Три Марии

На Фестивале имени Святой Биргитты

13.09.2007 в 15:15

В Таллине прошел III Международный фестиваль. В уцелевших стенах большой монастырской церкви XV века на протяжении семи вечеров были исполнены не только вокально-симфонические фрески Онеггера и Орфа, опера «Демон» Рубиншейна, но и танцевальные модерн-вариации на темы балетов Чайковского, и танго-оперы «Мария из Буэнос-Айреса» Пьяццоллы.

За три года существования менеджмент фестиваля в лице Таллинской филармонии сумел понять, что для поиска своего зрителя нужно предлагать если не максимальный диапазон жанров, то, как минимум, выдерживать два важных полюса — элитарность и массовость. Местоположение фестиваля неразрывно связано не только с культовым сооружением — руинами монастыря Святой Биргитты XV века, но и с самым популярным местом отдыха горожан и паломничества туристов — зеленым районом Пирита. В этом году здесь проходила международная парусная регата, и во время появления заглавного героя в одной из кульминационных сцен оперы «Демон» оттуда раздавался гром фейерверка. Чтобы быть замеченным среди этих фейерверков современной культуры, менеджмент «Биргитты», конечно же, вынужден соблюдать правила привлекательных, хорошо продаваемых шоу. Фактически каждое из семи представлений этому требованию соответствовало, сохраняя при этом и строгие классические контуры.

Идеальным попаданием в десятку стала премьера — оратория «Жанна д’Арк на костре» Артюра Онеггера, открывшая «Биргитту» и словно бы предназначенная и сюжетом, и жанром для «монастырского» фестиваля. В прошлом году таким попаданием была «Кармина Бурана» Орфа, которую с успехом повторили снова. И история Жанны, и судьба покровительницы фестиваля — Святой Биргитты складывались в драматичном XV веке. Хотя мученической смерти Биргитте, в отличие от Жанны, испытать не пришлось: в ранг святых она попала благодаря активному подвижничеству в период укрепления христианства и многочисленным видениям.

Режиссер Юллар Сааремяэ вместе с художницей Кристи Леппик и автором видеопроекций Таави Вармом выстроили монументальный и кристально ясный образ оратории Онеггера — Клоделя, в котором не пропал, кажется, ни один из множества ее символических смыслов. В этом им помогли дирижер действа Ану Тали с Таллинскими филармониками и сводным хором и гениальная молодая драматическая актриса Миртель Похла. Интерес слушателей, без сомнений, был прикован не в последнюю очередь к музыке Онеггера, в которой также соблюден баланс массового и элитарного. Онеггер, четко представляя адресат жанра — огромные слушательские массы, озаботился насытить партитуру такой экзотикой, как саксофоны и недавнее изобретение начала ХХ века, прототип электронных клавишных Ondes Martenot. Зная о давней любви народа к зрелищам, устроители озаботились и настоящим грозным пламенем в финале, в котором пришлось греться исполнительнице главной партии и из которого под занавес выпорхнул белый голубь.

Свой репертуарный образ фестиваль «Биргитта» еще активно ищет, и впереди, судя по увиденному, его публику ждет еще очень много неожиданностей. Пока что стабильную основу фестивальных программ составляет классика в ее театральных и вокально-ораториальных формах, если не считать вечера элегантных джазовых импровизаций на балеты Чайковского от эстонских биг-бенда, танцевальной труппы и финского аранжировщика Анти Сарпила, шедших вперемежку с классическими номерами и танго-оперы. Что же касается идейной подоплеки репертуара, то она скорее свободна, чем привязана к какой-либо объединяющей тематике. Хотя продюсер фестиваля Хейли Ваус-Тамм рассказывала, что в этом году задумывалось объединить выбранные произведения темой «Мария».

От задумки остались три Марии: главная героиня оперы Пьяццоллы «Мария де Буэнос-Айрес», Марией по сходству сюжетов — не судьбы, но страсти, пассионы — была Жанна д’Арк и третья — Мария Каллас, приношение которой было устроено силами артистов Новой Оперы. Их появление на фестивале не было случайностью: Эри Клас, художественный руководитель «Биргитты», является ныне и главным дирижером московского коллектива. Сцена сумела без единой накладки адаптировать технически сложный спектакль этого театра с небезупречной эстетикой — «Демон» Рубинштейна. Эри Клас дирижировал двумя балетными хитами в исполнении Имперского русского балета Гедиминаса Таранды — «Болеро» Равеля и «Кармен-сюитой» Бизе-Щедрина. Оба шедевра, разумеется, прошли под гром оваций. В публике уже начали сравнивать «Биргитту» с фестивалем в Савонлинне. А между тем на следующий год директор Таллинской филармонии Юри Лейтен уже запасся визитом Шанхайской Оперы и премьерой оперы Бриттена «Поворот винта».

Владимир Дудин

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Биргитта

Персоналии

Артюр Онеггер

Произведения

Жанна д’Арк на костре

просмотры: 564