Он вернулся в свой город...

«Дягилевские сезоны» в Перми

12.06.2003 в 16:17

В Перми, где прошедшим маем вместе с поздним цветением сирени, премьерами «Спящей красавицы» и «Лолиты» Родиона Щедрина, балетами Фокина и Баланчина, «Клеопатрой» Ж. Массне и спектаклями современного танца, научным форумом и «круглыми столами», художественными выставками из собраний Серебряного века и русского авангарда отдавали должное своему земляку. Первому из соотечественников прорубившему окно в Европу для русского искусства. Помимо всего прочего, еще вручали и учрежденные по инициативе губерантора призы конкурса на лучший продюсерский проект, определяя наследников Сергея Павловича Дягилева в быстроменяющемся мире.

Именитый петербургский профессор Елена Левшина со сцены оперного театра, в зале которого когда-то сиживал пермский гимназист Сережа Дягилев, коему специальным распоряжением городского головы было разрешено в силу особой одаренности занимать ближние от десятого ряда к сцене места в партере, в день торжественной церемонии закрытия I Международного фестиваля «Дягилевские сезоны: Пермь — Петербург — Париж» говорила о том, что продюсер — человек особого интуитивного знания. Что первым продюсером, от деяний которого история ведет исчисление лет сегодня особенно популярной профессии, и был Сергей Дягилев, детские и юношеские годы которого, вплоть до отъезда в Санкт-Петербург, а затем и в Париж, прошли в Перми.

Гостей, среди которых горожане замечали Майю Плисецкую и Родиона Щедрина, Екатерину Максимову и Владимира Васильева, почетного президента Международного совета танца при ЮНЕСКО Милорада Мисковича и этуаль Парижской национальной оперы Клэрмари Оста, водили по залам бывшего дома Дягилевых. Здесь давно располагается одна из пермских гимназий. Показывали шедевры отечественной живописи и деревянных богов в художественной галерее и знакомили с дягилевскими местами Перми, благо что от театра, где проходил свои первые музыкальные университеты знаменитый пермяк, до бывшей женской гимназии, где он впервые выступал как начинающий пианист, буквально рукой подать. Из этих экскурсий опытным деятелям искусства нетрудно было понять, сколь насыщенной и поистине творческой была атмосфера, в которой созревал юный талант. Из этих же экскурсий становилось понятным, что Пермь — отнюдь не только родина изобретателя радио Попова и открывателя дуговой электросварки Славянова (чем гордились), но еще и город трех сестер Прозоровых (отсюда, как следует из письма Чехова Горькому, они и стремились в Москву), и родина Сергея Дягилева, показавшего однажды всему миру, как и чем богата Россия (чем стали гордиться).

Долгое время про Дягилева в Перми не говорили, как не говорили о нем — и сознательно — по всей России. И вот — час настал, и пророка в Отечестве признали.

Главным инициатором проведения фестиваля «Дягилевские сезоны» стал художественный руководитель Пермского театра оперы и балета имени П. И. Чайковского Георгий Исаакян. Молодой и талантливый режиссер, он оказался и не менее успешным продюсером, сумев сделать первую фестивальную афишу не только привлекательной, но и по-европейски содержательной. Программа фестиваля, включавшая в себя прежде всего балеты дягилевских Русских сезонов (при том, что балеты Баланчина здесь ставили американцы Барт Кук и Мария Калегари, а «Аполлона Мусагета» полностью станцевали артисты Мариинки), в качестве безусловного главного события предлагала мировую премьеру на русском языке оперы Р. Щедрина «Лолита» по одноименному роману В.Набокова.

«Интуитивное знание» не подвело постановщика, и Г. Исаакян на сложном музыкальном материале создал спектакль, в чем-то удивительно напоминающий интонации судьбы, коих было предостаточно в биографии самого Дягилева. Не сходные с сюжетом романа, в спектакле они проявились зыбкими и текучими гармониями музыкально-сценического действия, в котором найденные точки опоры мгновенно размываются, с трудом обретенная под ногами почва из-под них тут же уходит, лица меняются на маски, а живые люди кажутся призраками. И вся жизнь сводится к бесконечной дороге, по которой катит человека время, не давая порой возможности рассмотреть ни пейзажей, возникающих на пути, ни услышать внятных звуков, ни увидеть знакомых лиц. Блистательная Татьяна Куинджи, спевшая и сыгравшая Лолиту на грани, казалось бы, невозможного попадания искусства оперного театра в самую суть набоковской прозы, тоже показалась открытием дягилевского масштаба: так некогда Дягилев открывал миру таланты Карсавиной, Фокина, Нижинского...

Как бы то ни было, но то, что Дягилев наконец-то вернулся в родной город, теперь можно засвидетельствовать со всей определенностью. Это произошло в мае 2003-го.

Игорь Кедрин

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама