Парад оркестров

Выдающиеся маэстро мира на фестивале в Колонном зале

Фестиваль, который будоражил умы в течение последних месяцев, начал свое победное шествие. То, что казалось сказкой — приезд самых прославленных дирижеров и известнейших симфонических коллективов, — стало реальностью. Уже после первых концертов — Израильского симфонического оркестра и его шефа Зубина Меты и Оркестра Тосканини (Парма) с Лорином Маазелем — стало очевидно, что задуманный как государственная культурная акция к Дню независимости России, фестиваль действительно претендует на место одного из важнейших событий этого музыкального сезона. Особую весомость всему проекту придает поддержка Президента РФ В.В.Путина, приветствие которого было зачитано главой Роскультуры М.Швыдким на торжественном открытии фестиваля.

Честь стать первыми выпала Зубину Мете, хотя, в сущности, последовательность появления дирижеров-звезд зависела только от их графика. Так, «пожизненный главный дирижер» Израильского филармонического оркестра (таков официальный статус маэстро), руководящий еще и флорентийским фестивалем «Maggio Musicale», и Баварской Оперой, Зубин Мета прилетел в Москву в свой единственный выходной.

Сообщив на пресс-конференции, что в Россию нет смысла везти русский репертуар, Мета предложил весьма пеструю программу из западной классики XIX века. Прозвучавшая для «разминки» увертюра «Леонора № 3» Бетховена еще раз подтвердила, что с этим композитором у маэстро сложные взаимоотношения. Пожалуй, наилучшее впечатление произвела симфоническая поэма Р.Штрауса «Веселые проказы Тиля Уленшпигеля»: колкий юмор музыки оказался близок настроению Меты, который смог воодушевить музыкантов и создать достаточно яркую интерпретацию.

А вот, казалось бы, сходная по духу «Фантастическая симфония» Берлиоза удалась далеко не во всем. Самая сложная часть по форме, по временному развертыванию — «Сцена в полях» — слушалась с неослабевающим вниманием. А эффектные «Шествие на казнь» и финальный «Шабаш», наоборот, получились вялыми, неуместно элегантными и нестрашными.

Впрочем, совсем без русской музыки Зубин Мета не обошелся, сыграв на бис прокофьевскую «Гибель Тибальда» — также добротно, качественно, но без драйва.

Вторым на подиум Колонного зала Дома союзов, принимающего этот парад оркестров, поднялся Лорин Маазель, изыскавший возможность исполнить две разные программы (к сожалению, график выхода газеты позволяет сейчас поговорить только о первом концерте). Вечер, где прозвучали фрагменты из итальянских опер и «Шехеразада» Римского-Корсакова, оказался практически полной противоположностью концерту-открытию. Перед нами на сцене сидели темпераментные музыканты, влюбленные в играемую ими музыку, с обожанием слушавшие своего дирижера.

Оркестр Тосканини — самый молодой участник российского фестиваля — организован в 2001 году на базе музыкантов Фонда Тосканини. Основу его репертуара составляют прежде всего сочинения, которые любил Артуро Тосканини. В этом списке — те самые увертюры к операм Верди «Сицилийская вечеря», «Луиза Миллер» и «Сила судьбы», которые вместе с танцами из «Отелло» с блеском прозвучали в первом отделении концерта. Хотя в буклете указано, что состав оркестра сборный — в том числе в нем играют концертмейстеры ведущих европейских ансамблей, тем не менее качество совместного музицирования было весьма отменным. Пожалуй, лишь медная группа иногда пыталась слишком выпятить свои игровые достоинства, зато все музыканты деревянной духовой группы (вплоть до флейты-пикколо в танцах из «Отелло») продемонстрировали высочайшую исполнительскую культуру. А Лорин Маазель, как настоящий полководец, подстегивал своих подопечных. У дирижера очень ясный жест, четко указывающий все вступления, всю динамику, так что неудивительно, что за весь концерт практически не было никаких инструментальных накладок.

Второе отделение было отдано русской музыке — «Шехеразаде» Римского-Корсакова. Это, прежде всего, красочная оркестровая партитура, где огромную роль играют солисты, в том числе концертмейстер. Очаровательная первая скрипка — Лоренца Боррани — вполне справилась с запутанными арабесками восточной сказительницы. И даже непредвиденная ситуация, когда на довольно значительное время на сцене воцарился неожиданный полумрак, не смутила артистку и ее коллег.

Вообще, по первому разу мелких накладок на фестивале было достаточно: в частности, почему-то концерты проходят без ведущего, так что публика вынуждена или в обязательном порядке покупать буклеты, или теряться в догадках, расспрашивая у соседей о том, что сейчас играют на сцене.

Правда, бисы и в этот раз исправно объявлялись: маэстро Маазель, потрясший своим произношением (хотя говорят, что это его первый опыт общения по-русски), анонсировал увертюру Россини к «Сороке-воровке», изящно вернувшись к итальянской опере. А после неистовой овации исполнил еще и фрагмент из «Арлезианки» Бизе, где наконец мы услышали настоящее, сочное звучание струнных, которого несколько не хватало в картинах океанской стихии «Шехеразады».

Евгения Кривицкая

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама