«Концерт на бис!»

Ольга Перетятько и Павел Небольсин: вокальный вечер в Москве

Организаторами предновогоднего концерта, состоявшегося 24 декабря в Большом зале Московской консерватории, стали телеканал «Культура» и фонд «Музыкальный Олимп», а программную идею вечера Ольге Перетятько, всемирно известной отечественной сопрано, предложил пианист-концертмейстер Семён Скигин. Это предложение обрело плоть и кровь в довольно пестром, но для истинных меломанов необычайно интересном калейдоскопе «хитов», в число которых вошли как арии из опер, так и камерные миниатюры.

Однако, как говорится, «homo proponit, sed Deus disponit» («человек предполагает, а Бог располагает»), ибо Семёна Скигина, застигнутого врасплох всё еще не сдающимся в мире ковидом, в этот вечер в Москве экстренно заменил пианист-концертмейстер Павел Небольсин. В итоге спонтанно сложился изумительный дуэт, и предновогодний вокальный вечер, предложив в точности ту самую программу, что была запланирована изначально, удался на славу! Любимица московской публики Ольга Перетятько с концертами в родные пенаты возвращается с завидным постоянством и, кстати, не так давно в Москве на сцене Концертного зала им. П.И. Чайковского она стала участницей незабываемого оркестрово-оперного гала-вечера.

И на этот раз, но уже в рамках обсуждаемого вокального вечера, Ольга Перетятько вновь показала себя опытнейшей вокалисткой, искусной мастерицей и в сфере бельканто, и в музыке высокого романтизма. Между тем Павел Небольсин не просто «подхватил» этот проект, но и внес в него свое собственное, далеко не равнодушное звучание мягкого и глубокого, фантастически трепетного и потрясающе вдумчивого аккомпанемента. Вокал и аккомпанемент, аккомпанемент и вокальная линия предстали отнюдь не параллельными сущностями музыки, а стихиями, звучание которых слилось в синкретическом единстве.

Впрочем, мы смогли по достоинству оценить и собственно пианистическое искусство исполнителя благодаря двум прозвучавшим сольным пьесам. Это хрестоматийная «Думка» Петра Чайковского и экзотический для нас, однако поразительно виртуозный артефакт английского кинокомпозитора Ричарда Аддинселя (1904–1977), которым стал фрагмент «Варшавского концерта», специально созданного для героя (пианиста и летчика) фильма «Опасный лунный свет» (1941). Ольга Перетятько программу под названием «Концерт на бис!» игриво охарактеризовала «новогодним винегретом», но игривость – игривостью, а ощущение вокальной культуры и безупречное чувство вкуса певица смогла проявить в каждом из исполненных ею номеров.

Царственный примадонский апломб и пленительная женственность весьма органично сочетались у Ольги Перетятько и при исполнении арий, представлявших мини-портреты оперных героинь, и при исполнении камерных миниатюр, расточавших в зале тончайшие оттенки эмоций и чувств. Если говорить об идее «Концерта на бис!», то кроме арий из привычного арсенала певицы, включающего партии лирических (лирико-колоратурных) героинь, в оперную часть также вошли «расширительные» номера – те, что доводилось исполнять лишь в формате концерта. При этом восхитительно прозвучавшие в программе популярнейший вальс Джульетты из «Ромео и Джульетты» Гуно и пара номеров из опер Россини – залихватская каватина Розины из «Севильского цирюльника» и элегантная ария Фьориллы из «Турка в Италии» – в амплуа певицы вписаны изумительно органично!

Более того, Россини – самый что ни на есть ее репертуарный конек, ибо на протяжении многих лет Ольга Перетятько является звездой Россиниевского оперного фестиваля в Пезаро – в Мекке исполнительских стандартов Россини. Партия Розины – в оригинале контральтовая (меццо-сопрановая), и в Пезаро этому следуют четко. Так что из-за этого и каватина Розины также вписывается в категорию «на бис». К слову, в афише фестиваля наступившего 2023 года певица уже заявлена в титульной партии оперы-сериа Россини «Аделаида Бургундская». Стопроцентным проявлением амплуа певицы стала и ария Феи из камерной оперы (оперетты) Полины Виардо «Золушка», и этот прелестный французский романтический раритет был подарен нам с истинным музыкальным изяществом и шармом.

Бравурное болеро Елены из «Сицилийской вечерни» Верди и особенно романс Лю из первого акта «Турандот» Пуччини – это уже нечто большее, чем просто лирика, особенно опус Пуччини. Судя по впечатлению от концерта в Москве, лирический от природы голос певицы «созрел» и для этой партии: не далее как в феврале и марте наступившего года в ней она выйдет на сцену Берлинской государственной оперы. Однако главной сенсацией в этот вечер стала «священная» для каждого сопрано каватина Нормы из одноименной оперы Беллини. Она прозвучала настолько экстатично и проникновенно, что наполнила сердца меломанов истинной радостью, вселив в них свет, умиротворение и гармонию красоты.

В рамках концертов как номер абсолютно законченный и самодостаточный звучит, как правило, только молитва-кантабиле «Casta diva», а стретта Нормы, предписанная в опере в финале выходной сцены главной героини через определенное число тактов, требующих, как и кантабиле, хоровой поддержки, опускается. Сие, возможно, и правильно, так как на новом витке сюжета это совсем другая песня. Однако на сей раз неожиданно прозвучала и вожделенная стретта, и за нее певице – особый респект даже не как от критика, а как от истого меломана! Такое, наверное, и случается лишь в предновогодних концертах, но этот сюрприз бельканто – этот «ход конем» – Ольге Перетятько удался!

В камерную часть вечера вошла контрастная связка романсов «Пленившись розой, соловей» Римского-Корсакова и «Соловей» Алябьева. Первый – элегичное романтическое томление, второй – феерическое пиршество колоратуры, которым певица блеснула и на этот раз. Особый блок составили четыре миниатюры с уникального по своей задумке аудиодиска «Песни для Майи», который певица записала совместно с Семеном Скигиным. Это французская «Серенада» Гуно, две бразильские миниатюры «Лунный свет» Клаудио Санторо (1919–1989) и «Звезда» (колыбельная) Альтино Пименты (1921–2003), а также знаменитая американская колыбельная Клары из оперы Гершвина «Порги и Бесс».

Завершающим русским блоком программы стала акварельно-чувственная подборка романсов Рахманинова, в которую вошли «Не пой, красавица», «Сирень», «Здесь хорошо» и «Вокализ». Но в зимний декабрьский день сей блок парадоксально завершился гимном весне, заложенным в невероятно плакатной патетике романса «Весенние воды». Что ж, оптимистичный финальный аккорд – это актуально всегда, но в «Концерте на бис!» не обошлось и без своего биса. Им стала изысканная французская миниатюра «Вилланелла» бельгийки итальянского происхождения Евы Дель’Акуа (1856–1930).

В этой колоратурной песенке-пасторали речь идет о ласточке, парящей в высоком небе и улетающей вдаль. Вот так и Ольга Перетятько, одарив московскую публику высоким полетом своей серебряной колоратуры и музыкальной чувственности, также улетела вдаль, но улетела, чтобы, несомненно, привезти в Москву свой новый проект… Улетела, чтобы непременно вернуться!

Фото предоставлены пресс-службой телеканала «Культура»
Эфир на телеканале «Культура» – 5 января в 20:10

реклама

вам может быть интересно

Вечная, как гранит Классическая музыка

рекомендуем

смотрите также

Реклама