Красное — женское

В Москве дала концерт Элина Гаранча

25.09.2008 в 22:02

Фото Руслана Шамукова

В Большом зале Московской консерватории выступила певица из Латвии Элина Гаранча. К сожалению, оказалось, что имя более чем востребованной сегодня в Европе певицы мало что говорит москвичам: партер зиял досадными пустотами. А ведь всего двумя неделями раньше казалось, что столица переживает настоящий вокальный бум. Концертное исполнение оперы Беллини «Капулетти и Монтекки» вызвало ажиотаж. Но опера, пусть и в концертном виде, это одно, а сольный концерт — совсем другое. Патриция Чофи и Анна Бонитатибус, исполнявшие главные партии в «Капулетти и Монтекки», полюбились московской публике именно в оперных партиях, а не сольными выступлениями. Да и во всех странах мира артист приобретает популярность прежде своими сценическими работами, а потом уже, как дополнение, выходит на концертную эстраду.

Увы, но в случае с Элиной Гаранчей случилась та самая обычная невстреча, в которой некого, в общем-то, упрекать. Год назад Гаранча триумфально спела премьеру «Кармен» в Латвийской Национальной Опере. Вскоре после этого театр отправился покорять российскую столицу, но уже без своей самой яркой звезды: Гаранча в Москву не приехала. Как знать: если бы тогда она спела Кармен в Москве, может, сейчас зал был бы полон. Сколь зажигательной она может быть в этой роли, мы теперь более-менее знаем: программу концерта венчала мини-сюита из оперы, в которую вошли три самых известных номера: хабанера, сегидилья и цыганская песня. В этот момент зал окончательно «поплыл», сменив начальную настороженность на горячую симпатию.

Настороженность эту вполне можно было понять и даже разделить: первое отделение концерта напоминало обязательную программу фигуриста, в которой спортсмен (читай — исполнитель) должен в первую очередь показать свою технику. Две арии Моцарта (одна — концертная, другая — оперная, из «Милосердия Тита») и каватина Ромео из «Капулетти и Монтекки» Беллини на большее, кажется, не претендовали. Красивый голос, ровно выстроенный по всему диапазону и естественный по звучанию — это уже много, но еще не все. В мужских ролях (Секст из «Милосердия Тита» и Ромео из оперы Беллини) певице не хватало, как ни смешно это прозвучит, мужского начала, к примеру, тех обаятельных мальчишеских ноток, которыми наделяла своего Ромео Анна Бонитатибус.

В промежутке между Моцартом и Беллини произошло примечательное событие: овация после увертюры к «Вильгельму Теллю» Россини. Оркестр «Новая Россия», обычно звезд с неба не хватающий, провел ее воодушевленно и слаженно. В сюжете концерта появилась новая интрига: дирижер из ожидаемого по привычке оруженосца звезды превратился в самостоятельную художественную величину. Это было тем более любопытно, что Карл Марк Чичон и Элина Гаранча — муж и жена. В итоге баланс творческих интересов был соблюден практически идеально: Чичон аккуратно аккомпанировал супруге и дал проявить себя оркестру.

На второе отделение Гаранча вышла в красном платье вместо синего. Началась, продолжая сравнение со спортом, произвольная программа. Арии из испанских сарсуэл оживили публику, а три ударных эпизода из «Кармен» завершили покорение Москвы. Высокое меццо латвийской примы отлично подходит к этой партии, а когда сквозь прибалтийскую невозмутимость начали проступать черты отчаянной цыганки, гармония отношений с залом была установлена. Стоит отметить, что даже в концерте был заметен сценический потенциал певицы. Пение дается ей без внешних усилий, без раскачиваний и гримас. Стройная фигура (других у нынешних звезд, кажется, не бывает) и симпатичная внешность дают Элине Гаранче возможность воплотить самые разные режиссерские идеи, благо певица не отвергает идею современного режиссерского театра.

На бис супруги принялись методично гасить последние очаги сопротивления в партере: неаполитанской песней, еще одной сарсуэлой, изысканной арией Пуччини (O mio bambino caro из оперы «Джанни Скикки») и залихватски сыгранной оркестром обработкой эстрадного шлягера «Тико Тико». На бис супруги принялись методично гасить последние очаги сопротивления в партере: неаполитанской песней, еще одной сарсуэлой, изысканной арией Пуччини (O mio bambino caro из оперы «Джанни Скикки») и залихватски сыгранной оркестром обработкой эстрадного шлягера «Тико Тико».

Дмитрий Абаулин

реклама

вам может быть интересно

Диплом для Венгерова Классическая музыка

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Большой зал Московской консерватории

Персоналии

Элина Гаранча

Коллективы

Новая Россия

просмотры: 667