Итоги «Маски»: мнения экспертов

16 апреля в столице завершился очередной всероссийский театральный фестиваль «Золотая маска». О его итогах в музыкальном театре, точнее в опере и балете, рассуждают эксперты Belcanto.ru Игорь Корябин и Екатерина Беляева.

Премия абсурда

Если говорить об оперной составляющей, то Российская национальная театральная премия и фестиваль «Золотая маска» быть лицом национальных достижений в этой сфере музыкального театра давно уже перестали.

Фестиваль превратился в весьма тенденциозный «междусобойчик» экспертного совета, замкнувшегося исключительно на собственных околотеатральных амбициях,

а жюри — в лояльного проводника воли «определяющего меньшинства». На пьедестал достижений в оперной режиссуре эти амбиции год от года выдвигают сомнительные ценности пресловутой «режиссерской оперы», так что

в театральном обиходе давно уже прописался термин «масочный спектакль».

В эту категорию попадает и главная «ударная» тройка нынешних «выдвиженцев» — спектакли откровенно провальные и беспомощные: «Сказки Гофмана» (Мариинский театр), «Руслан и Людмила» (Большой театр) и «Сон в летнюю ночь» (Московский музыкальный театр им Станиславского и Немировича-Данченко).

Единственным оправданием скучнейшей и надуманной постановке «Сказок Гофмана» Василия Бархатова может служить лишь участие в ней в ролях всех четырех злодейских ипостасей выдающегося баса современности Ильдара Абдразакова:

присуждение ему награды за интерпретации мужских ролей не подлежит сомнению.

Постановочное дилетантство «Сна в летнюю ночь», оцененное как «лучший спектакль в опере», и две частные награды «злому гению» отечественной «режоперы» Дмитрию Чернякову — за лучшую режиссуру и лучшую сценографию его студийно-ученического спектакля «Руслан и Людмила» — весьма красноречиво говорят о том, что нынешний оперный театр если и не умер, то «тление по нём заметно проступило».

На этом фоне совершенно очевидно, что никаких шансов на победу не было ни у вполне достойного спектакля Александра Тителя «Война и мир», в котором, правда, «Мир» был гораздо слабее «Войны», ни у откровенно «гэговского» и однозначно прикольного «Запрета на любовь» Дмитрия Бертмана, ни у эстетически цельной и интеллектуально изысканной екатеринбургской продукции под названием «Граф Ори» (режиссер-постановщик — Игорь Ушаков).

А между тем,

именно «Граф Ори» на нынешнем фестивале, стал единственным живительным глотком свежего воздуха.

В этой французской комической опере Россини номинированный Дмитрий Трунов (Граф Ори) сделал всё от него зависящее и потому явно снискал к себе подлинно профессиональное уважение. А номинированные Ирина Боженко (Графиня де Формутье) и Надежда Бабинцева (Изолье), а также неноминированные Олег Бударацкий (Гувернер) и Георгий Цветков (Рембо) оказались просто на высоте.

И словно спохватившись, что «Граф Ори» получил всего лишь одну «Маску» за великолепные костюмы Ирэны Белоусовой, Екатеринбургскому театру оперы и балета в качестве специального приза жюри присудило и другую — «За творческий прорыв». А это уже вселяет надежду на то, что «творческий прорыв» наметился и в недрах «Золотой маски»…

Игорь Корябин

Мат вместо танцев

Балетное меню «Золотой маски»-2013 было богатым и разнообразным, впрочем, как всегда. Главная особенность этого года — приятное изобилие провинциальных спектаклей надлежащего уровня и никакого засилья премьер Большого и Мариинки.

Главный театр страны вообще не фигурировал как претендент на балетные маски.

Это не совсем справедливо. Дело в том, что экспертный совет выдвигает тот или иной спектакль, или артистов в нем занятых, на основании конкретного посмотренного в конкретный день спектакля (в какой день позвать экспертов — решает сам театр). В результате

без внимания остались два дебюта замечательной молодой балерины Большого театра Ольги Смирновой

в премьере триптиха Дж. Баланчина «Драгоценности». А между тем Ольга блеснула и в «Бриллиантах», и в «Изумрудах», но ее не видели эксперты.

Выступления Смирновой стали, безусловно, более мощным высказыванием, чем участие номинированной Екатерины Кондауровой в мариинском «Сне в летнюю ночь» того же Баланчина или маловыразительного дебюта Эрики Микиртичевой в «Сильфиде» П. Лакотта в «Стасике». Таланта и способностей Кондауровой никто не оспаривает (ее, правда, в итоге и не наградили), но незамеченный главной национальной премией прорыв Смирновой в премьерном спектакле Большого лично меня очень расстроил.

Жалко также, что в масочной афише отсутствовали симпатичные новинки Большого — «Классическая симфония» С. Прокофьева в хореографии Юрия Посохова и «Dream of Dream» Йормы Эло.

Особняком стоит неугомонная Диана Вишнева,

которая постоянно радует публику и критиков своими проектами. Но в данном случае балерина представила проект, в котором не было ни одного однозначно талантливо поставленного спектакля, созвучного, скажем «Лунному Пьеро» Шенберга в хореографии Алексея Ратманского, сделанного для Дианы два года назад в рамках ее сотрудничества с Сергеем Даниляном и «Ардани».

Артистизм, элегантность, трудолюбие Дианы вызывают уважение,

и если бы существовала какая-то премия, поощряющая ньюсмейкеров в искусстве, то Вишнева стала бы первой на нее претенденткой, но конкретно соединенные в триптих «Диалоги», потухший спектакль Марты Грэм «Лабиринт», занудноватый балет Ноймайера «Диалог» и броский, но надоедающий глазу через пять минут после начала, балет Поля Лайтфута и Соль Леон «Объект перемен»,

не оставили впечатление, что это было лучшее танцевальное зрелище года.

Гай Вайцман и Рони Хавер, названные лучшими хореографами за «Историю солдата» в рамках проекта «Платформа», вызывают в целом симпатию, как творцы модного типа спектакля, но их крошечный вклад в искусство хореографии (танцев в «Солдате» практически не увидишь)

едва ли можно сравнить с масштабной работой Вячеслава Самодурова в Екатеринбурге («Amore Buffo») или Алексея Мирошниченко («Шут») в Перми.

Легко допустить, что их многонаселенные балеты просто не понравились жюри, а грубовая поэтика «Истории солдата» (сотканная по большей части из мата, рева ударных и декламации) поразила в самое сердце, но причем здесь номинация на звание «лучшего хореографа»?

Екатерина Беляева

реклама

вам может быть интересно

Gustavo el Grande Классическая музыка