Римского-Корсакова, а на II туре – эмоциональной чувственностью в арии Леоноры из «Фаворитки» Доницетти. На III туре довольно ровно представив сегидилью из «Кармен» Бизе, главный свой козырь певица выложила на монументальной арии Иоанны из «Орлеанской девы» Чайковского, хотя в ней с интонированием было далеко не всё безупречно. Все дивиденды исполнительницы – в ее природных вокальных данных, а культура звуковедения с ними пока не корреспондирует. Понятно, это не уровень Гран-при, но присуждение I премии – вполне обоснованное.

Две меццо-сопрано этого конкурса знакомы нам по II Международному вокальному конкурсу Фонда Елены Образцовой «Хосе Каррерас Гран-при». Дарью Хозиеву, взявшую тогда II премию (полнейший нонсенс!), сейчас также довелось услышать на I туре, дальше которого она не прошла. Чуть больше времени потребовалось жюри, чтобы «разобраться» с Дианой Толасовой, которую сейчас вживую довелось услышать лишь на II туре – в финал ее закономерно не пустили. Их выступления ничего нового к портретам певиц не добавили, но не могла не запомниться Полина Шароварова: в потоке меццо-сопрано она выступала последней (тридцать второй), а в общем потоке конкурсантов – сто пятьдесят седьмой.

Из-за того, что изрядно подуставшее жюри свою фаворитку только что определило (Зинаида Царенко пела в тот же день в последнем заходе I тура), а возможно, из-за ставки на фактурность звучания, а не на техничность, номер 157 остался незамеченным. Однако обладательница пока что небольшого темно окрашенного голоса с удивительно красивыми контральтовыми обертонами совершенно феноменально представила речитатив и каватину Танкреда из одноименной оперы Россини, что, пожалуй, даже невольно затмило спетую ею арию Орфея из «Орфея и Эвридики» Глюка. Похоже, репертуар Россини с его мелкой колоратурной техникой – то, на что голос певицы ложится идеально. Но Россини всегда выхолощен и сух без чувственности, и ее с набором объемности, полетности и, в известной степени, вязкости звучания певице теперь необходимо неустанно культивировать…

Большой удачей последнего захода I тура стало услышать потрясающую колоратуру из Бурятии Жаргал Цырендагбаеву с ариями Аспазии из «Митридата» Моцарта и Марии из «Дочери полка» Доницетти. Успех c арией Норины из «Дона Паскуале» Доницетти певица однозначно закрепила на II туре, однако в финал загадочно не прошла. Вообще, среди сопрано, спевших на II туре (из России и ближнего зарубежья, включая Мадину Оразбай, Альбину Тонких и Анну Кучерявый, «вечную» дипломантку, которой на конкурсе 2019 года от Культурного центра Елены Образцовой вручили также и приз «Дебют»), Жаргал Цырендагбаева и еще одна лирико-колоратура Мадина Оразбай оказались однозначными лидерами. Последняя на II туре пленила арией Джильды из «Риголетто» Верди, а в финале больше вдруг захватила не речитативом и романсом Джульетты из «Капулети и Монтекки» Беллини, а русской музыкой – каватиной Людмилы из «Руслана и Людмилы» Глинки.

Мария Мальцева

И две сопрано из дальнего зарубежья Чжан Лэй и Александра Шмид, прошедшие во II и III туры, также могли бы поспорить за лидерство. И это снова лирико-колоратуры! Обеих певиц довелось вживую услышать на всех трех турах, но если первая шла очень уверенно и ровно, поразив на III туре музыкальной феерией в каватине Семирамиды из одноименной оперы Россини, то вторая свои позиции в финале однозначно сдала. А Мария Мальцева во II туре выступила настолько бесцветно, что ее пропуск в финал вызвал удивление. Правда, сам финал ситуацию заметно выправил. Тем не менее, присуждение ей III премии (если ее присуждать именно сопрано) – щедрый аванс без должного пока подкрепления. Но ведь и финалистки Мария Кокарева и Евгения Резникова на лауреатство также тянули не шибко…

На I туре обратил на себя внимание интересный, с позволения сказать, камерный бас (скорее, даже бас-баритон) из Китая Чан Чен. Он оказался и забавным Лепорелло из «Дон Жуана» Моцарта», и даже довольно представительным Князем Галицким из «Князя Игоря» Бородина, однако, похоже, «китайская квота» конкурса закончилась на Чжан Лэй (и это без вопросов), так что продолжения не последовало. Из басов в финал вышли Алексей Кулагин и – по «монгольской квоте» – Сосорбарам Бат-Эрдэнэ, который с нашим отечественным басом, получившим II премию, соперничать явно не мог. По итогам II тура вместо баса из Монголии в финал следовало бы пустить баса из России Константина Федотова, но этого не произошло, и остается лишь прибегнуть к тезису-спасению, что конкурс есть конкурс…

Алексей Кулагин

Зато конкурс в Санкт-Петербурге однозначно заставил пересмотреть отношение к басу Алексею Кулагину, присуждение которому I премии на II Международном вокальном конкурсе Фонда Елены Образцовой «Хосе Каррерас Гран-при» в Москве вызвало в свое время ярко выраженное недоумение. С конца апреля прошло всего четыре месяца (срок смешной!), и всё же певец полностью изменил манеру вокализации, наконец-то органично включил в звуковедение грудной регистр, а его исполнение, избавившись от манерности и самоупоения, приобрело и выразительность, и кантиленность. Он блестяще выступил на II туре и с камерным «смертельным диптихом» («Серенадой» из «Песен и плясок смерти» Мусоргского и «Пляской смерти» Сен-Санса), и с арией Дона Базилио из «Севильского цирюльника» Россини. А в финале исполнитель смог блеснуть драматической кантиленой в арии Короля Рене из «Иоланты» Чайковского и уверенно – стилистически «ароматно и вкусно» – покорил сердца публики арией Дона Руи Гомеса де Сильвы из «Эрнани» Верди. Воистину, эта ария по-настоящему способна испытывать басов на прочность!

Возвращаясь к баритонам, заметим, что баритон из России Александр Ершов прошел в финал по какому-то необъяснимому недоразумению: его выступление на III туре никакой критики просто не выдерживало. Неужели пропуском на него стала репертуарная экзотика II тура, ария (кантабиле) Энрико (герцога ди Шевреза) из «Марии ди Роган» Доницетти, за которой в аспекте интерпретации решительно ничего не стояло? Напротив, наш добрый знакомец по прошлому конкурсу Акылбек Пиязов, еще один «вечный» дипломант этого состязания, смог подарить немало приятных мгновений музыки, хотя в нынешнем году в техничности, пожалуй, всё же несколько недобирал. На II туре певец запомнился арией Вильгельма Телля из одноименной оперы Россини, а в финале – арией Короля Альфонса из «Фаворитки» Доницетти, и штурм высот бельканто носителем голоса удивительно мягкого, пластичного тембра легко заряжал зал мощными флюидами вокального оптимизма.

А что в стане теноров, вечных героев-любовников оперы? Во II туре их осталось всего трое, и после окончания прослушиваний стало очевидно, что единственный кандидат на выход в финал – лирический тенор Кудайберген Абильдин, достойно представивший и камерный репертуар, и арию Рудольфа из «Богемы» Пуччини. Собственно, так и вышло, но в финале с арией Хозе из «Кармен» Бизе и песней Левко из «Майской ночи» Римского-Корсакова в аспекте музыкальности и стиля исполнитель несколько потерялся. И всё же на этом конкурсе певец времени зря не терял: взяв микрофон на торжественной церемонии награждения (между награждениями дипломантов и лауреатов), прямо на сцене – на волне всеобщего эмоционального оцепенения слушателей и жюри – он сделал предложение руки и сердца своей соотечественнице Мадине Оразбай, и предложение тут же было принято. Эта красивая пара стала дипломантами конкурса, однако приобрела на нём несравнимо больше! Сей случай уникален, и подобное, кажется, вообще происходит впервые!

P.S. В заключение необходимо акцентировать весьма важный момент. В этом году в рамках конкурса для его участников была организована образовательная программа. До начала конкурсных прослушиваний занятия с молодыми певцами в аспекте постижения ими стиля исполняемой музыки провел дирижер Мариинского театра Владислав Карклин, а в свободный день 20 августа мастер-классы и консультации для участников конкурса провели члены международного жюри. И это закономерно, ведь свой Культурный центр в Санкт-Петербурге, а затем и Благотворительный фонд в Москве, Елена Образцова как раз и создавала, чтобы растить молодое певческое поколение, чтобы искать и находить таланты, которые в любые времена требуют чуткого внимания и всесторонней поддержки.

Фото предоставлены пресс-службой конкурса

реклама

вам может быть интересно

Нанотехнология романтизма Классическая музыка