Опера Верди «Сицилийская вечерня»

I vespri siciliani

Композитор
Дата премьеры
13.06.1855
Жанр
Страна
Италия
Франческо Хайес (Francesco Hayez). Сицилийская вечерня

Драма в пяти действиях, либретто Э. Скриба и Ш. Дюверье.
Первая постановка: Париж, театр «Гранд-Опера», 13 июня 1855 года.

Главные действующие лица:

Елена (сопрано), Арриго (тенор), Монфор (баритон), Прочида (бас), Нинетта (меццо-сопрано), Бетюн (бас).

Действие первое

Площадь в Палермо перед резиденцией правителя Сицилии, губернатора графа Ги де Монфора. С тех пор как остров захвачен французами, в городе царят тревога и напряжённость. Сицилийцы ненавидят захватчиков. Рядом с дворцом губернатора - солдатские казармы. Солдаты беспечно пьют вино и веселятся.

Из церкви на площади появляется юная герцогиня Елена. Она в трауре - её брат казнён графом де Монфором за неповиновение. Подвыпивший французский солдат Робер, не обращая внимания на скорбный облик девушки, нагло требует, чтобы она спела для него. Присутствующие на площади сицилийцы охвачены гневом и возмущением. Сопровождающие Елену горничная Нинетта и её жених Даниэли уже готовы вступиться за свою госпожу, но Елена останавливает их. Что ж, она готова спеть для чужеземца! Девушка поёт о попавших в бурю моряках, которые в своём отчаянии возносят мольбы к богу. Но не к богу должны взывать они - спасение их в борьбе со стихией! Только тот, кто борется, победит!

Не понимая слов песни, французские солдаты продолжают веселиться и пить вино. Между тем, в сердцах сицилийцев страстный призыв к борьбе вызывает живой отклик, желание взяться за оружие и дать отпор захватчикам.

Неожиданно на крыльце дворца появляется граф де Монфор. Он отдаёт приказ очистить площадь. У дворца остаются только Елена с Нинеттой. Презрительным взглядом провожает граф удаляющихся жителей Палермо - им ли, созданным для рабства, сопротивляться власти французов! Граф де Монфор готов уже вернуться во дворец, как вдруг внимание его привлекает юноша, спешащий навстречу Елене и Нинетте. Он прислушивается к разговору молодых людей. Имя Арриго, произнесённое Еленой, вызывает неожиданный интерес графа.

Арриго говорит о своём освобождении из тюрьмы. Видимо, Монфор потерял бдительность, если так опрометчиво освободил Арриго, который только и ждёт встречи с тираном, чтобы убить его! Монфор, приблизившись, называет себя. Приказав девушкам удалиться, он внимательно рассматривает отважного юношу. Оказывается, что Арриго не убил его тут же лишь потому, что Монфор безоружен. Что ж, это по-рыцарски! "Кто же ты родом?" - спрашивает губернатор. Юноша не знает отца, а имя недавно умершей матери назвать не желает. Монфор и на этот раз прощает дерзость. Более того, ценя смелость и прямоту Арриго, он советует ему вступить в победоносные французские войска. Арриго с возмущением отвергает предложение графа - он никогда не встанет в ряды поработителей своей родины! Умирая, мать благословила его дружбу с казнённым братом герцогини Елены, и он будет свято верен памяти друга. Пусть теперь за это признание губернатор вновь арестует его. Но опять граф проявляет странное великодушие - он отпускает Арриго, советуя ему только не посещать дом герцогини Елены, ибо это может погубить его. Юноша отвергает и этот совет и направляется в сторону дома Елены. С той же странностью ведёт себя Монфор, молча, с нежностью и грустью во взгляде, смотрит он ему вслед.

Действие второе

Пустынный берег моря близ Палермо. Из причалившей шлюпки на берег выходит Прочида. Три года томился он в изгнании. Теперь вернулся, чтобы возглавить восстание и освободить родную землю от французского гнёта. Прочиду встречают друзья. Он говорит о том, что час освобождения близок. Сицилии готов помочь Пётр Арагонский, но нужно поднять на борьбу весь народ. Нужен план действий. Прочида с заговорщиками удаляется в рощу, оставив на берегу Арриго и Елену на случай прибытия опоздавших соратников.

Юноша и девушка давно тайно любят друг друга. Хотя Елена - герцогиня а Арриго - простой солдат, это не останавливает влюблённых. Происходит объяснение. Тронутая любовной исповедью Арриго, Елена признаётся ему в ответном чувстве. В залог любви юноша клянётся отомстить Монфору за убийство её брата.

Страстное объяснение прерывает появление французских солдат. Они передают Арриго приглашение во дворец Монфора. Но юноша гордо отказывается от высокой чести. Что ж! В таком случае ему придётся подчиниться силе. Арриго уводят.

Возвращается Прочида с друзьями. Он огорчён арестом Арриго, однако медлить нельзя, нужно действовать, и действовать уже сегодня - в день праздника невест.

Собирается народ в ярких праздничных костюмах. Сегодня - праздник невест. Двенадцать девушек со своими женихами образуют торжественное шествие. Среди них Нинетта с Даниэли. Звучит искромётная тарантелла. В разгар танца появляются французские солдаты. Им по вкусу молодые сицилийки. Прочида специально подстрекает французов к ухаживанию за невестами, чтобы вызвать гнев молодых крестьян. Следуя праву сильного, солдаты оттесняют женихов. В бешенстве крестьяне бросаются на французских солдат. Цель достигнута - сицилийцы готовы к борьбе.

Действие третье

Картина первая. Кабинет графа де Монфора. Всемощный губернатор острова в глубоком раздумье. Перед ним письмо женщины, которую он, страстно полюбив двадцать лет назад, принудил выйти за него замуж. Но гордая сицилийка осталась непокорённой до конца. Она бежала от графа с ребёнком на руках, и вот только недавно, предчувствуя скорую смерть и боясь за судьбу сына, написала Монфору, назвав ему его имя: Арриго - сын губернатора. Монфор знает, что Арриго ненавидит его - правителя Сицилии, но он уверен, что доброта и забота отца вернут ему сыновью любовь.

Вводят Арриго. Юноша в недоумении, он негодует на то почтительное внимание, которое ему оказывают во дворце губернатора. Монфор спокойно и доброжелательно объясняет: в том, что Арриго на свободе и сегодня приглашён во дворец, нет ничего странного. Пусть Арриго прочтёт письмо матери. Узнав знакомый почерк, юноша потрясён: он, оказывается, сын тирана! В ужасе отшатывается Арриго от графа, готового открыть объятья своему сыну, и стремительно выбегает из кабинета. В смятении чувств губернатор остаётся один.

Картина вторая. Во дворце губернатора бал-маскарад. В сиянии огней веселятся, танцуют гости, мелькают маски. К Арриго, присутствующему здесь по воле графа, приближаются две маски. Он узнаёт голоса Елены и Прочиды. Заговорщики проникли во дворец, чтобы спасти Арриго и отомстить губернатору. Но им неизвестна тайна Арриго. Арриго в растерянности. Что делать? Друзья успокаивают его: как только Монфор останется без охраны, его настигнет клинок мстителей. Арриго узнает друзей по условному значку, который Елена незаметно прикалывает к груди любимого. Видя приближение Монфора в окружении офицеров, заговорщики скрываются в толпе гостей.

Монфор, отпустив стражу, остаётся наедине с сыном. В душе Арриго смятение, растерянность. Он ненавидит в графе тирана, но Монфор - его отец, спасший ему жизнь, и сейчас он один, без защиты. Не выдержав душевной борьбы, Арриго просит графа покинуть бал: на него готовится покушение! Губернатор успокаивает сына: "Враги не посмеют!" Тогда Арриго показывает условный знак, приколотый у него на груди. В эту минуту их окружают маски. Одна из них - это Елена - заносит кинжал, чтобы поразить графа. В тот же миг Арриго, движимый сыновним чувством, заслонит собой отца. Общее смятение. Подоспевшей страже Монфор даёт команду взять каждого, у кого приколот такой же знак, как на груди Арриго. Заговорщиков арестовывают, они с презрением отворачиваются от Арриго. Елена бросает ему в лицо страшное слово: "Предатель!" Юноша в отчаянии.

Действие четвертое

Пользуясь именем графа де Монфора, Арриго проникает в неприступную крепость, где в ожидании казни томятся заговорщики. Арриго ещё не знает, как ему удастся помочь друзьям, как сможет он оправдаться и смыть с себя позор предательства. Из подземелья стражники приводят Елену. Девушка не в силах видеть Арриго, не в силах поверить, что он способен был на такую низость. Только любовь, которую всё ещё она питает к нему, даёт ей силы выслушать его признание в том, что он сын Монфора. Чутким сердцем своим Елена понимает, какие душевные муки терзают сейчас её любимого, и готова простить. В это время приводят Прочиду. Предводитель заговорщиков остаётся твёрд и непреклонен к объяснениям и мольбам Елены. Сейчас, когда Прочида знает, что корабль с оружием и деньгами, посланный Петром Арагонским в помощь Сицилии, уже вблизи острова, он, вождь восстания, по вине Арриго находится в заточении! Арриго - предатель!

В воротах крепости в окружении приближённых появляется граф де Монфор, пожелавший присутствовать при казни заговорщиков. Он приказывает согнать на площадь народ, чтобы смерть непокорных послужила другим наукой. Арриго бросается к отцу с мольбой помиловать его друзей либо предать его казни вместе с ними. Граф неумолим. Одно только может изменить его решение - публичное признание Арриго в том, что он сын графа. Просьба сына способна смягчить жестокое сердце Монфора. Такое признание означает для Арриго потерю родины, друзей и близких, потерю любимой. Елена заклинает его не соглашаться на условия губернатора. В это время появляются палач и монахи с заупокойными песнопениями. Арриго бросается к ногам Монфора и, называя его отцом, просит о прощении.

Растроганный Монфор принимает в объятия вновь обретённого сына и наследника. Он великодушно дарует жизнь заключенным и, чтобы закрепить мир с сицилийцами, благословляет брак своего сына с герцогиней Еленой. Теперь в растерянности Елена, мятущаяся между любовью к Арриго и своим долгом перед родиной. Однако находящийся рядом Прочида приказывает ей повиноваться воле губернатора.

Действие пятое

По мраморной лестнице дворца Монфора спускается в подвенечном наряде счастливая Елена - она верит, что мир и благоденствие придут в Сицилию вместе с её счастьем в браке с Арриго. С улыбкой на устах встречает она Прочиду. Но что слышит девушка из уст неумолимого сицилийца: борьба продолжается, пока французы в ожидании празднеств сдали укреплённые посты сицилийцам, заговорщики полностью готовы выступить. Елена в ужасе! Она ведь поклялась Арриго! Но Прочида. неумолим: верность родине превыше любых клятв! Как только невеста ответит жениху согласием и дворцовый колокол зазвонит к вечерне, начнётся восстание сицилийцев.

Появляется счастливый Арриго, готовый вести к алтарю свою невесту. Но Елена отказывается от брака, понимая, что, открыв тайну условного колокольного звона, погубит своих друзей-заговорщиков, а, согласившись на брак, погубит любимого. Арриго и Прочида, каждый по-своему, возмущены решением Елены. Появление Монфора со свитой даёт событиям неожиданный поворот. Граф и слышать не желает об отказе Елены - любовь всесильна, она примирит всех! Несмотря на отчаянные просьбы Елены,граф даёт приказ бить в колокол в ознаменование счастливого союза.

С первыми ударами колокола дворец окружают толпы восставших. Смерть угнетателям! Отмщение врагу! С криком: "Отец!" Арриго бросается защитить Монфора. Тщетно взывает к разъярённой толпе Елена. Во главе с Прочидой, призывающим к борьбе, восставшие сицилийцы сметают несчастных и врываются во дворец. Сицилия освобождена!


История создания

Франческо Хайес (Francesco Hayez). Сицилийская вечерня. 3 сцена

В 1852 году Верди получил от парижского театра Большой оперы предложение написать оперу на либретто французского драматурга Эжена Скриба (1791—1861), прославленного либреттиста того времени. Композитор согласился, еще не зная сюжета будущей оперы. Либретто «Сицилийской вечерни», написанное Скрибом совместно с Ш. Дюверье (1803—1866), было готово к январю 1854 года. В основу сюжета Скриб положил один из героических эпизодов прошлого итальянского народа — известное в истории под названием сицилийской вечерни восстание, свергнувшее 30 марта 1282 года власть поработителя Сицилии Карла Анжуйского, сына французского короля Людовика VIII. Верди привлекла возможность создать оперу на патриотический южет, но, еще не зная работы Скриба, он относился к ней с сомнением. Вообще блестящая, но поверхностная драматургия этого модного либреттиста была чужда Верди. Его опасения усугублялись и тем, что французский драматург, пишущий либретто для Парижа, мог изобразить французов в более выгодном свете, нежели борющихся с ними сицилийцев. Знакомство с готовым либретто подтвердило опасения композитора. Однако Верди продолжал работу над оперой. Он стремился преодолеть трафаретность и мелодраматичность либретто, подчеркнуть в музыке национальный колорит, внимательно изучая сицилийские народные песни и танцы, собирая исторические справки, документы, в том числе описания народных празднеств.

«Сицилийская вечерня» была закончена в 1855 году. Премьера ее, состоявшаяся во время Всемирной парижской выставки 13 июня 1855 года, прошла с успехом.

В Италии под давлением реакционной цензуры оперу удалось поставить, лишь сменив название и перенеся действие в Португалию: в Парме «Сицилийская вечерня» именовалась «Джованна ди Гусман».

Музыка

«Сицилийская вечерня» написана в манере французской «большой оперы» со свойственной ей декоративно-живописной трактовкой исторического сюжета. Однако композитору удалось воплотить в ее музыке свободолюбивый пафос, сильные страсти. Большую роль играют хоры, танцы, ансамбли, воссоздающие образ народа. Здесь наиболее полно раскрылся глубоко национальный гений Верди.

В увертюре сосредоточены музыкальные темы, характеризующие главных героев и основные события оперы. Первый акт открывается массовой сценой, подготавливающей выход Елены. Ее первая характеристика — героически призывная каватина «Несется корабль по волнам океана», переходящая в подъемный хоровой эпизод. В диалоге Арриго и Монфора распевная инструментальная мелодия, сопровождающая их речитатив, передает тайные чувства отца, не решающегося высказать их сыну. Во втором акте в арии Прочиды «О мой Палермо» запечатлены черты мужества, благородства, всепоглощающей любви к родине. Глубокой лирикой и патетикой проникнут любовный дуэт Елены и Арриго. Центральное место в акте занимают массовые сцены — зажигательная тарантелла, хор сицилийцев «От стыда и обид», проникнутый гневом и возмущением (его музыкой начинается увертюра), переплетающийся с беззаботной баркаролой французов.

Третий акт включает две картины. В первой — мучительные воспоминания Монфора («Да, не любила и была права») сменяются драматически насыщенной сценой: на фоне радостно взволнованной мелодии Монфора «Стоит взглянуть мне на облик любимый» звучат отрывочные речитативные фразы растерянного Арриго.

Вторая картина распадается на две части. Первая — традиционный для французской «большой оперы» балет. Вторая — ансамблевая; в веселую, непринужденную праздничную музыку вплетаются настороженные интонации заговорщиков. В большом заключительном ансамбле соединяются голоса торжествующих французов, охваченного отчаянием Арриго и сицилийцев, проклинающих поработителей.

Четвертый акт начинается скорбными хоральными аккордами, передающими мрачную атмосферу тюрьмы и душевное состояние Арриго. Его ария «Грезил я счастьем» проникнута сдержанной печалью; выразительная песенная мелодия проста и благородна. Большой дуэт Арриго и Елены «Это ты меня звал?» состоит из трех разделов: мольбы Арриго и гневные реплики Елены, речитативный рассказ Арриго и взволнованно лиричный «дуэт согласия». В квартете, принадлежащем к числу лучших ансамблей Верди, соединяются проникновенная лирика Елены («Прощай, страна родная»), отчаяние Арриго, непреклонная жестокость Монфора, мужественная суровость Прочиды.

Пятый акт строится на резких контрастах. Его начало — безмятежный хор в ритме вальса «Играет и гранью сверкает хрусталь», обаятельная мелодия сицилианы, которую поет Елена; середина — напряженно драматическая сцена Елены и Прочиды, к которым позже присоединяется Арриго; финал — героический хор сицилийцев, славящих свободу.

М. Друскин


Джузеппе Верди / Giuseppe Verdi

Произведение создавалось для Парижа и должно было носить черты «большой оперы» — яркого зрелища эффектно-мелодраматического характера, с процессиями и сражениями, с участием большого хора. Эта жанровая разновидность, созданная Мейербером и Скрибом, сохранилась вплоть до 50-х гг. XIX в., хотя и утратила к тому времени главенствующую роль. Для Верди она была чуждой. Отсюда его конфликты с либреттистом, неудовлетворенность работой. Конечно, «Сицилийская вечерня» не стала повторением мейерберовского оперного типа. Она органически связана с принципами вердиевской героической драматургии.

В основе действия — подлинные исторические события 30 марта 1282 г., когда в Сицилии вспыхнуло восстание против французских захватчиков. Заговор возглавлял Джованни Прочида. Жители Палермо перебили оккупантов. Вслед за ними восстали и мессинцы. Как обычно, исторические события для Скриба — только фон для личной драмы вымышленных героев. Верди, еще не зная либретто, полагал, что для оперы, которую предстояло показать в Париже, следовало избрать иной сюжет, и опасался, что Скриб извратит мотивы поведения Прочиды, принизит образы восставших, не оттенит их патриотизм. Так и произошло. Скриб не затруднял себя долгой работой. Он попросту видоизменил свое либретто «Герцог Альба», сочиненное за много лет перед тем для Доницетти, перенес действие из Фландрии в Сицилию и переделал имена. Многое в тексте и сценарии оттолкнуло Верди, и прежде всего искажение роли восставших итальянцев. История создания и постановки оперы — цепь конфликтов между великим композитором-патриотом и талантливым литературным предпринимателем.

В письме к директору Императорской академии музыки Л. Ф. Кронье композитор указывал, что его смущает слабая драматургия либретто, особенно последнего действия, не дающего развязки, и прежде всего характер текста: «Я рассчитывал на то, что г. Скриб сумеет изменить — как он обещал мне это с самого начала — все, что в либретто затрагивает честь итальянцев. Чем больше я задумываюсь над этим сюжетом, тем больше убеждаюсь в том, что он опасен: он задевает французов, ибо их убивают; он задевает итальянцев, ибо г. Скриб, исказив исторический характер Прочиды, сделал из него (по излюбленной г. Скрибом системе) обычного заговорщика с неизбежным кинжалом в руке. Боже мой! В истории каждого народа встречаются подвиги и преступления, и мы, право, не хуже других. Во всяком случае, я прежде всего итальянец, и, чего бы это ни стоило, я никогда не стану участвовать в оскорблении, наносимом моей стране».

В центре либретто стоит не драма угнетенного народа, а личная, и к тому же искусственно построенная ситуация — драма отца и сына, оказавшихся врагами. Француз Ги де Монфор, губернатор Сицилии, неожиданно узнает, что молодой сицилиец бунтарь Арриго — его сын. Тиран и палач Сицилии становится нежным отцом, готовым помиловать всех, кто восставал против него, за ласковое слово сына. У Арриго ненависть к тирану отступает перед любовью к отцу — он спасает Монфора, тем самым предавая вчерашних соратников. События «Сицилийской вечерни» также оказываются причинно связанными с личной драмой Арриго и любовью его к герцогине Елене. Зритель призван сочувствовать страданиям Монфора, Елены, любящей человека, который ради отца изменил отчизне, и, наконец, самого Арриго. Чисто служебная роль отведена Прочиде — вождю восстания.

Верди переосмыслил действие и средствами музыкальной драматургии выдвинул в качестве основного героический образ Прочиды. Страстная, порывистая, полная энергии и силы музыка сломила каноны «большой оперы», превратив эффектное зрелище в драму. Композитор усиливает, а по существу — создает образ народа, выводя действие за пределы личного конфликта. Мастерски пользуется он приемами контраста. Правдиво воплощена раздвоенность мыслей и чувств Арриго и Елены. Сцена в тюрьме, когда Арриго пытается спасти жизнь Елене и Прочиде, принадлежит к лучшим в опере. К сожалению, наряду с этим есть моменты слабые, условно драматические. Уступкой вкусу парижан явилось введение балета.

Опера создавалась трудно, не менее трудно шли репетиции. Спектакль, приуроченный к открытию Всемирной выставки, выдержал 62 представления. Известный отход композитора от принципов, которым он следовал в ранних произведениях, помешал, однако, полному признанию «Сицилийской вечерни» на его родине. В Италии во избежание цензурного запрета название было изменено на «Джованну ди Гусман», действие перенесено в Португалию, французы заменены испанцами. Спектакль в Парме в том же 1855 г. прошел без особого успеха. Только в 1861 г., после объединения страны, опера была показана в подлинном виде.

В России она исполнялась итальянской труппой под названием «Джиованна ди Гусман» (1857). На русской сцене до революции 1917 г. «Сицилийская вечерня» не шла, фактически она была открыта заново лишь в XX в. К сожалению, чаще всего эту оперу Верди подвергали переделкам. На русской сцене впервые ее представил 29 июля 1952 г. ленинградский Малый оперный театр под управлением Э. Грикурова (перевод и редакция С. Левика); V д. было сокращено.

Наиболее интересные постановки последних десятилетий: 1970 г., Милан, театр «Ла Скала» (Р. Скотто — Елена, Дж. Раймонди — Арриго, П. Каппуччилли — Монфор, Р. Раймонди — Прочида); 1993 г., Сан-Франциско (под управлением Ч. Маккераса; К. Ванесс — Елена).

А. Гозенпуд

реклама

Публикации