Юрий Григорович: «У русских есть чувство „бельданса“»

Юрий Григорович принадлежит к тем художникам, с именами которых связаны важнейшие этапы развития мирового искусства. С творчеством Григоровича — судьба русского балета второй половины XX века. Авторитет президента Международного союза деятелей хореографии, почетного президента Комитета танца Международного института театра ЮНЕСКО Юрия Григоровича в балетном мире велик. Его знают все, а перечислить награды и звания (их более 40), которыми были отмечены достижения хореографа, не так просто. Особая тема его биографии — балетные конкурсы. Длительное время он возглавляет жюри международных хореографических состязаний в России, Финляндии, США, Швейцарии, Японии, Болгарии, Украине, Австрии, а также приза «Benois de la danse» — «Балетный Бенуа».

Через несколько дней, 20 июня, в Большом театре открывается Х Международный конкурс артистов балета в Москве, и Юрий Николаевич уже девятый раз станет председателем его жюри. В преддверии конкурса мы попросили Юрия Григоровича рассказать об этом форуме, который является яркой страницей истории мировой культуры.

— Мы гордимся, что Московский международный конкурс, один из старейших в мире (его опережает только варненский), пройдет в десятый раз. Юбилей конкурса — важная дата не только для русского балета, но и для танцевального искусства всех стран. Более трех с половиной десятилетий назад Правительство СССР вынесло решение о проведении этого конкурса в Москве, в Большом театре. И столица начала жить ожиданием. Первые конкурсанты вышли на сцену Большого театра 11 июля 1969 года, и министр культуры Екатерина Фурцева объявила конкурс открытым. Задолго до этого дня был сформирован конкурсный Оргкомитет во главе с великим Игорем Моисеевым и Международное жюри под председательством легендарной Галины Улановой. Тогда же сложились основные принципы и традиции состязания.

Основой его являлся классический танец. И до сих пор московский смотр — прежде всего соревнование в области классики, хотя участники исполняют и современные номера. В нашей стране классический танец прошел длинный и сложный путь развития. Накануне конкурса, провозглашающего классику своей главной темой, это нелишне вспомнить. Мы знаем историю и не собираемся выдавать себя за «сочинителей слонов»: система классического танца родилась не в России. Она — гениальное порождение европейского искусства, и со времен Петра Великого многие иностранные балетмейстеры, в основном французы и итальянцы, развивали классический танец на русской почве. Мариус Петипа, называвший Россию второй любимой родиной, гениально преобразовал классический танец, оказался одним из первых, кто понял, что русская пластика удивительно подходит балету. В России танцуют так же свободно, как в Италии поют. Однажды замечательная балерина, руководитель английской труппы Мари Рамбер сказала: «Итальянцы славятся «бельканто», а я бы сказала, что у русских есть чувство «бельданса». Думаю, это правильно. Мы с благодарностью вспоминаем и период накопления, и замечательный расцвет балета времен «Русских сезонов» Сергея Дягилева. Тогда весь Париж, который был, да и сейчас является центром культуры, говорил только о русском искусстве. Им восхищались Жан Кокто, Огюст Роден, Марсель Пруст.

После революции классический балет хотели убрать со сцены вместе с классической оперой. К счастью, оставались люди, понимавшие, какую ценность представляет балет. Среди них — Федор Лопухов, который не дал возможности умереть академической танцевальной системе. Особое достижение — советская школа классического танца с пророческой педагогической методикой Агриппины Вагановой. В достаточно закрытой общественно-политической советской системе сформировалась отечественная школа, до сих пор завоевывающая весь мир. Наш балет развивался по своим внутренним законам, воспринимая влияние народного и бытового танца. Как губка, он впитывал в себя элементы спорта и акробатики, доводя до совершенства знаменитую систему поддержек.

Когда открылся «железный занавес» и Большой балет выступил в Англии, то каждый спектакль сопровождался бешеным успехом. Пораженный мир замер перед возможностями мужского танца с мощными прыжками и вращениями. Его силовой и динамичный характер утверждался выдающимися танцовщиками, начиная от Чабукиани, Сергеева, Мессерера, Габовича, Ермолаева — всех и не перечислить... Русский театр оказался у истоков новой балетной традиции, нового взлета техники классического танца.

Театры всех континентов жадно впитывали «русский стиль», и хореография стала стремительно развиваться не только под прямым влиянием русской классической школы, но и при непосредственном участии ее мастеров. Эта классика, щедро подаренная Россией европейской культуре, остается основой нашего конкурса. Естественно, появляются новые танцевальные системы, рождаются новые танцевальные идеи. Первые московские конкурсы были смотрами молодых артистов, а балетмейстеры, поставившие участникам номера, поощрялись лишь дополнительной премией. Теперь формат конкурса расширился, появились новые номинации, и Московский международный стал соревнованием как для исполнителей, так и для хореографов. Это — замечательное достижение. Так что конкурс не стоит на месте, он — система открытая. Мы приветствуем все новое, но вглядываемся в него с высокого берега классического балета, который Игорь Стравинский так верно назвал торжеством порядка над произволом. Эти слова могли бы быть девизом московского смотра, положившего начало мировому конкурсному движению. Да здравствует его Величество русский балет!

Конечно, мы хотим, чтобы юбилейное состязание прошло торжественно. В преддверии Х конкурса стоит вспомнить, что он открыл миру сотни талантливых имен. И никто из лауреатов не затерялся в водовороте жизни. Они стали премьерами балетных трупп, а уже сегодня — руководителями театров.

Каждый крупный форум, а таким является Московский балетный, который проходит один раз в четыре года, дает возможность профессионалам оценить состояние различных школ, театров, мирового балетного искусства в целом. В жюри работали, пожалуй, все великие представители мирового балета. Нынешний конкурс будут судить директор Национального театра оперы и балета в Бордо Шарль Жюд и художественный руководитель балета Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко Михаил Лавровский, прима-балерины Наталия Бессмертнова и прилетевшая из США Наталия Макарова, председатель Национальной балетной ассоциации Японии Минору Очи и директор балетной школы при Миланском театре Ла Скала Анна Мария Прина, председатель Китайской ассоциации танца Бай Шусян и директор Балета Цюрихской Оперы Хайнц Шперли, ректор Украинской государственной академии танца имени Сержа Лифаря Юрий Станишевский и ведущий солист и педагог балета Софийской Оперы Бисер Деянов-Тодоров, директор Государственной школы балета Вены Алекс Урсуляк и директор Мюнхенской академии балета Констанц Вернон, художественный руководитель Академии русского балета имени А.Я.Вагановой Алтынай Асылмуратова и художественный руководитель Большого театра Республики Беларусь Валентин Елизарьев.

Традиционно смотр балетного будущего пройдет в Большом театре: показы всех трех туров состоятся на Новой сцене Большого, а церемонии открытия и закрытия — на Основной сцене, несмотря на то что в историческом здании уже начались реставрационные работы. Мы надеемся на новые открытия, которые, к счастью, случались всегда — Московский конкурс неизменно давал путевку в творческую жизнь многим звездам мирового балета. Надеюсь, что эта добрая традиция продолжится.

Записала Елена Федоренко

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Персоналии

реклама

вам может быть интересно