Опера Россини «Вильгельм Телль»

Guillaume Tell

Композитор
Дата премьеры
03.08.1829
Жанр
Страна
Италия

Россини. Увертюра к опере «Вильгельм Телль» (Оркестр NBC п/у Тосканини, 1939)

Опера в четырех действиях (Первоначально написанная в пяти действиях, опера впоследствии была сокращена автором до трех посредством изъятия всего третьего и сжатия двух последних действий. В настоящее время опера дается с восстановленным третьим действием, но с сохранением купюры четвертого и пятого, превращаясь, таким образом, в четырехактное представление.) Джоаккино Россини на либретто (по-французски) Виктора Жозефа Этьена де Жуй и Ипполита Луиса Флорена Би (со значительным участием композитора, а также Армана Марраса), основанное на одноименной драме Фридриха Шиллера.

Действующие лица:

ВИЛЬГЕЛЬМ ТЕЛЛЬ, швейцарский патриот (баритон)
ГЕДВИГА, его жена (сопрано)
ДЖЕММИ, их сын (сопрано)
ГЕССЛЕР, наместник кайзера в Швейцарии и Ури (бас)
МАТИЛЬДА, его дочь (сопрано)
АРНОЛЬД, швейцарский патриот (тенор)
МЕЛЬХТАЛЬ, его отец (бас)
ВАЛЬТЕР ФЮРСТ, другой швейцарский патриот (6ас)
РУДОЛЬФ, офицер гвардии Гесслера (тенор)
ЛЕЙТХОЛЬД, пастух (бас)

Время действия: XIV век.
Место действия: Швейцария.
Первое исполнение: Париж, 3 августа 1829 года.

Опера Джоаккино Россини «Вильгельм Телль»

«Вильгельм Телль» — самая длинная опера Россини. Это его последнее оперное творение. Быть может, именно написание такого длинного произведения (первое исполнение оперы длилось шесть часов) послужило причиной его охлаждения к сочинительству. Как бы то ни было, при том, что «Вильгельм Телль» имел огромный успех у критики, Россини не писал больше опер, хотя прожил еще почти сорок лет. Россини собственноручно сократил оперу и создал авторизованную версию из трех, вместо пяти, действий. А в Париже одно время существовала даже традиция давать из оперы одно только второе действие, соединяя его с какой-нибудь другой оперой, чтобы заполнить театральную программу. Известна история, как однажды директор парижской Гранд-опера сказал композитору, что вечером в программе объявлено второе действие «Вильгельма Телля». «Что? — воскликнул рассерженный Россини. — Все второе действие?»

Долгие годы считалось, что имя композитора сохранилось в репертуаре крупнейших оперных театров лишь благодаря «Севильскому цирюльнику» и «Вильгельму Теллю». Что касается последней, то либо из-за ее продолжительности, либо из-за невероятных требований, предъявляемых исполнителю теноровой партии Арнольда, она больше не может причисляться к традиционному, если не сказать стандартному, набору опер, идущих в оперных театрах. Постановки других россиниевских опер, таких, как «Золушка» и «Итальянка в Алжире», возобновляются гораздо чаще. Что касается либретто, то оно, безусловно, лучше у «Севильского цирюльника». Сюжет «Вильгельма Телля» сколочен достаточно прочно, но, конечно, он не столь хорош.

В период политических волнений 1830-х годов эта опера в некоторых странах считалась опасной ввиду своего революционного духа. Соответственно, при ее постановках тогда в либретто вносились изменения. Это касалось, в частности, ее названия. Так, в Милане опера называлась «Гульельмо Валлаце» (то есть шотландец Уильям Воллэйс), в Риме — «Родольфо ди Стерлинга», в Лондоне и Берлине — «Андреас Хофер», а в Петербурге — «Карл Смелый». Кажется странным, что цензоры были более обеспокоены именем почти совершенно мифического революционера, нежели именами, которые были реальными прототипами других персонажей оперы. Но многое, что делают цензоры, кажется странным.

УВЕРТЮРА

Увертюра к «Вильгельму Теллю» — наиболее известная оркестровая музыка из всей, что включается в программы симфонических концертов, когда хотят исполнить симфонические отрывки из опер; конкурировать с ней может разве что интермеццо из «Сельской чести» Масканьи. Она сохранилась в чувствах публики, а быть может, даже и выросла из этих чувств, что подтверждается ее использованием в одном из мультфильмов Диснея. Она очень смело начинается — с соло виолончелей; тремоло литавр рисует одну из россиниевских картин бури, здесь композитор очень натурально, используя характерный тембр флейты-пикколо, изображает капли дождя; затем следует пасторальный раздел, основанный на швейцарской мелодии альпийского горна, исполняемой на французском рожке; и наконец, после блестящей фанфары, исполняемой трубами, звучит знаменитый галоп, который при хорошем исполнении контролирует свой стремительный бег, несмотря на многие юмористические ассоциации — приличные и неприличные, которые теперь с ним связаны.

ДЕЙСТВИЕ I

Сюжет этой оперы связан с именем легендарного швейцарского патриота XIV века. Страна находится под игом австрийского наместника Гесслера, который ведет себя как тиран. Высоко в Альпах, в родной деревне Телля швейцарцы празднуют свой национальный праздник. Старый пастух Мельхталь (он старейшина, глава одного из кантонов) благословляет три пары, которые собираются пожениться. Два серьезных голоса звучат несколько не в тон общему веселью. Один из них — голос Телля, который сокрушается о судьбе своей страны; другой — Арнольда, сына Мельхталя, он страдает от безнадежной, запретной любви к принцессе Матильде, дочери заклятого врага Швейцарии (из-за этой любви он даже стал солдатом войска австрийских захватчиков).

Звучит длинный дуэт («Ou va-tu? Quel transport t'agite» - «Что с тобой? Куда бежишь в смятеньи?»), в котором Телль убеждает Арнольда бороться за свободу своей страны, но Арнольд поначалу колеблется из-за любви к Матильде. Издалека доносятся звуки охотничьих рогов — это охотятся люди Гесслера, наместника австрийского императора, они уже недалеко.

Праздник продолжается («Hymenee, ta journee» — «Брак священный»). Сначала все танцуют, затем в начавшихся играх юный сын Телля, Джемми, демонстрирует, что он такой же хороший стрелок, как и его отец. Все его славят («Honneur au fils de Tell» — «Слава сыну Телля»). Празднество прерывается появлением пастуха Лейтхольда, швейцарца, сбежавшего от отряда Гесслера; он убил одного из гесслеровских солдат, пытавшегося похитить его дочь, и теперь те его преследуют. Телль спасает его, переправив в своей лодке на другой берег озера, несмотря на сильные волны.

Когда появляется отряд Гесслера под командованием Рудольфа, никто из местных жителей не выдает Телля, и тогда в отместку Рудольф арестовывает старика Мельхталя, а всю деревню поджигает.

ДЕЙСТВИЕ II

Второе действие начинается с речитатива и блестящей колоратурной арии «Sombre foret, desert, triste» («Темного леса таинственный кров»), которую поет Матильда, дочь австрийского тирана Гесслера, в которой она признается в любви к Арнольду. Он встречает ее на альпийском лугу среди лесов, где она его ждет, и они поют чудесный любовный дуэт. Заслышав приближающихся Вильгельма Телля и Вальтера Вюрста, Матильда стремительно убегает. Эти люди пришли, чтобы убедить Арнольда присоединиться к ним в их восстании против Гесслера, но они обеспокоены тем, что застали его с Матильдой. Они сообщают ему трагические новости: Гесслер казнил его отца, старого пастуха Мельхталя. Арнольд потрясен. Никаким сомнениям больше нет места: он будет мстить (терцет «Quand l'Helvetie est un camp de supplice» — «В тяжкой борьбе край родной погибает»). Завершается этот великолепный терцет клятвой трех этих швейцарцев освободить свою страну.

Одна за другой прибывают группы людей из швейцарских кантонов — Унтервальд, Швиц и Ури. Телль обращается к ним с патетической речью, и действие завершается торжественной патриотической клятвой, которую дают все присутствующие («Des profondeurs du bois immense» — «Слышишь? Из темной чащи бора»).

ДЕЙСТВИЕ III

На рыночной площади в Альтдорфе перед резиденцией Гесслера идет празднование столетия власти австрийцев. Тиран Гесслер выставляет герб Австрии и свой собственный шлем, чтобы каждый швейцарец, проходя, кланялся им. Вильгельм Телль отказывается это сделать, и тут же гвардейцы Гесслера арестовывают его и его сына. Гесслер заявляет, что Телль должен продемонстрировать свое искусство стрельбы из лука попаданием в яблоко, положенное на голову его сына. Телль отказывается это делать, и тогда Гесслер приказывает казнить мальчика. Теперь у Телля нет выбора. Мальчик Джемми выражает бесстрашную уверенность в искусстве Телля. И Телль выстрелом разбивает яблоко пополам.

Но из колчана Телля выпадает вторая стрела. И когда Гесслер требует ответа, для чего она предназначена, патриот отвечает, что, если бы мальчик погиб, эта вторая стрела была бы пущена в его, Гесслера, сердце. Взбешенный Гесслер приказывает арестовать Телля. Телль, прежде чем его уводят, успевает передать с сыном наказ жене. «Передай Гедвиге, — говорит Вильгельм, — что зажжение огней в горах будет сигналом для восстания кантонов». Дочь Гесслера, Матильда, убегает вместе с маленьким Джемми, чтобы передать это послание.

ДЕЙСТВИЕ IV

Сцена 1 представлена главным образом арией, которую поет Арнольд («Asile hereditaire» — «Приют мирный родимый»). Он вернулся домой, и мысль о смерти его отца в плену у Гесслера продолжает угнетать его. Группа швейцарских патриотов сообщает ему об аресте Вильгельма Телля, и, побуждаемый к действию, он в конце концов отправляется во главе отряда швейцарцев, чтобы освободить своего предводителя (кабалетта с хором «Amis, amis, secondez ma vengeance»; «Друзья, друзья, за отца отомстим»).

Сцена 2 происходит в скалистой местности у Фирвальдшетского озера (озера Четырех Кантонов), неподалеку от родного дома Телля. Джемми в сопровождении Матильды вбегает к своей матери Гедвиге (их терцет: «Je rends a votre amour un fils» — «Вот сын вам возвращен»). Маленький мальчик полон надежды, что Телль спасется в лодке, несмотря на шторм, который разразился на озере. Он вдруг вспоминает о послании своего отца. Он поджигает отцовский дом, что служит сигналом для кантонов к восстанию. Пока шторм бушует, они все молятся о спасении Телля. Неожиданно герой сам появляется из лодки. За ним гонятся его преследователи, в том числе Гесслер. Но Телль берет свой лук и стрелы у Джемми, который успел вынести их из горящего дома. Телль точно попадает в цель — Гесслер замертво падает в озеро. В этот момент входит та часть швейцарских патриотов, которой руководит молодой Арнольд, они объявляют, что укрепленные замки австрийцев взяты повстанцами. Опера завершается весельем всех тех, кто теперь на стороне швейцарцев. Матильда покинула стан врагов и согласилась стать женой Арнольда.

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)


Опера Джоаккино Россини «Вильгельм Телль»

Опера была закончена за пять-шесть месяцев — необычно долгий для Россини период. Премьера не оправдала надежд на горячим прием у публики, тогда как критики расточали восторженные похвалы.

В Италии и других странах «Вильгельм Телль» неизменно получал очень благосклонный прием, хотя не всегда легко было найти тенора, способного исполнить партию Арнольда, особенно после того, как Жильбер-Луи Дюпре переделал многие сверхвысокие до в «грудные» ноты, тогда как у певшего на премьере Нурри эти ноты были «головными» или фальцетными.

Россини не одобрял реформу Дюпре (столь понравившуюся, напротив, публике) и заявил ему об этом вполне откровенно: «Я не люблю противоестественных эффектов, и это до с его резким тембром коробит мой итальянский слух, как визг каплуна, когда его режут». К тому же неуравновешенность вокальной ткани этой теноровой партии служит характеристике героя, еще не нашедшего места в водовороте жизни и чувствующего неудовлетворенность. Известие о смерти отца, принесенное Вильгельмом и Вальтером, заставляет бурную вокальную линию Арнольда, с неожиданными скачками и смелым рисунком, взлететь до высочайших вершин. Друзья побуждают его посвятить себя борьбе за свободу родной земли. Перемена в душе Арнольда в полной мере отмечается музыкой, голос его перекрывает мягко модулирующие голоса сочувствующих ему друзей.

Партия тенора особенно выделяется в опере и почти превосходит по значению партию главного героя, Вильгельма Телля, которому, впрочем, принадлежит самая известная ария: в ней он умоляет сына выдержать ужасное испытание. Это «поистине крик души, страдающей и полной любви,— пишет Ронкалья,— сопровождаемый плачем виолончели... Перед нами ария, но она лишена обычной структуры, представляя собой чистую мелодическую речитацию. Здесь нет строфики, но ритмически совершенный музыкальный период течет спокойно, смиренно, мелодия льется естественно и постоянно варьируясь: настоящая бесконечная мелодия». Ария Телля — монумент, стоящий особняком, быть может, неожиданный, которого опера не обещала и потому еще более удивительный. Он поражает не только публику, но и самих персонажей, в конце концов взрывающихся от гнева.

Другая знаменитая, вошедшая во все антологии ария принадлежит Матильде (замечателен ее фон — волшебный лесной пейзаж, освещенный луной), она полна властной, гибкой мелодической красоты, которую Берлиоз считал образцом для подражания. Это внутренний портрет героини. Грустная, колеблющаяся, нисходящая линия оркестрового сопровождения переплетается с линиями основного мелодического рисунка — одного из самых широких, плавных и связных за всю историю музыкальной драмы. Настойчивый, взволнованный ритм в конце концов становится скорее частью смиренного созерцания, чем тревоги, хотя признаки затаенного страдания сохраняются, как следует из беспокойного чередования основного мотива в оркестре и угрожающего рокота литавр.

Вера в природу как в судью поступков отдельных людей или общества — одна из опор мощной оперной конструкции. Не надо напоминать о том, как важна в этом отношении удивительная увертюра, состоящая из четырех частей,— самостоятельная симфоническая структура, почти не оперная. И не очень обосновано замечание Берлиоза о ее изображающей бурю второй части, которую он сравнивает с «Пасторальной симфонией» Бетховена и говорит, что в последней слышен подлинный разгул природных стихий, тогда как у Россини слишком ощутимо присутствие его собственной личности.

Но это делается как раз для того, чтобы придать интродукции Россини верное направление, сделать ее отображением национального характера, разделяющего стремление своего народа к свободе и участвующего в его драме (не случайно в Италии, Германии и России «Телль» не был одобрен реакционной цензурой). Проекция всех событий на такую панораму способствует созданию ярких хоровых, сопровождающих, изобразительно симфонических страниц и великолепных танцев, в которых чувствуется стремление уйти от старых форм. «Фантазия Россини — всегда свободна,— заключает Ронкалья,— композитор выбирает, изменяет, разрабатывает, полирует: огромный труд... который наверное стоил ему большого напряжения и которого хватило бы на двадцать лет работы».

Столь зрелое произведение французы не оценили: в парижской Королевской академии музыки (или в «Гранд-Опера», как угодно) после пятидесяти представлений опера была возобновлена с большими сокращениями (неприкосновенным осталось только второе действие, считавшееся лучшим). Открытия «Вильгельма Телля» закладывали основы французской большой оперы, но величие делает его скорее итогом этого направления, нежели исходным пунктом.

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)


История создания

Джоаккино Россини / Gioachino Rossini

Первоосновой «Вильгельма Телля» Россини послужила одноименная драма великого немецкого поэта Ф. Шиллера. На характер замысла повлияло изучение композитором оперы А. Гретри (1741—1813) того же названия (по пьесе Лемьера), а также героико-революционной по складу оперы «Фенелла» Ф. Обера (1782—1871) шедшей в 1828 году в Париже с огромным успехом. В создании либретто принимал участие ряд лиц, из которых наибольшую роль играли В. Этьен (Жуи) (1764—1846) и И. Бис (1789—1855), — оба опытные театральные писатели, особенно первый, плодотворно сотрудничавший со многими французскими оперными композиторами. В оперу Россини вошли наиболее важные в драматургическом отношении сцены пьесы Шиллера. В то же время психологическая тонкость мотивировок поступков героев пьесы оказалась в значительной степени утраченной. Авторы сценария изменили имена и национальную принадлежность ряда действующих лиц, сократили некоторых из них (так, у Телля в опере оставлен только один сын) и т. д.

Премьера оперы состоялась 3 августа 1829 года в Париже. Необычность трактовки темы и новизна музыкального стиля вызвали вначале сдержанный прием у парижской публики, но вскоре замечательное произведение Россини было оценено по достоинству и вошло в репертуар оперных театров многих стран мира.

Музыка

«Вильгельм Телль», — героико-патриотическая опера, проникнутая пафосом освободительной борьбы. Героическое начало выявляется в чистоте и благородстве отношений героев, людей из народа, в суровой простоте их патриархального быта. Центральное место в опере занимают массовые хоровые сцены, раскрывающие образ народа, вносящие важные штрихи в характеристики большинства действующих лиц. Сценическое действие включает живописные картины природы и помпезные шествия, любовные эпизоды и эффектные балетные номера. Своеобразен музыкальный язык оперы, широко использующий швейцарский и тирольский национальный фольклор.

Увертюра сжато отражает драматургическое развитие оперы, постепенный переход от пасторально-идиллических образов к героическим. Открывает увертюру хоральная тема четырех солирующих виолончелей. После симфонической картины бури, оттеняемой музыкальным пейзажем мирных альпийских лугов, звучит лучезарно-победный марш.

В первом акте преобладают монументальные хоровые сцены. К финалу драматизм постепенно возрастает. Оркестровое вступление пронизано светлыми пасторальными наигрышами. Плавное покачивание мелодии в хоре крестьян «Небо так ярко» вызывает ощущение безмятежной неги и спокойствия. Поэтична песня рыбака «Приди ко мне», выдержанная в характере баркаролы. Резкий контраст создает ариозо Телля «Поет рыбак беспечный», полное горечи, щемящей боли. Контрастность сохраняется и в квартете (Джемми, Гедвига, рыбак и Телль), где партия Телля выделяется своей драматичной взволнованностью. Сцену венчает величаво-торжественный секстет с хором «Пусть эхо с гор». В развернутом дуэте Телля и Арнольда утверждаются чеканные маршевые интонации, передающие мужественную готовность к борьбе. Мерный вальсовый ритм свадебного хора «Брак священный» сближает его с крестьянскими танцами. Стремительный финал заканчивается динамичной и напряженной хоровой сценой.

Второй акт овеян лесной романтикой. Оркестровое вступление имитирует звучания охотничьих рогов. Хоры охотников и швейцарцев окрашены в мягкие, лирически-пасторальные тона; их музыка близка к народно-песенной мелодике. В центре акта — ряд сольных и ансамблевых эпизодов: лирический романс Матильды, ее страстно взволнованный дуэт с Арнольдом, большое трио Арнольда, Вильгельма и Вальтера, в котором взволнованная патетика начального раздела сменяется подъемными героическими интонациями. Завершает акт грандиозный хоровой финал — сцена в Рютли — драматическая вершина оперы, все развитие которой устремлено к кульминации — мужественно-решительному трио с хором (клятва швейцарцев).

В третьем акте несколько контрастных разделов, следующих за остро драматичным сюжетным развитием. В центре любовной сцены Матильды и Арнольда — патетически взволнованная ария героини (при исполнении сцена обычно выпускается). Среди разнообразных жанровых эпизодов выделяется хор тирольцев, a capella. Квартет отмечает перелом в развитии действия; разноречивые чувства — мужественная скорбь Телля, трогательные мольбы Джемми, жестокость Геслера и Рудольфа — запечатлены в гибкой, образно яркой мелодике. Напряжение достигает предела в выразительном ариозо Телля, обращенном к сыну — «Будь неподвижен». Акт завершает монументальная хоровая сцена, насыщенная гневом и протестом.

Четвертый акт устремлен к лучезарному финальному апофеозу. В сцене Арнольда с швейцарцами выразительное оркестровое сопровождение передает ощущение тревоги и взволнованности. Призывным, боевым духом проникнута кабалетта Арнольда «Друзья, за отца отомстим», напоминающая итальянские освободительные песни. Колоритная оркестровая картина бури образует драматическую кульминацию акта. Чувством беспредельного ликования исполнена финальная сцена, символизирующая торжество справедливости и свободы.

М. Друскин


ВИЛЬГЕЛЬМ ТЕЛЛЬ (Guillaume Tell) — опера Дж. Россини в 4 действиях (6 картинах), либретто В. Ж. Этьенна (де Жуи) и И. Л. Ф. Би. Премьера: Париж, 3 августа 1829 г.

В основе оперы — одноименная трагедия А. Лемьера (а не Ф. Шиллера, как иногда ошибочно утверждается). Этот сюжет уже до Россини был использован в опере. Так, в 1791 г. был поставлен «Вильгельм Телль» А. Э. М. Гретри. Существует американская опера о Телле — «Стрелки» («Швейцарские горцы») Б. Карра (Нью-Йорк, 1796), балеты Л. А. Пиччини (1805), Ц. Пуни (1883), симфоническая поэма Германа Цопфа и т. д. Опера Россини остается лучшим воплощением этой темы. Россини, горячо любивший свою родину, изображая жизнь швейцарцев, думал об Италии.

Действие оперы развертывается в 1308 г. в Швейцарии, над которой тяготеет владычество Австрии. Гнет невыносим, и гнев зреет в сердце народа. Олицетворением мужества, патриотизма и свободолюбия являются главный герой оперы — стрелок Телль, старый крестьянин Мельхталь, горец Лейтхольд. Сын Мельтхаля Арнольд в тревоге: он любит австрийскую принцессу Матильду, сторонницу наместника Гесслера. Сначала Арнольд едва не совершает предательства — для того чтобы стать мужем Матильды, он готов служить австрийцам, — но затем под впечатлением трагической гибели отца, казненного по приказу Гесслера, присоединяется к швейцарцам. Телль вызывает особую ненависть наместника, который подвергает его жестокой душевной пытке, приказав сбить яблоко с головы собственного сына. Стрелок сбивает яблоко, но тиран замечает, что для него самого Телль приберег вторую стрелу, и смельчака арестовывают. Горцы готовятся поднять восстание. Буря настигает лодку Гесслера, который везет в темницу Телля. Тот опрокидывает лодку и, добравшись до берега, поражает Гесслера выстрелом из лука. Восстание охватывает Швейцарию. Власть австрийцев сломлена.

«Вильгельм Телль» занимает исключительное место в творчестве Россини: это такая же вершина среди его героико-патриотических опер, как «Севильский цирюльник» — среди комических. Здесь обобщены искания композитора, достигнут синтез драматизма и лирики, мужественного пафоса и жанризма. «Телль» — подлинно романтическое произведение, в котором, сохраняя верность итальянскому национальному характеру, певучей кантилене, Россини стремится воссоздать местный колорит, опираясь на подлинные швейцарские мелодии и ритмы. Впервые в оперном искусстве столь ярко была воплощена тема борьбы за свободу. Драматургия «Вильгельма Телля» строится на контрастном противопоставлении свободолюбивых швейцарцев и австрийских захватчиков. Многообразно и ярко раскрыты в музыке нарастание протеста, гнева, порыва к сопротивлению. Композитор преодолел условные традиционные формы в партиях хора и основных героев (в меньшей степени оригинальны партии Матильды и Арнольда). С необычайным мастерством и выразительностью воплощены образы природы; они даны в неразрывном слиянии с жизнью людей. Пейзаж не только поэтичен и красочен, природа — и могучая, грозная сила (сцена бури).

Успех спектакля в обстановке, насыщенной революционным настроением, был велик. Но вскоре вмешалась цензура, попытавшаяся путем переделки либретто ослабить взрывчатую силу произведения. Ни одна опера Россини не подвергалась таким частым и грубым искажениям. Имя героя оказалось ненавистно консерваторам, и Телль заменялся то тирольцем Андреасом Гофером, то шотландцем Валласом (Париж, 1836).

В России опера Россини была представлена впервые на сцене петербургского Большого театра 30 октября 1836 г. (по другим сведениям, 24 апреля 1838 г.) в переделке Р. Зотова под названием «Карл Смелый»; из нее было устранено все, что могло хоть сколько-нибудь напомнить о борьбе за свободу и независимость. Сходная переработка была исполнена итальянской труппой в 1846 г. На русской оперной сцене опера была возобновлена в 1861 г. (петербургский Мариинский театр; в заглавной партии — О. Петров), затем в 1864-м и 1867-м (с Г. Кондратьевым) и 1871-м (с И. Мельниковым). Ставилась она и позднее, но в искаженном цензурой виде. Даже клавир, изданный П. Юргенсоном, назван «Карл Смелый». В подлинном виде «Вильгельм Телль» был впервые исполнен в Ленинграде 23 января 1932 г. с П. Андреевым в главной роли. В годы Великой Отечественной войны его с успехом поставил Большой театр (А. Батурин — Телль). Лучшие интерпретаторы заглавной партии за рубежом — М. Баттистини и Т. Гобби. В 1930 г., к столетию первой постановки, опера была показана в «Ла Скала» (Дж. Лаури-Вольпи — Арнольд). Из последующих обращений к ней выделяются спектакль «Ла Скала» 1988 г. под управлением Р. Мути и постановка 1995 г. на фестивале в Пезаро, родном городе Россини.

А. Гозенпуд

Дискография: CD — итальянская версия — Decca. Дирижёр Шайи, Телль (Милнс), Матильда (Френи), Арнольд (Паваротги), Вальтер (Гяуров) — французская версия — EMI. Дирижёр Гарделли, Телль (Бакье), Матильда (Кабалье), Арнольд (Гяуров), Вальтер (Ковач).


Только в «Вильгельме Телле» Россини удалось достигнуть той высокой степени художественного совершенства, последовательного ­новаторства и современности звучания, которая ознаме­новала собой рождение нового типа музыкальной драматургии.

Как бы ни были ощутимы стремления Россини к героике в его предшествующих операх, но даже между «Моисеем» и «Вильгель­мом Теллем» нет простой преемственности. Незамаскированное выражение революционно-патриотической идеи, разнообразие и современность образов, яркую оригинальность музыкального язы­ка «Телля» не с чем сравнить в творчестве самого композитора.

И тем не менее истоки «Вильгельма Телля» очевидны.

Характерен прежде всего его сюжет. Последняя опера Россини была написана для Парижа, и несомненное влияние на выбор либ­ретто оказала прогрессивная театральная культура Франции. На­кануне Июльской революции сюжет «Вильгельма Телля» был вы­сокоактуален. В конце 20-х годов на парижской сцене был постав­лен ряд произведений, посвященных этой теме (или близких ей). Среди них — пьеса «Вильгельм Телль» французского драматурга Пиксерекура и опера Гретри того же названия по трагедии Лемьера, возобновленная после многолетнего перерыва. В эти же годы во Франции был издан новый перевод произведений Шил­лера. Его народная драма на сюжет швейцарской легенды послу­жила основным источником для либретто Россини (В составлении либретто принимал участие ряд лиц, в их числе, и преимущественно, Жуи и Би. Поэтому в целом оно оказалось довольно далеким от оригинала.).

Наконец, сильное впечатление на итальянского композитора произвела по­ставленная в 1828 году в Париже опера Обера «Фенелла», изо­бражавшая восстание неаполитанских рыбаков против иноземных угнетателей. Свойственное ей преломление революционной ге­роики в бытовых образах натолкнуло Россини на создание нового типа драматического спектакля, полностью овободного от ложно-героического пафоса театра классицизма.

Наконец, нельзя недооценивать связи новой оперы Россини и с музыкой ряда новейших оперных постановок Парижа, прежде все­го с массовыми народными сценами «Фенеллы» и с высокодрама­тическим финальным хором «Осада Коринфа» самого Россини, где героические патриоты принимают клятву умереть на поле боя.

«Вильгельму Теллю» не свойственны покоряющее мелодическое обаяние и великолепное театральное мастерство «Севильского ци­рюльника». В нем нет и чудесной музыкальной непосредственности итальянского произведения. Однако для мирового искусства «Виль­гельм Телль» имеет не меньшее значение, чем шедевр Россини в области buffa. Именно здесь композитор нашел те художественные приемы, которые открывали пути для героической оперы XIX века.

Новизна драматургии «Вильгельма Телля» (по сравнению с итальянскими операми Россини) обусловлена воплощением народного восстания. В опере переплетаются различные средства музы­кального раскрытия сюжета. Тут и пасторальная идиллия, и картины бурной природы, и зловеще-прямолинейные зарисовки авс­трийского наместника Гесслера и его солдат, и любовные эпизоды, и остродраматические столкновения между мирными поселянами и угнетающими их властями. Но над всем царит и все объ­единяет идея национально-освободительной борь­бы. Главным действующим лицом оперы является народ, который борется за свою свободу. Отдельные герои показаны в основном как его представители, а любовно-лирическая линия, выраженная в образах Матильды и Арнольда, подчинена теме борьбы и пере­плетается с ней.

Это непосредственно отразилось на особенностях музыкальной композиции оперы. В «Вильгельме Телле» господствуют массовые сцены, в которых главную роль играют хоры (Опера состоит из двадцати одного номера; двенадцать из них – хоровые эпизоды.).

В опере почти нет замкнутых сольных эпизодов — явление необычное для компози­тора, который формировался в традициях итальянской школы. Ге­рой оперы Вильгельм Телль не имеет ни одной арии. Его единст­венное сольное выступление (благословение сыну перед роковым выстрелом) — это небольшое ариозо, образующее один из элементов общей сцены. И тем не менее, несмотря на хоровую структу­ру, опера Россини очень далека от ораториальности XVIII века. Здесь мало сходства со статичностью оратории, с ее обобщенными образами, с хоровой полифонией. Драматургия «Вильгельма Телля» театральна, она обогащена разнообразием музыкально-сцени­ческих приемов французского оперного спектакля. В нем много блестящих балетных эпизодов, массовых шествий, эффектных па­сторальных картин. Основой музыкальной драматургии служат большие сцены, объединяющие многообразные элементы музы­кального театра (ансамбли, хоры, сольное пение, речитативы, ба­леты, инструментальные картины). Россини достиг здесь высокого единства между действием и музыкой, пением и словом. Ни одной из предшествующих опер Россини не было свойственно подобное разнообразие композиции.

Однако самая значительная новаторская особенность послед­ней оперы Россини — это своеобразная трактовка героики, резко отличная от понимания героического в искусстве классицизма — от opera seria, от ораторий Генделя или симфоний Бетховена. Герои Россини показаны не в отвлеченно-возвышенном плане. На­оборот, эти люди из народа отличаются удивительной простотой, лиричностью, «человечностью». В «Вильгельме Телле» героика переплетается с пасторально-бытовым началом. И опера, начавшаяся с пасторальной идиллии, естественно и органически развивается к торжественному апофеозу в финале.

Новое толкование героики привело к интонационному обновле­нию традиционной «серьезной» оперы.

Музыкальная характеристика швейцарского народа в «Виль­гельме Телле» неотделима от образов опоэтизированного быта. Эти образы выражены особой интонационной сферой, новой в творче­стве Россини. Здесь привлекает внимание широкое исполь­зование национального фольклора в духе веберовского «Вол­шебного стрелка». Симптоматично, что не элемент фантастики ро­мантической оперы Вебера оказал влияние на Россини (как это было с Берлиозом или Мейербером). Итальянский композитор воспринял от Вебера преломление в оперном искусстве народно-бытовых жанров, с их характерным национальным колоритом. В музыкальных эпизодах, характеризующих народ, встречаются па­сторальные звучания, интонация бытового романса, вальса, разно­образных видов фольклора, преимущественно швейцарского и ти­рольского. Таковы, например, свадебный хор или балетная сцена в «народно-швейцарском» первом акте или хор тирольцев, проти­вопоставляемый «австрийско-солдатской» музыке третьего акта и построенный на вальсовости, близкой музыке крестьянского танца из «Волшебного стрелка»:

«Роговые», «охотничьи» интонации пронизывают ряд сцен, создавая характерно романтическую «лесную» атмосферу:

Балетные сцены полны ритмами вальса и других бытовых танцев:

Даже в наиболее драматический момент оперы, когда народ дает клятву бороться с чужеземными угнетателями, музыка пронизана ритмом мазурки:

Преломление народно-национальных интонаций придало музыкальному языку Россини романтические черты, сближающие его с искусством не только Вебера, но Шуберта и Мендельсона. Так, например, в опере нередко встречается характерное для романти­ков сочетание народно-песенной мелодичности и простейших быто­вых музыкальных форм с развитым и красочным гармоническим стилем, в частности с модуляционной свободой. Таковы, например, хроматические параллельные аккорды в инструментальном вступлении к первому хору.

В песенке рыбака баркарольного склада (в первом акте) тонкии эффект создает колебание мажоро-минора и альтерирован­ные звуки в мелодии:

Хор охотников (начало второго акта) гармоническим варьиро­ванием разных куплетов (в том числе и посредством неожиданных модуляций) напоминает приемы шубертовских романсов.

И в лирических образах встречаются сходные приемы, связан­ные с языком новейшей национальной романтической школы. Так, например, в музыке романса Матильды обращает на себя внима­ние использование альтерированных звуков мелодии:

Лирические образы в целом образуют подчиненный элемент в драматургии оперы. Матильда и Арнольд показаны как типичные оперные любовники. Характерно, что именно в их сценах Россини прибегает к традиционным оперным номерам. Лирическая линия в «Телле» отличается скорее изяществом, чем психологичностью и глубиной.

Новой сферой интонаций характеризуются моменты высокого драматического пафоса, как, например, трагический монолог Телля перед выстрелом (ариозо третьего акта). Декламационный склад мелодики, развитое выразительное инструментальное сопро­вождение, даже патетическая тональность f-moll — все напоминает взволнованные темы Бетховена:

Воинственные интонации итальянских освободительных песен звучат в кабалетте с хором Арнольда (последний акт), где юноша, ставший во главе вооруженных повстанцев, призывает их к дейст­вию:

Постепенное проникновение героических интонаций в лирико-пасторальную сферу характерно для ряда эпизодов оперы, в том числе и для знаменитой сцены в Рютли.

Героические кульминации приходятся на финалы второго и чет­вертого действий. Но драматической вершиной оперы является не последний акт, а сцена в Рютли. Второе действие, наиболее близ­кое Шиллеру, в целом чрезвычайно сильно в драматургическом отношении. Разнообразие сценических образов (картина охоты в австрийском лагере, любовный эпизод, встреча Телля с Арноль­дом, призыв к мщению за смерть отца и, наконец, сбор швейцар­ских патриотов) пронизано целеустремленным движением к гро­мадной массовой сцене, где представители угнетенного народа дают клятву бороться за свое освобождение.

Объединяя многообразные музыкально-сценические элементы (три хора, ансамбль, сольное пение, инструментальное сопровож­дение), Россини создает театральную форму крупного плана. Ди­намические контрасты, оркестровые stretto, разнообразный прин­цип обрамления служат для достижения музыкального единства развернутых, драматических финалов оперы.

Увертюра к «Вильгельму Теллю» — оригинальное программно-симфоническое произведение. Тематически не связанная с оперой (за исключением музыки из сцены грозы), она, однако, отражает главенствующие образы всего произведения. Трактовка увертюры как своеобразного «обзора содержания» (Глюк) издавна была принята во французской опере. В данном случае ощутимы связи не только со свободной, программной французской увертюрой, но в известной мере и с «Пасторальной симфонией» Бетховена (Сходство с «Пасторальной симфонией» ощутимо в последовательности образов второго и третьего эпизодов и отчасти в их интонационном строе.).

Увертюра состоит из четырех эпизодов. Их последовательность напоминает драматургическое построение самой оперы, развиваю­щейся от пасторали к героике. Первый эпизод — e-moll'ное An­dante — начинается с оригинального звучания четырех солирующих виолончелей. Второй перекликается с симфонической картиной бури в четвертом акте. В третьем эпизоде мелодия солирующего английского рожка рисует поэтичную картину альпийской природы (на фоне которой развертывается действие оперы). И, наконец, четвертый эпизод – блестящий бытовой марш, полный чисто россиниевского мелодического вдохновения, итальянской живости и темперамента.

«Вильгельм Телль» положил начало новой оперной школе Ита­лии. С этой первой народно-патриотической оперой в Европе пре­емственно связаны многие произведения музыкального театра раз­личных стран. Характерные особенности ее драматургии (компози­ция крупных сцен, использование хоров, роль оркестра) нашли развитие в творчестве ряда выдающихся оперных композиторов XIX века (Мейербера, Беллини, Верди).

В. Д. Конен

реклама

вам может быть интересно

Бетховен. Струнный квартет No. 7 Камерные и инструментальные
Моцарт. Симфония No. 39 Симфонические

Публикации

Главы из книг

рекомендуем

смотрите также

Реклама