Валентина Теличкина: наша советская Нефертити

Звезда Валентины Теличкиной взошла в кинематографе в конце шестидесятых годов. Кто не помнит очаровательную «фабричную девчонку» из фильма «Начало», одну из подруг народной героини и будущей народной артистки, восхитительно-эксцентричной Паши Строгановой — Инны Чуриковой? Восторженная Паша сравнивала задушевную подружку с «самой» Нефертити — ни больше ни меньше. Камера Дмитрия Долинина берет долгий план лица молоденькой Валентины Теличкиной. Монтажное решение Глеба Панфилова превращает этот план в настоящий черно-белый портрет: скромная, неброская красота второстепенной как будто бы героини оттеняет удаль и широту характера Паши.

Великолепные роли Теличкиной: интеллигентная горожанка нового времени из «Журналиста» Сергея Герасимова, зощенковская красотка из «Не может быть!» Леонида Гайдая, соседка главных героев по полуподвальной коммуналке-ковчегу, дрейфующему из кровавых тридцатых в сороковые роковые (что ни судьба, то драма, а то и трагедия) из «Незабудок» Льва Кулиджанова — это целый альбом моментальных снимков, это «черты к портрету» российской женщины ХХ века. Даже эпизодическая, во всяком случае, не главная роль в ее исполнении, например, Женя из ленты Петра Тодоровского «По главной улице с оркестром», в полной мере может быть отнесена к этому ряду. Отдельная строка в списке ее больших ролей и негромких побед в эпизодах — роль в «Вассе» Глеба Панфилова. Работа, в которой актриса в полной мере продемонстрировала умение отказаться от фирменной своей милоты, чуть простодушного обаяния, дабы вписаться в сложнейший замысел, в режиссерскую концепцию, взращенную не только на наследии нашего классика Алексея Максимовича, но на опыте исторических трагедий Лукино Висконти.

Кстати, перечисление имен режиссеров, с которыми работала Валентина Ивановна, — не столько дань журналистскому клише, мол, снималась актриса у постановщиков первого ряда. В своих интервью, выступлениях она оставила очень эмоциональные, яркие и вместе с тем очень точные характеристики многих своих коллег — и классиков, и современников. В этом вся Теличкина — живой и теплый человек. Даже страстный. Раз уж полюбила и высоко оценивает молодого режиссера Алексея Сидорова, то не потому, что он дал ей очень выигрышную роль в своем телесериале «Бригада». Оценила, насколько она, Валентина Теличкина, с ее внешностью, с ее особой эмоциональностью, со шлейфом всех-всех ее ролей, была необходима именно этому замыслу.

Сейчас многое поменялось: и героини у нового времени иные, и герои, и их наследники. Только вот тема любви почему-то не дается в новейших сценариях. А вспомните давнюю ленту «Портрет жены художника» А.Панкратова-Белого: не шедевр, зато ее часто показывают по телевизору. Восстановите в памяти, как два записных сердцееда, такие молодые Никита Михалков и Сергей Шакуров, сражались за сердце хрупкой и скромной Теличкиной (в ту пору, когда Михалков и Шакуров снимались в ролях героев-любовников, вернее, как точно сформулировала чистоту подобного «амплуа» критик Татьяна Москвина, «любовных любовников», о большем, нежели сердечное расположение, и «заикнуться» наш экран не мог). Так вот, как говорят нынче, «комментарии излишни». Зритель и так понимал, почему на таком заветном месте целью таких притязаний оказалась именно эта «жена художника». И почему ее выбор был единственно возможным — тоже.

Матвей Самохин

Тип
Раздел

реклама