Попытка этиологии массового психоза вокруг звёздных составов

Анна Нетребко, Элина Гаранча и Йонас Кауфман в венской «Аиде»

Этиология — (греч. αἰτία «причина» + др.-греч. λόγος «слово, учение») —
раздел медицины, изучающий причины и условия возникновения болезней.

(Wiki)

Психоз (от гр. ψυχή — душа, рассудок, и -ωσις — нарушенное состояние) —
ярко выраженное нарушение психической деятельности,
когда восприятие человека противоречит реальной ситуации.
В связи с этим возникает расстройство восприятия реального мира
и дезорганизация поведения.

И. П. Павлов (1849 – 1936),
академик, лауреат Нобелевской премии

Ажиотаж вокруг январских представлений «Аиды» в Венской опере был такой, будто одновременно воскресли Тереза Штольц, Мария Вальдман и Джузеппе Фанчелли [1], а за дирижёрский пульт встал сам Верди: за билеты на спектакли с участием мегазвёзд суперпланетарного экстрамасштаба Анны Нетребко, Элины Гаранча и Йонаса Кауфмана разве что не убивали [2]. И не случайно: в таком составе звёздный ансамбль встречался впервые, а любимица венской публики снежная королева южного репертуара Элина Гаранча также впервые выступала в партии Амнерис.

В предпремьерном интервью Э. Гаранча отмечала, что Амнерис, по её мнению, является самым интересным персонажем сюжета, придуманного великим египтологом Огюстом Мариеттом, спасителем знаменитого сфинкса и основателем Египетского музея в Каире, для театра которого и была написана эта удивительная опера. Несмотря на суховато исполненные вступительные номера, во второй части спектакля — в роскошном дуэте с Радамесом и в сцене судилища IV акта — певица прекрасно иллюстрирует свои слова, показывая нам яркую импульсивную личность, по-настоящему страдающую женщину. Обычно уравновешенный голос певицы разливался эмоциональной лавой, изумляя акустическим великолепием. На следующий день газеты пестрели восторженными заголовками в стиле «Celeste Elina», намекая на то, что эпитет «божественная» (ит. сelestе) из арии Радамеса, обращённой к Аиде, исполнительнице титульной партии больше не принадлежит.

Об участии Анны Нетребко в звёздных показах было объявлено лишь после её успешного выступления на открытии сезона. Так же, как и в сентябре, перед спектаклями у театра возмущались протестующие, так же во время первого выхода певицы на сцену 14 января в зале раздалось вялое политическое «бу», напомнившее о внесении А. Нетребко в украинские санкционные списки, так же публика попыталась компенсировать это недоразумение ободряющими аплодисментами, но повторить сентябрьский успех певице не так чтобы удалось. Конечно, у всего есть свои объективные причины, и когда мы слышим несмыкания с прерывающимся легато, или чувствуем нестабильную опору голоса, или ощущаем неровности глиссандо и динамической кантилены, когда звук резко перескакивает или вовсе обрывается, или слышим «вокальный свист» в поджатых верхних нотах, — мы должны понимать, что всё это ещё в рамках допустимого, но искусством, само собой, не является.

Ну а то, что звезда такого масштаба может позволить себе откашляться после начала «Нильской арии» — это всё, скажем так, обусловлено: пыль на сцене, зима на улице, грипп в троллейбусе. Все мы люди, в конце концов. Думаю, если бы А. Нетребко решила прямо посреди арии высморкаться, то и это вряд ли бы кого-то озадачило. Все давно привыкли, что наша любимая певица умеет выступать по-всякому, и уже упомянутая сентябрьская «Богема», и блестящая работа в той же «Аиде» Ширин Нешат (2017) – лучшее подтверждение тому, что А. Нетребко – один из самых красивых голосов нашего времени и в целом выдающееся явление в истории жанра. Да, посещение выступлений певицы — это лотерея. Но тут, к сожалению, приходится лишь утешаться тем, что жизнь вообще сложная штука, в которой нет никаких гарантий [3].

Объективности ради стоит заметить, что далеко не каждый выход человека на сцену, появление в кадре на киноэкране или в тексте на книжной полке решают какие-то художественные задачи. По этой причине оценивать музыкальную сторону очевидно имиджевого проекта, каким стало возобновление образцово бестолкового спектакля Николя Жоэля в декорациях Карло Томмази (1984), не очень корректно: здесь изначально была важна не музыка, а рекламный хайп, не творчество, а светский хэппенинг. Иначе совершенно невозможно объяснить слабую подготовку спектакля, выпущенного после единственной оркестровой репетиции с постоянно меняющимся составом музыкантов и главным героем в некондиционной форме.

53-летний Йонас Кауфман певец в полном расцвете сил, когда уже и опыт есть, и голос ещё прекрасен, и техника – ну… какая-никакая, но до сих пор работала. И вот, видимо, это «до сих пор» наступило, потому что певца, едва осилившего сложнейшую тесситуру партии Радамеса, включая слабый, но устойчивый вставной верхний «си бемоль» в «Celeste Aida», практически не было слышно в ансамблях. Вот буквально был Кауфман и начиная со второй сцены вдруг подевался куда-то.

Поскольку я регулярно провожу лекции перед спектаклями, в этот раз свой рассказ об увлекательной истории партитуры, о конкуренции между Верди и Вагнером, о голосах и об особенностях музыкального повествования я иллюстрировал известной записью оперы 2015 года с участием Йонаса Кауфмана под управлением маэстро Антонио Паппано. И если в записи певца ещё можно слушать, то в живом спектакле слушать было просто нечего: никто же не предупредил о необходимости слухового аппарата для восприятия беззвучного вокала. Также никто не объявил, что Й. Кауфману, например, нездоровится, что он не в голосе или что у него какие-то сложности. Впрочем, выступление в последнем спектакле певцу всё-таки пришлось отменить (его заменил Жорж де Леон). Но мы должны надеяться, что с приходом тёплого времени года, на которое у Й. Кауфмана намечено исполнение непростой и громкой партии Тангейзера на зальцбургском Пасхальном фестивале, всё поправится. Я верю в лучшее, понимая, что может быть всякое.

Теперь — о хорошем.

Безусловным украшением спектакля стал Лука Сальси, точно и мощно исполнивший партию негодяя Амонасро. Абсолютно чёрная, агрессивная и дьявольски убийственная природа этого персонажа именно в исполнении Л. Сальси разрастается до масштаба концентрированного, воинственно людоедского злодейства, уничтожающего всё на пути своего ненасытного эгоизма и патологической жажды мести. Благодаря этой экстраординарной работе, а также участию в спектаклях российских басов Александра Виноградова (Рамфис) и Ильи Казакова (Царь) январская «Аида» действительно стала выдающимся музыкальным событием.

Александр Виноградов, которого в далёком 2001 после короткого прослушивания Даниэль Баренбойм пригласил на ведущие партии в Берлинскую государственную оперу, покорил роскошным звучанием и тонкой работой с ролью. Певец создал убедительный образ безжалостного Верховного жреца, использовав продуманную фразировку, театральную выразительность голоса и внятную дикцию. Блестящая работа.

Илья Казаков, исполнивший партию Царя, обладает красивым басом, а образы, которые создаёт певец на сцене, отмечены убедительностью вокальных оттенков, стабильностью звуковедения и точностью актёрских штрихов. Неслучайно во время презентации новой постановки «Саломеи», премьера которой состоится в начале февраля 2023 , директор Венской оперы Богдан Рошчич не скупился на восторженные эпитеты, представляя певца из далёкого российского Татарстана. Интендант главного оперного театра мира оценил вокальные возможности Ильи Казакова как «подарочные». Примечательно также, что один из строгих венских критиков, завершая разбор звёздной «Аиды», неожиданно радостно восклицает: «Больше больших ролей большому певцу Казакову!»

Хор был прекрасен, оркестр сносен [4], публика плавилась от восторга, созерцая на сцене своих любимых артистов с практически религиозным благоговением.

Разумеется, трезво оценивать такие звёздные мероприятия без риска нанести душевную травму миллионам поклонников, верующих в непогрешимость своих кумиров, совершенно невозможно. И здесь я позволю себе лирическое отступление, суть которого вынесена в название обзора и читать которое совершенно не обязательно.

Итак, пара слов о происхождении звёздного психоза. Система коммерческого использования антропологически обусловленной зависимости человека от адаптивного любопытства восходит к гениальному шоумену, основателю первого цирка и маркетинговых технологий с использованием СМИ, «королю надувательства» Финеасу Тейлору Барнуму (1810 – 1891). Именно Барнум в 1850 – 1852 годах организовал грандиозные гастроли по США шведской оперной певицы Женни Линд, принесшие ему около 17 млн долларов (по современному курсу). Барнуму приписывается афоризм «каждую минуту рождается лох», но на самом деле любимой фразой Барнума, объясняющей секрет зависимости людей от примитивных маркетинговых ходов, была фраза «у нас есть что-нибудь для каждого».

Пребывание человека в иллюзии индивидуальной вовлечённости во что-то необычное, исключительное и якобы адресованное только ему одному, несмотря на реальную обезличенность предлагаемых товаров и услуг, получила в психологии название эффекта Барнума. Именно этим эффектом ложной эксклюзивности и сопричастности чему-то драгоценно-сокровенному, славному и успешному объясняется популярность гороскопов, гаданий, гомеопатии, соционики и всевозможных наукообразных концепций и теорий, распространение которых создаёт у их носителя чувство особой информированности [5].

Именно этот эффект срабатывает, когда любопытство перерастает в увлечённость, увлечённость — в эпигонство, а эпигонство — в религиозный фанатизм, когда человек уже не может трезво рассуждать, адекватно оценивать что-либо или анализировать, будь то звучание голоса, театральное представление или события библейской истории. Сталкиваясь в таком состоянии с любым альтернативным мнением человек, как правило, лишь обижается, оскорбляется и пытается активно защищать объект своего поклонения, который об этом поклонении не только не догадывается, но чаще всего в нём и не нуждается.

Не будем забывать, что большинство звёздных идолов, собирающих стадионы и концертные залы, с удовольствием бы прекратили выступать, если бы им за это достаточно заплатили. По этой причине большая часть профессионалов воздерживается от публичных оценок чего бы то ни было, имеющего признаки идолизированного, то есть безоглядно почитаемого объекта. И когда мы наблюдаем психоз вокруг селебрити и кинозвёзд, вокруг раскрученных эстрадных или оперных певцов и музыкантов, мы не должны переживать от того, что кто-то из поражённых этим психозом не слышит несмыканий связок и неровного звучания, не замечает глупостей в режиссуре или нелогичности в рассуждениях. Этот феномен прекрасно проиллюстрировал гениальный Франко Дзеффирелли в своём фильме «Каллас навсегда» (2002):

— Но публика по-прежнему обожает тебя, Мария.

— Да публика не заметит, даже если я закукарекаю!

Поэтому, когда мы сталкиваемся с ажиотажем вокруг раскрученных имён, всегда стоит помнить, что развлекательная индустрия, частью которой является оперный театр, уже более 170 лет зарабатывает на эффекте Барнума: ведь человек, находящийся под его воздействием, — самая лёгкая добыча.

Примечания:

1) Исполнители главных партий в итальянской премьере «Аиды» в миланской «Ла Скала» в 1872 году, в которой Верди принимал активное участие. Интересно, что именно отношения Верди с Терезой Штольц стали главной причиной отказа её мужа маэстро Анджело Мариани от работы над постановкой «Аиды» в Каире. Через два года Мариани, который, возможно, из чувства обиды становится пропагандистом музыки Р. Вагнера — главного антагониста и конкурента Верди, умирает от рака, а в творчестве самого Верди наступает глубокий кризис.

2) В момент написания данного обзора в Венской опере проходит разбирательство случая перепродажи 15-еврового входного билета за 500 евро.

3) Популярная цитата из фильма Барбары Стрейзанд «У зеркала два лица» (1996).

4) Дирижёр проекта маэстро Никола Луизотти — прекрасный музыкант, но подвести звёздный ансамбль к собранному интересному звучанию он не смог.

5) Здесь можно напомнить, что любая туманность или секретность является важным диагностическим признаком дурного умысла.

Фото: © Wiener Staatsoper / Michael Pöhn

Pioneer DJ заменил свой топовый контроллер начального уровня DDJ-400 на новый Pioneer DDJ-FLX4. Предлагаем приобрести его в нашем интернет-магазине. Большой ассортимент и доступные цены — наше кредо.

реклама

вам может быть интересно

Валькирии без полета Классическая музыка