Действующие лица эпохи Интернета

Книга у отдельно взятого театрального критика, собирающая под одной обложкой исключительно его собственные сочинения (а не монография, посвященная видному деятелю театра), выходит довольно редко. Очевидно, что на подобное событие нужно иметь право, требуется и отвага. Кроме того, когда собираются тексты, прежде существовавшие в виде газетных статей, — в этом дополнительная трудность. Не каждое суждение, сделанное, как правило, в режиме on-line (а у журналистов и критиков, пишущих в ежедневной прессе, времени в обрез), по прошествии некоторого времени остается самоценным. Да и одно дело судить других — такова уж участь критика, и совсем другое — перейти на противоположную сторону баррикад, самому стать предметом пристального рассмотрения. Марина Давыдова отважилась и представила свою книгу с ко многому обязывающим названием «Конец театральной эпохи». В ней попыталась запечатлеть еще свежие театральные события, не просто их зафиксировать, но выстроить модель современного отечественного театра, не так давно вписавшегося в мировой контекст, сделать некоторые выводы, утешительные и, совсем наоборот, очень жесткие.

Прежде всего надо отметить, что это прекрасно изданная книга: хорошая бумага, твердая обложка, без малого 400 страниц текста с именным указателем, отличным послесловием Инны Соловьевой и предисловием Эдуарда Боякова, одного из организаторов фестиваля «Золотая Маска», проектом которого данное издание и является. Тираж 5000 экземпляров — ныне это более чем для книги, посвященной театру. На обложке — театральные кресла, на одном из которых — забытый кем-то мобильный телефон как примета эпохи. Сегодня мы нет-нет да перелистываем сборники статей, написанных лучшими театральными критиками XIX — XX веков, многие из которых стали классикой, блестяще сделаны и современны, хотя что-то в той давней жизни кажется безнадежно устаревшим. Дай бог, чтобы по прошествии лет описываемая нами книга была интересна изучающим историю театра даже тогда, когда мобильный телефон на обложке покажется кому-то всего лишь вышедшим из употребления предметом. Есть спектакли, как пишет М.Давыдова, не теряющие своей ценности спустя годы: «Кавказский меловой круг» Стуруа или «Братья и сестры» Додина (их единицы в общем-то). А вот что предъявить миру спустя десятилетие сможет сегодняшний театр, будут ли жить спектакли, о которых мы столько сегодня говорим? Собственно, перед такой проблемой стоит и человек, излагающий свои мысли на страницах книги. Статьи в газете — одно, а книга — это как будто на века, оттого спрос выше.

Сейчас появилось много молодых и не очень молодых людей, гордо именующих себя критиками. Они строчат тексты о театре и кино в Интернет, в массу изданий, нарождающихся на свет божий, как грибы, и быстро исчезающих. Часто это люди случайные, плохо образованные, но дерзкие и уверенные в своей правоте. На этом унылом фоне не так уж и много людей, которые по-настоящему знают театр, увлечены им и, кажется, жизни себе не мыслят без него. Специалистов мало. Марина Давыдова — специалист. Можно с ней соглашаться или нет, но она сведуща, разносторонне образованна, поэтому ее суждения имеют для читателя смысл. Мы говорим, казалось бы, об элементарных вещах, но о них нельзя сегодня не говорить, поскольку именно они многими игнорируются.

Почему книга называется «Конец театральной эпохи»? Ведь театр скорее жив, чем мертв. Вероятно, потому, что отклонение от нормы позиционируется ныне в качестве нормы, на смену героям идут действующие лица, персонажи все больше жертвы, а крупных личностей — дефицит. И вообще жизнь театра в эпоху Интернета и рекламы — это совершенно особая жизнь. «Время выдающихся режиссеров продолжается... время спектаклей-легенд безвозвратно уходит», но «театр для людей если не жив, то хотя бы возможен» — последнее уже из области надежд. Время мастеров, царивших безраздельно, когда никакая молодая поросль и пробиться-то не могла и образовался зазор (среднее поколение просто выпало), прошло. Жизнь в конце концов взяла свое, и когорта молодых идет на прорыв. Приход племени next, молодых и других, со всеми своими плюсами и минусами, Марина Давыдова объяснила по-своему, но, кажется, очень точно. «Мы живем в конце прекрасной театральной эпохи. Мы стали свидетелями ее заката. Остается утешать себя тем, что закаты бывают иногда удивительно красивыми» — так завершается первый раздел книги — «Тенденции».

Всего в книге три раздела: есть еще «Портреты» и «Калейдоскоп». Не обязательно читать их последовательно. Можно открыть заинтересовавший текст где-нибудь в середине книги, а потом возвращаться к ее началу. В этом даже есть некоторый смысл, особенно если знакомы люди и спектакли, о которых пишет автор. Именно в рецензиях, опубликованных в свое время на страницах газет и оказавшихся теперь в последнем разделе, М.Давыдова очень эмоциональна, иногда резка, но всегда убедительна. И ее точку зрения принимаешь, с ней считаешься, даже если у тебя несколько иное представление о предмете. Прочитав главку «Николай Коляда: Конфетки-бараночки» о невиденном мной «Ромео и Джульетте» в Екатеринбурге, тут же поставила видеокассету спектакля, давно ждавшую своего часа. Резко захотелось посмотреть после прочитанного. Критик должен побуждать к походу в театр, а не отвращать от него.

Не упущен М.Давыдовой, кажется, ни один персонаж нашей текущей жизни, о котором более всего говорят: Олег Табаков, Кирилл Серебренников, Евгений Гришковец, Нина Чусова, титаны-режиссеры — Петр Фоменко, Анатолий Васильев, Лев Додин... В основном разговор идет о московских спектаклях, но, как говорит сама М.Давыдова, она-то живет в Москве, хотя не забыт и любимый автором немецкий театр, о котором она не так давно полемизировала с Олегом Табаковым в одном телешоу. Тот, начитавшись статей Давыдовой, поехал в Германию смотреть спектакли и был разочарован.

Портреты разные. Есть просто блестящие, законченные новеллы, например о Виктюке. Иных видишь другими глазами, но все же в главном совпадаешь. И вообще интересно идти за автором и проверять собственные, иногда уже и подзабытые впечатления. Страшно то, что многое из совсем недавно виденного напрочь вылетает из памяти.

М.Давыдова проявила известную смелость, поместив в книге послесловие Инны Соловьевой. Инна Натановна написала всю правду-матку, как она это умеет, без прикрас: что хорошо, а что не совсем, в чем и где промахи. Вроде бы такие вещи не для послесловия, это какие-то рабочие тетради с последующей работой над ошибками, очень личные. Но любой критик мог бы гордиться таким разбором своих полетов. Кстати, сама Соловьева говорит, что у нее-то такой книги, как у М.Давыдовой, нет.

Давыдова М. «Конец театральной эпохи». М.: «Золотая Маска», ОГИ, 2005.

Светлана Хохрякова

Тип
Раздел

реклама