Очарование Наслаждения и Разочарования

«Триумф Времени и Разочарования» в Московской филармонии

От этой оратории Генделя – первенца сего жанра в необъятном музыкальном наследии композитора – за весьма короткую российскую историю ее исполнений, начавшую отсчет в мае 2018 года, разочаровываться доводилось уже дважды. Этому как раз и была посвящена публикация, вызванная исполнением оратории в Большом зале Московской консерватории 25 ноября 2019 года. Оно явилось концертным развитием театрального проекта, который полутора годами ранее был реализован в Москве на Малой сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

И в том, и в другом случае «идеологический» подход к прочтению шедевра Генделя зиял огромными музыкальными купюрами и являл недвусмысленную «апокрифичность», о чём в названной выше публикации как раз и шла речь. Но, к счастью, версия, прозвучавшая на сцене Концертного зала имени Чайковского 7 октября в рамках фирменного абонемента Московской филармонии «Вершины мастерства барокко», первую ораторию Генделя явила во всём ее академическом великолепии и музыкально-номерной полноте. И пусть не все участники интернационального «квартета» певцов-солистов смогли продемонстрировать безупречное владение музыкальной стилистикой, не все смогли пройти сквозь технические рифы барочного письма Генделя, общее благодатное послевкусие от этого исполнения в слушательском подсознании поселилось легко, уверенно и надолго.

В афише проекта, в первую очередь, привлекало имя любимицы московской публики, сопрано Юлии Лежневой, которая скромно взяла на себя не главную партию Красоты, а партию Наслаждения. Впрочем, какой персонаж главный, а какой второстепенный, на этот раз не вполне корректен, ведь в прозвучавшей первой – камерной – редакции 1707 года в поэтических эмпиреях либреттиста Бенедетто Памфили и музыкальной стихии 22-летнего композитора, приехавшего «покорять Рим», хорового пласта нет. Музыкальное здание с иерархией певцов в традиции барочной эпохи полностью зиждется на четверке солистов.

При этом инструментальной субстанцией, цементирующей звучание всей партитуры и бережно поддерживающей звучание певческих голосов, естественно, становится оркестр, и с этой задачей прекрасно справился ансамбль из Франции «Les Accents» («Акценты»). В 2014 году он был основан скрипачом Тибо Ноалли. И если во главе с ним – музыкантом оркестра и дирижером – этот коллектив выступил в Москве впервые, то итальянского контратенора Карло Вистоли, который в соответствии с модой нашего времени взял на себя контральтовую партию Разочарования, отечественные меломаны, конечно же, помнят как участника дивной «прогулки по итальянскому саду голосов и музыки». «Прогулкой» на той же сáмой сцене в 2015 году стал один из проектов Уильяма Кристи и его ансамбля старинной музыки «Les Arts Florissants» («Цветущие искусства»).

Оратория Генделя – длиннющий диспут-полилог, который ведут персонажи-аллегории Красота, Наслаждение, Разочарование и Время. Линия Наслаждения и Разочарования – тот самый «диполь» контрарных философских позиций-взглядов, что в результате воздействия на беспечную Красоту обнажает ее бренность во вселенной, низвергая с Олимпа земных удовольствий и суетности на грешную землю. Персонаж Время в связке с Разочарованием при этом становится его «адвокатом», ибо всё всегда расставлять по местам лишь Времени и подвластно. Сегодня очень модно домысливать за либреттиста, что смысл персонажа, названного Разочарованием, не надо понимать буквально. Однако слóва из либретто не выкинешь: его автор сказал именно то, что хотел сказать, а всё иное – от лукавого…

Но как бы то ни было, Юлия Лежнева (Наслаждение) и Карло Вистоли (Разочарование) мастерски создали ту главную музыкальную опору, за которую, ничуть не растерявшись, уцепились и сопрано румынско-швейцарского происхождения Ана Мария Лабин (Красота), и тенор чилийско-швейцарского происхождения Эмильяно Гонсалес Торо (Время). Первая предстала носительницей скромного от природы, тембрально неяркого голоса и встроиться в здание музыки смогла лишь номинально: бальзамом для души ее формально-аккуратное пение так не стало. У второго «с душой» всё было в порядке, но его чрезмерная силовая манера звуковедения всё время шла вразрез с музыкальным стилем. Этот же певец в партии Коменжа в «Луге писцов» Герольда на сцене «Опера комик» в Париже шесть с половиной лет назад был куда более мастеровит! Однако, увы (и это, однозначно, в контексте оратории!), ничто не вечно: много воды утекло с тех пор, многое изменилось…

Это исполнение оратории привлекло и тем, что в июле нынешнего года Карло Вистоли выступил во втором составе премьеры «Ариоданта» Генделя в Большом театре России (Новая сцена), а рецензент был на первом составе. Сравнивая московские филармонические впечатления 2015 и 2021 годов, а также «мысленно экстраполируя» звучание Карло Вистоли в «Триумфе Времени и Разочарования» на партию Полинесса в «Ариоданте», понимаешь, что сегодня, в сравнении с робкими шагами в 2015 году, певец превратился в опытного и даже зрелого исполнителя. Он явно на пике вокальной формы, его голос звучит тембрально сочно, наполненно, являя если не исключительную, то вполне зачетную техничность и виртуозность. При этом рельефной фактуре lirico spinto певца подвластна и «драматическая чувственность». Среди певцов век контратеноров особенно короток, так что дай бог, чтобы век этого артиста продлился как можно дольше!

Героини Юлии Лежневой, некогда окутанные сплошным лирическим флёром, сегодня также предстают в новом вокальном аспекте, высвечивая и «драматические обертоны», и музыкально-психологические краски. Такова и партия Наслаждения, в которой нежнейшая кантилена сочетается с умопомрачительной бравурностью, и эта партия – одно из высших творческих достижений певицы. Скрупулезно точно и трепетно следуя тексту и вычурному стилю музыки, сегодня Юлия Лежнева предстает подлинной королевой мирового барокко!

Фото предоставлены пресс-службой Московской филармонии

реклама

вам может быть интересно

Трагедия Николая Корндорфа Классическая музыка