Когда настанет время королевы Ядвиги?

Новый юбилей Кшиштофа Занусси

Кшиштоф Занусси

Пятьдесят лет в кино — юбилей значительный даже для такого неизбывного трудоголика и нестареющего оптимиста, как польский кинорежиссер Кшиштоф Занусси. Жизнь его так многогранна и насыщенна, что просто некогда замечать летящие годы. Кшиштоф Занусси возлавляет киностудию «Тор», пишет сценарии и книги, ставит спектакли в европейских театрах, участвует в работе различных международных организаций, занимается благотворительностью и размышляет о смысле жизни. В начале нынешнего года он издал свою новую, юбилейную, книгу «Силуэт актера».

— Во время такого юбилея трудно обойтись без банального вопроса: каким своим картинам вы, пан Кшиштоф, отдаете предпочтение?

— Особенно близок мне цикл «Структура кристалла», «Иллюминация», «Констанс» и «Жизнь как смертельная болезнь, передаваемая половым путем». «Императив» — фильм о путях веры к сердцу человека, получивший признание у вас, в России. Эти фильмы очень глубокие, личностные, но я знаю, что многим зрителям больше нравятся мои социально-бытовые работы, такие как «Семейная жизнь», «Контракт» и «Прикосновение руки».

Дорог мне и диптих «На добрую и злую долю», повествующий о польских эмигрантах, изгнанных из социалистической Польши в тысяча девятьсот восемьдесят девятом году во время военного положения. И вот они, «умудренные и усталые», возвращаются на родину с багажом своего печального западного опыта и разочарований и встречаются дома с теми, кому капитализм еще кажется новым прекрасным миром.

— Вам так же, как и остальным классикам польского кино, пришлось пятьдесят лет жить и творить в двух различных социальных системах. В какой из них вам было интереснее работать? Многие польские режиссеры не скрывают, что у них никогда не было такой замечательной зрительской аудитории, как в социалистической Польше. Испытываете ли и вы ностальгию по поголовной польской киномании?

— Правда в том, что в те времена поляки действительно боготворили родное кино, даже несколько идеализировали, и с нетерпением ждали новых фильмов. Любая продукция находила своего благодарного зрителя.Но нельзя радоваться искусственным привилегиям, которые возникали из-за глобальных запретов чиновников на импортное кино.В социалистической Польше поляки могли смотреть только польские фильмы. Интерес к Голливуду воспринимался как измена родине. Поэтому режиссеры и собирали бурные аплодисменты, которых не всегда были достойны. Сегодня мы должны пробиваться через плотную материю испорченных вкусов, всеядности и вседозволенности. Но я не согласен с утверждениями о кризисе кино. Польские зрители возвращаются в кинотеатры и тоскуют по серьезным фильмам.

— Не будем игнорировать дежурный вопрос о ваших планах, о любимых кинопроектах и возможности их реализации. Здесь и черная мелодрама о пересадке сердца с Богданом Ступкой, и романтическая мелодрама с Софи Лорен, которую живо обсуждают в Польше.

— Я действительно получил согласие от Софи Лорен принять участие в моем фильме. И быстро написал сценарий «Глубокий вздох», который показал актрисе во время нашей встречи в Женеве.

Софи Лорен старше меня на четыре года, а выглядит как моя дочь. Эта гениальная актриса — не менее гениальная красавица. Она производит впечатление цветущей сорокалетней женщины, у нее чудесное лицо и прекрасная фигура. Не знаю, как она этого добивается, и не пытаюсь понять. Но всем известно, что ей за семьдесят, и очень трудно снимать романтическую ленту с актрисой в таком возрасте.

И я придумал захватывающий синтез триллера и мелодрамы, в котором благородный герой будет спасать прекрасную, одинокую и недоступную певицу Софи Лорен, даму без возраста. Съемки будут происходить в Швейцарии.

Работаю я и над психологической драмой, рассказывающей о мужчине, случайно ставшим «жиголо», и молодой эмансипированной немке, впитавшей эту бессмысленную эмансипацию с молоком своей матери «хиппи». Хочу показать, что даже на самом социальном и моральном дне человек может сохранить достоинство.

Уже проведены переговоры с немцами, россиянами и казахами, идет сотрудничество с талантливым сценаристом Рустамом Ибрагимбековым.

Я много езжу по свету, ищу и нахожу сюжеты для фильмов. Например, из Китая я привез недавно сюжет для картины, действие которой разворачивается в Харбине после первой мировой войны, когда этот город был заполнен русскими и поляками.

Я придумал в ней роль специально для любимого мною Никиты Михалкова, блистательно сыгравшего в моем фильме «Персона нон грата». Налицо отличная перспектива международной коопродукции, совместного польско-китайско-российского производства.

— Но главная ваша боль и надежда, пан Кшиштоф, — это гигантское историческое полотно «Королева Ядвига». Эта польская королева и святая жила в конце четырнадцатого века. К лику католических святых Ядвига была причислена уже в наши дни Папой Римским Иоанном Павлом II.

— Сценарий «Королевы Ядвиги» я начал писать тринадцать лет назад. И все эти годы мечтал о реализации своего замысла. Тема осталась актуальной: вера, любовь, долг.

Мне хотелось рассказать о необыкновенной личности будущей святой, о противоречии долга и любви, об истинной вере Ядвиги и ее самопожертвовании. Люди тогда легко относились к религии, из корыстных соображений легко меняли вероисповедание. Только Ядвига не торговала верой, а истинно верила.

Церковное предание сообщает, что в момент мучительных сомнений к юной королеве явился Иисус Христос и повелел выйти замуж за князя Ягайло, чтобы Литва стала христианской. И Ядвига смиренно жертвует собой и становится третьей женой старого князя, причем женой нелюбимой.

Я предполагал, что это будет дорогой фильм. Ведь достоверность всегда стоит дорого. Средневековье было совершенно не таким, как мы его сейчас представляем. Нынешние европейские вылизанные «старувки», раскрашенные и невероятно фальшивые, не имеют ничего общего с городами средневековой Европы, которые неслучайно назывались вонючими городами.

— Выбрали ли вы, пан Кшиштоф, героиню на роль королевы Ядвиги? Какой национальности она будет? Наверное, непрофессиональной актрисе очень сложно сыграть такую драматичную роль?

— Все режиссеры знают, что труднее всего снимать детей и животных. И нельзя подбирать заранее исполнителей детских ролей. У меня уже был случай, когда я заранее выбрал девочку для съемок, а через полгода на съемочную площадку приехала повзрослевшая и возмужавшая «бабушка». Поэтому кастинг буду проводить прямо перед съемками, и еще не знаю, буду снимать польку или француженку. Да и неясно, когда же настанет время «Королевы Ядвиги». Поначалу было получено согласие от спонсоров многих стран и организаций, заинтересовалось «Королевой Ядвигой» и польское телевидение, заказавшее мне сценарий для телесериала. Оно же пытается похоронить этот уникальный проект.

Ксения Авдеева

Тип
Раздел

реклама

вам может быть интересно