Россини. Кантата «Благодарность»

La Riconoscenza

Композитор
Год создания
1821
Жанр
Страна
Италия
Автор
Джоаккино Россини / Gioachino Rossini

Пасторальная кантата Джоаккино Россини на текст Джулио Дженоино.

Состав исполнителей: 4 певца-солиста, хор, оркестр.

Персонажи: Арджене (пастушка, сопрано); Мелания (пастушка, контральто); Филено (пастух, тенор); Эльпино (пастух, бас).

Мировая премьера: Неаполь, август 1821 года, частное исполнение в доме Антонио Капече Минутоло, принца Коносы (Конозы).

Исполнения на Россиниевском оперном фестивале в Пезаро: 6 и 8 августа 1992 года в рамках трехлетнего цикла «Кантаты для Бурбонов» («Le Cantate per i Borboni») на сцене Palafestival. После длительного перерыва кантата вновь прозвучала 14 августа 2019 года на сцене Teatro Rossini.

Критическая редакция: Fondazione Rossini (Пезаро) в сотрудничестве с Casa Ricordi (Милан) / Patricia B. Brauner.

Схема музыкальных номеров:

  1. Интродукция
  2. Ария Арджене
  3. Дуэт Арджене и Мелании
  4. Терцет Филено, Арджене и Мелании
  5. Пастораль
  6. Ария Филено
  7. Финал

«Признательность от Россини» (слово музыковеда)

«Я написал Кантату для Принцессы Лукки, которая была исполнена в доме Министра Каносы и произвела фурор» («Scrissi una Cantata Per la Principessa di Lucca, e che fu eseguita dal Ministro Canosa e fece furore»). Так Россини писал своей матери из Неаполя 10 августа 1821 года, сообщая о представлении кантаты «La Riconoscenza» («Признательность», или «Благодарность»), его последней одической работы, созданной в неаполитанский период. Лицом, которому было адресовано посвящение кантаты, «Принцессой Лукки», была Мария Луиза Джузеппина Бурбонская (1782–1824), королева Этрурии с 1801 по 1807 год (год, в котором королевство было присоединено к владениям Наполеона), затем герцогиня Лукки по решению Венского конгресса, отдавшего герцогство ее сыну Карлу Людовику. Мария Луиза держала регентство над землями Лукки до его совершеннолетия, но продолжала сохранять свою собственную гегемонию и в последующие годы.

Герцогиня, скрипачка-любительница, обожала Россини и хорошо знала его музыку (так об этом говорит сам композитор в своем письме). Для свадьбы сына, состоявшейся 5 сентября 1820 года, она надеялась получить от Россини новую оперу, которую он ей и вправду пообещал, но так и не написал. Следующим летом, возможно, чтобы исправить свою нелюбезность, Россини взялся за сочинение «La Riconoscenza», кантаты на текст Джулио Дженоино, недвусмысленно посвященной Марии Луизе. Драматически несостоятельный сюжет опуса основан на стремлении нескольких пастухов воспеть «великую душу Луизы» («eccelsa alma Luisa»), чье величие методически высокопарно превозносится в напыщенных текстах: воплощенные в семи музыкальных номерах, они «прослоены» речитативами accompagnato (схема музыкальных номеров приведена выше).

В кантате задействованы четыре сольных голоса с привлечением хора, полновесно активного только в интродукции и финале. В то время как роль пастуха Эльпино (баса) минимальна (он появляется лишь в финале: прим. мое – И.К.), вклад трех оставшихся персонажей заведомо больше: это пастушки Мелания (контральто) и Арджене (сопрано) плюс пастух Филено (тенор). Этому персонажу Россини поручил пару наиболее сложных по технике и изумительно изысканных музыкальных номеров партитуры. В сладостно-нежном терцете (на сáмом же деле в aria con perticini, то есть в арии с лаконично краткими вступлениями «поддерживающих» партию тенора голосов) при аккомпанементе одних лишь деревянных духовых и арфы голосу необходимо «парить в воздухе» на высоких нотах, а ария тенора (№ 6) – поистине вершина виртуозности россиниевского тенора.

Как следует из письма Россини, процитированного выше, первое исполнение кантаты «La Riconoscenza» носило частный характер и состоялось в первые дни августа 1821 года в доме Антонио Капече Минутоло, принца Каносы. Собственно, в силу частного характера этого исполнения ничего больше о его обстоятельствах мы сегодня не знаем. Однако точно известно, что Марии Луизы в Неаполе в тот момент не было, и поэтому «La Riconoscenza» была представлена в ее отсутствии.

Несколько месяцев спустя, 27 декабря 1821 года, кантата добралась до театра «Сан-Карло», где состоялось ее первое публичное представление по случаю бенефиса Россини, который вскоре навсегда собирался покинуть Неаполь (он должен был уехать 6 или 7 марта 1822 года после последнего представления своей оперы «Зельмира»). Для своего бенефиса Россини располагал первоклассным составом солистов: Джиролама Дарданелли (Арджене), Аделаида Комелли (Мелания), Джованни Баттиста Рубини (Филено) и Микеле Бенедетти (Эльпино). Вероятно, что это были те же самые певцы, которые приняли участие в первом частном исполнении – в августе 1821 года вся четверка была в городе. На представлении в «Сан-Карло» присутствовали члены королевской семьи, и по этой причине текст кантаты был подкорректирован. Упоминания о Лукке и Марии Луизе были заменены на более обобщенные описания окруженного крепостной стеной города, через который течет река и который управляется «августейшим Принцем» («Prence Augusto»).

В апреле 1822 года Мария Луиза посетила Неаполь с официальным визитом, и это сочли подходящим для представления «La Riconoscenza» в Teatro del Fondo. Неаполитанские музыканты возобновили кантату с некоторыми изменениями, восстановив упоминания о тосканской правительнице, которая в итоге (вероятно, впервые) смогла услышать работу, которую желанный для нее Россини посвятил ей.

© Andrea Malnati, 2019

Послесловие переводчика

В программных заметках Андреа Малнати под названием «Признательность от Россини» («Riconoscenza rossiniane») говорится о «некоторых изменениях», которым кантата в честь Марии Луизы подверглась на исполнении в Teatro del Fondo весной 1822 года. Более подробно эти изменения видны из прилагаемого факсимиле фрагмента слушательской программы, в котором «La Riconoscenza» названа «кантатой для пяти голосов» («cantata a cinque voci»). В компании с Меланией и Арджене появляется еще одна пастушка по имени Сильвия, партию которой, согласно программе, исполняет «синьора Чеккони». Можно лишь предположить, что поскольку перечисление партий женских персонажей начинается с контральто (меццо-сопрано), то в данном случае партии Сильвии в музыкальном аспекте отведена роль второго сопрано, но все иные мысли о том, в какой мере появление нового персонажа повлияло на оригинальную партитуру Россини, следует признать тщетными.

Любопытно также, что в партиях Мелании, Арджене, Филено и Эльпино в этой программе значатся те же певцы, что принимали участие в первом публичном исполнении кантаты в театре «Сан-Карло» 27 декабря 1821 года. Одна лишь ремарка: Аделаида Комелли названа теперь «синьорой Комелли Рубини». Но сие неудивительно, ведь эта хорошо известная в свое время франко-итальянская певица (настоящая фамилия, под которой она выступала во Франции, – Шомель) в 1819 году вышла замуж за знаменитого итальянского тенора Джованни Баттисту Рубини. В частности, в Италии она исполнила партию-травести Кальбо на премьере оперы Россини «Магомет Второй» (Неаполь, театр «Сан-Карло», 3 декабря 1820 года).

Из той же сáмой программы узнаём, что на исполнении в Teatro del Fondo были заняты «хористы обоих полов», а также то, что «действие разворачивается в сельской местности вблизи города Лукки» («l’azione si figura in una Campagna vicina alla Città di Lucca»). Как говорится, всё в точку. Но при этом нельзя не обойти стороной и тот факт, что в 1968 году Фондом Россини (Пезаро) в серии «Quaderni Rossiniani» («Россиниевские тетради», том 13) под редакцией Гвидо Турки (Guido Turchi) с предисловием Альфредо Бонаккорси (Alfredo Bonaccorsi) была издана версия партитуры этой кантаты под титлом «Арджене и Мелания» («Argene e Melania»). Данная редакция получила жанровое определение cantata profana per soli, coro e orchestra (светская кантата для солистов, хора и оркестра). И это уже другое произведение с иной компоновкой музыкальных номеров, но созданное на основе первоначальной версии под названием «La Riconoscenza». В нём под хором, как следует из выходных данных издания, на этот раз подразумевается женский хор. Практика переделок и подгонок под конкретные условия и обстоятельства исполнения в те времена была делом обычным, и это издание наших дней, несомненно, представляет огромнейший историко-музыковедческий интерес.

В 1968 году в «Вестнике Россиниевского центра исследований» («Bolletino del Centro Rossiniano di Studi», [VIII], 1968, № 1, pp. 11–18) Гвидо Турки, автор названной редакции, опубликовал статью «Кантата “Арджене и Мелания”» («La Cantata “Argene е Melania”»). В ней автор предложил исторический экскурс в работу, которая впервые как раз и появилась под названием «La Riconoscenza», а публично впервые прозвучала в неаполитанском театре «Сан-Карло» 27 декабря 1821 года. Другие версии этой кантаты во множестве ее вариантов впоследствии были исполнены не только в Неаполе (Teatro del Fondo, 1822), как мы уже знаем, но и, в частности, в Болонье (1829). При этом «Арджене и Мелания» – далеко не единственный альтернативный вариант заголовка, взывающего к кантате-прародительнице. К примеру, истории музыки XIX века в этом отношении известны кантаты с названиями «Ноктюрн» («Notturno») и «Пастухи» («I Pastori»), которые также являются вариациями на заданную россиниевскую тему.

Но краеугольной и приоритетной задачей Россиниевского оперного фестиваля в Пезаро всегда являлась научно-музыковедческая работа по подготовке критических изданий работ маэстро, расчищенных от поздних наслоений, привнесенных кем бы то ни было, и первые исполнения «La Riconoscenza» в Пезаро 1992 года обращались уже к критической редакции Патрисии Б. Браунер (Patricia B. Brauner). И то была лишь первая «фестивальная ласточка», связанная с данной кантатой. В 2019 году, когда издание партитуры соответствующей критической редакции давно уже вышло в свет (2003), исполнение на фестивале в Пезаро одной из восхитительнейших кантат Россини стало подлинным событием! Хотя заметного аншлага публики, существенно более тяготеющей к театральным оперным постановкам, в зрительном зале не наблюдалось, истинные меломаны со всего мира (почитатели маэстро, собравшиеся 14 августа под сводами театра его имени) оценить это смогли по достоинству.

Игорь Корябин
(перевод и публикация по материалам зрительской программы 40-го Россиниевского фестиваля в Пезаро. 14 августа 2019 года)

реклама

вам может быть интересно

Карл Орф. «Триумф Афродиты» Вокально-симфонические

Публикации

рекомендуем

смотрите также

Реклама