Фортепианные баталии

Конкурс пианистов имени Святослава Рихтера в БЗК

Музыкальные события нынешнего года проходят «под знаком Рихтера». 90-летие со дня рождения великого музыканта отмечалось в сезоне серией великолепных фестивалей: в ГМИИ имени Пушкина, в залах Московской консерватории — «Приношение Святославу Рихтеру». Теперь — еще один грандиозный музыкальный праздник. На сцене Большого зала консерватории вот уже две недели проходят прослушивания Первого международного конкурса пианистов имени Святослава Рихтера.

Для его устроителей (среди которых много разных организаций, в том числе Правительство Москвы, Московская консерватория, Фонд Святослава Рихтера, Фонд Скрябина и др.) ориентиром служили особенные свойства личности Рихтера, которая плохо укладывалась в заданные рамки общественного устройства и стремилась к вольному парению духа. Вероятно, с этим связаны такие моменты регламента, как отсутствие председателя в жюри, свободные программы на 60 и 75 минут на первом и втором туре соответственно, огромный выбор концерта с оркестром в финале. А главное — возрастной ценз. К участию в конкурсе допускаются исполнители от 23 лет и далее без ограничений. Это и символично — сам Рихтер единственный раз принял участие во Всероссийском конкурсе в 30 лет, — а также связано с определенной идеологией: собрать зрелых артистов, имеющих жизненный и концертный опыт, которым есть что сказать. Прибавим еще к этому тщательный кассетный отбор, отфильтровавший из более чем 100 заявок 31 участника из 13 стран.

Все это обусловило необычайно высокий артистический уровень, проявившийся уже на первых прослушиваниях. В сущности, получился срез мирового исполнительского мастерства в его главных тенденциях. Азиатская школа, представленная участниками из Кореи и Японии, все больше впитывает европейскую ментальность, рафинированность туше, соединяя по-прежнему высокую виртуозность с поэтичностью и темпераментом. Таким показались пианист из Кореи Йо Юнг Вук и японец Макото Уэна, исключительно ярко сыгравший на первом туре 12 этюдов Шопена ор.25, а на втором — Сонату си минор Листа, этюды Дебюсси и «Исламей» Балакирева. Оба они прошли в финал конкурса.

Европейская — в лице участников из Испании, Венгрии, Румынии, Израиля, Грузии — и российская школы теперь весьма сблизились по духу. Это неудивительно, ведь многие из них учились у наших профессоров, впитав тягу к интеллектуальности, концепционности мышления, стилистической отточенности, изысканности звуковой палитры. Поэтому так трудно было жюри перед вторым туром, когда приходилось выбирать между суперпрофессионалами, каждый из которых на любом другом конкурсе был бы в явных лидерах.

Наверное, ход мысли высокой комиссии, в которую в этот раз вошли крупнейшие музыканты современности — Дмитрий Башкиров, Элисо Вирсаладзе, Наталия Гутман, Алексей Любимов, Петер Коссе (Германия), Секейра Коста (Португалия — США), Данг Тхай Шон (Вьетнам), Минору Нодзима (Япония), Дарио де Роза (Италия), — никогда не воспринимается на конкурсах однозначно. Откровенно говоря, всеобщее разочарование вызвало отсутствие среди участников второго тура таких имен, как Петер Лаул (которого публика полюбила еще на Конкурсе имени Скрябина), венгра Балоша Соколаи, румына Ференца Визи... Впрочем, жюри стремилось проявить гуманность, пропустив вместо 12 человек — 13, учитывая действительно неординарный уровень события.

Пора, наверное, сказать персонально о российских участниках. Интригой конкурса стал приезд 58-летнего Вадима Сахарова — пианиста, хорошо известного отечественным музыкантам и в настоящее время проживающего на Западе. Его игра выгодно отличалась внутренней сдержанностью и личностной позицией. В этом русле, но более ярко и технически выверенно выглядел Эльдар Небольсин, также проживающий ныне во Франции, что и обеспечило ему выход в финал. Яков Кацнельсон — пианист, стремящийся к универсализму. Пожалуй, ему одному удалось в программе уравновесить сочинения откровенно виртуозные (как, например, шикарно прозвучавшая на первом туре увертюра к «Тангейзеру» Вагнера — Листа) и драматические (Импровизация и фуга Шнитке или Партита Баха № 1). Наконец, Вадим Руденко — дважды лауреат Конкурса имени Чайковского, не нуждающийся в особых представлениях. Всех их, а также представительницу Грузии Ани Такидзе мы вскоре услышим в финале, где, возможно, окончательно станет ясно, состоялось ли открытие подлинно неординарной личности. Будем ждать.

Евгения Кривицкая

реклама

вам может быть интересно

Михаил Аркадьев: метроритм Классическая музыка